2 октября 2022, воскресенье, 8:59
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Замкомандира полка Калиновского: Лукашенко спрятаться будет негде

26
Замкомандира полка Калиновского: Лукашенко спрятаться будет негде
Вадим Кабанчук
Фото: «Белсат»

Час расплаты придет.

Заместитель командира воюющего в Украине белорусского полка имени Кастуся Калиновского Вадим Кабанчук дал большое интервью программе сайта Charter97.org Studio Х97.

«Путин и Лукашенко закончат, как военные преступники. Если они доживут до этого момента, они будут осуждены Международным трибуналом. Если не доживут, разные могут быть варианты. Справедливость восторжествует, отсидеться в бункере не удастся. Хотя Россия географически по размерам большая, у Путина еще есть разные убежища. А товарищу Лукашенко где прятаться? Современные средства разведки, мониторинга и поражения могут простреливать Беларусь с одного края до другого. То, что они стреляли ракетами, взлетала авиация с территории Беларуси — этого же украинцы не забудут», - уверен белорусский доброволец.

Приводим видео и полный текст интервью. Ведущий — Евгений Климакин.

Подписывайтесь на Youtube канал «Хартии-97» - charter97video. Поделитесь видео с друзьями. Ставьте лайки и пишите комментарии.

— Вадим, в первую очередь, хочу спросить вас как заместителя командира полка имени Кастуся Калиновского: как боевой дух вообще сейчас у калиновцев?

— Боевой дух, как у всех в ВСУ — на высоте. Все знают хорошие новости с фронта: мы наступаем, причем такими темпами, которых и противник не ожидал, это стало сюрпризом для всех.

— С начала сентября уже тысячи квадратных километров отвоеваны. Вы скажите, это повод для радости? Потому что на фоне страшных событий все-таки есть тревожность.

— Безусловно, у россиян еще сохраняется большой военный потенциал. Потому что, к сожалению, при таком масштабном наступлении они так драпанули, что мы взяли относительно немного пленных, если брать масштабы самой операции. Пленных сотни, а должны были попасться тысячи. Но они, видно, вовремя сообразили и дали приказ бросать амуницию, технику и драпанули. Сейчас наши парни разбирают, на многочисленных видео и фото документируются эти брошенные танки и другая техника.

Ждать ли от них подвоха? В принципе, от них всегда надо ждать подвоха. Расслабляться нельзя. Потому что мы все прекрасно понимаем, что они только подранены, но зверь еще не добит, их еще предстоит добить.

Кстати, мне в последнее время нравится изменение риторики высшего политического руководства Украины — это известная статья Залужного и заявления секретаря СНБО Данилова, которые стали говорить, что нужно, чтобы прийти к логическому завершению этой войны. Фактически мы должны исходить из национальных интересов Украины и руководствоваться только этим. Возможны действия, которые будут перенесены вглубь территории России, потому что надо уничтожить инфраструктуру, с помощью которой россияне нападали на Украину. Кстати, это относится не только к России, но и к Беларуси.

— Как, на ваш взгляд, дальше будет развиваться ситуация? Какие мы видим возможные сценарии ее развития?

— Наступление не может продолжаться бесконечно. Украинская армия, Вооруженные силы Украины будут вынуждены взять оперативную паузу, так как сейчас растянуты коммуникации, нужно подтягивать резервы. Насколько я понимаю, наши возможности не безграничны. То, что сейчас произошло, само по себе уникально и достигнуто в основном, потому что Генштаб Украины переиграл в военном отношении, россияне клюнули на дезинформацию, что готовится масштабное наступление на Херсонщине, стянули туда наиболее боеспособные силы и достаточно расслабленно себя чувствовали на других направлениях, за это и поплатились.

Классически как проводятся такие контрнаступления? Наносится основной удар, вспомогательный удар и блокирующий удар. Сейчас основной удар нанесен по Харьковщине, был вспомогательный удар на Херсонщине, который начался на сутки раньше, и сейчас, возможно, ВСУ готовит блокирующий удар. Время покажет. Я думаю, мы еще станем свидетелями хороших новостей.

— Вадим, я читал внимательно ваше интервью, которое вы дали месяц назад, и вы говорили о том, что Украина должна помнить и ни в коем случае не забывать, и Польша должна об этом помнить, и страны Балтии, что есть Беларусь и Лукашенко. Либо он, либо какие-то другие кремлевские холуи могут принять решение ввести регулярные белорусские уже войска на территорию Украины. Изменилась ли за этот месяц ситуация? По-прежнему ли вы считаете, что это может произойти или уже риск этого упал?

— Перманентная угроза сохраняется со стороны Беларуси. Но это не угроза ближайшего времени, ближайших двух недель, возможно, даже и не месяца. Потому что для того, чтобы им нарастить группировку вторжения со стороны Беларуси, нужны время и ресурсы. Все помнят, когда они готовили наступление в феврале 2022 года. Вся Беларусь транслировала и скидывала многочисленные колонны, которые двигались к границе Беларуси и Украины. Примерно тоже самое им надо сделать и сейчас, если они готовят нападение.

Наступательного потенциала белорусской армии недостаточно. Они могут совершать какие-то небольшие провокации на границе, но не более того. Никакое продвижения вглубь невозможно с тем потенциалом, который имеет белорусская армия. Плюс моральный дух белорусской армии и так не был на высоте, а после того, как они увидели, что сейчас происходит с российской армией на территории Украины, я думаю, он стал еще меньше.

Как заметил один из украинских аналитиков и передал, кстати, «привет» Лукашенко, что по своей совокупности и структуре войска, которые сейчас опрокинуты на харьковском направлении, по размерам примерно сопоставимы с белорусской армией. «Привет» товарищу Лукашенко: вместе с белорусскими добровольцами Вооруженные силы Украины могут тоже самое сделать и с Вооруженными силами Республики Беларусь.

— Все мы очень надеемся, что этому «товарищу», который нам никакой не товарищ, а враг Александр Лукашенко, икнется и аукнется уже в этом году. Наверняка, у вас есть люди и вы знаете ситуацию и настроения среди белорусских военных. Что там, какие сейчас настроения? Они боятся? Им надоел тиран-марионетка кремлевская Лукашенко?

— Они и раньше-то особо не хотели воевать. Кстати, я поддерживаю то, что наши белорусские военнослужащие реалисты, они понимают, за чьи интересы они будут воевать в Украине. У нас была информация, что 7 из 10 военнослужащих не хотят воевать, не хотят принимать участие в этой агрессивной войне. Они и так поняли, что Российская Федерация уже пробуксовала, несмотря на всю пропаганду, которая льется из экранов телевизоров.

Сейчас они поняли, что Российская Федерация на самом деле — это колосс на глиняных ногах, и все эти бравурные заявления про вторую армию мира - не более чем пропаганда. Они на деле оказались армией из XX века, которая «можем повторить», «на Берлин» и так далее. Они фактически и повторили «подвиг» 1942 года, когда на тех же самых географических местах, на тех же направлениях десятки тысяч военнослужащих Красной армии были взяты в котлы и уничтожены, убиты. «Можем повторить».

— Вы допускаете сценарий ликвидации Лукашенко, Путина своими же?

— Все возможно, но насколько я понимаю ту отрицательную селекцию, которую произвел Лукашенко, да и Путин тоже, там не осталось достойных личностей, которые могли бы пойти на такой решительный поступок. Если и есть какой-то шанс, то очень минимальный.

— Относительно численности полка Калиновского. Какая тенденция сохраняется? Ранее белорусы ехали к вам активно, основная масса ребят приехала в начале войны. Сейчас это продолжается или приутихло уже?

— К нам продолжают ехать ребята, может, уже не таким большим количеством, как это было вначале войны. Но постоянно подъезжают новые рекруты. В принципе, происходит нормальная ротация, когда часть ребят едет назад к своим семьям или по своим каким-то делам. Потому что война уже идет более полугода. Не каждый думал и рассчитывал на такое длительное время ехать в Украину. Приезжают новые ребята, обучаются, меняют старых, кто-то из старых возвращается опять. То есть, такие ротационные происходят моменты.

То, что часть диаспоры сейчас находится на своих местах, и в Польше и Литве создаются и разворачиваются структуры для прохождения обучения, тренировок, вышколов - это очень важно, люди не будут сосредотачиваться на одном месте, только в Украине. Фактически сейчас будем растягивать внимание диктатуры по всему периметру границ. Поэтому даже тем, кто не имеет такой возможности, мы недавно ставили сообщение на своих каналах о том, что не надо сильно переживать, если вы не можете получить визу, приехать и присоединиться к полку.

Проходите обучение, тренируйтесь индивидуально в Беларуси. Ваше время придет. Имеется ввиду создание силового резерва на территории Беларуси.

— Я не имею права у вас спрашивать, где вы сейчас находитесь. Это естественно, я понимаю, военная тайна. Расскажите, пожалуйста, в каких горячих точках калиновцы сражались, после 24 февраля где вы были?

— Предместье Киева, Ирпень, Буча, Северодонецк, Лисичанск, Васильков, потом наши парни были на юге Украины, да они и сейчас там продолжают принимать участие в наступлении, в том числе. Есть еще наши подразделения в другом месте. Географию называть не имею права.

— Где тяжелее всего было?

— Наверное, наибольшие бои, где наши участвовали — это были Северодонецк и Лисичанск. Мы там наибольшие потери понесли. Всем известно, когда попала фактически в засаду группа «Бреста», там погибло несколько ребят и двое попали в плен. Еще было контрнаступление локальное на юге, на Херсонщине, в районе Давыдов-Брода. Наши парни тоже там принимали участие. И так как для большинства это был вообще первый бой такой масштабный, общевойсковой, то это тоже считается для нас значительная операция.

— Я сам украинец и у нас практически каждая семья кого-то уже потеряла. Если не родственника, то близкого друга, знакомого, соседа. И вам это хорошо знакомо, потому что вы побратимов теряли уже не один раз. Вопрос, который очень актуален для всех нас. Как нам людьми остаться, чтобы нас эта ненависть не съела? Ненависть к противнику, ненависть к врагу. Вы себе задаете этот вопрос, как сохранить себя?

— Я для себя решил, что все эти рефлексии должны быть оставлены на потом, на после войны. Потому что, если мы начнем ударяться в крайности, то это все-таки дестабилизирующий фактор для психики человека и, как говорят, можно просто с катушек слететь, если все близко принимать к сердцу, в том числе, и то, что они сделали на территории Украины.

Понятно, что в голове нормального человека не укладываются эти вещи, тем более в XXI веке. Им это забыто не будет, в том числе, украинцы никогда не забудут то содействие в агрессии, которое оказал режим Лукашенко. Час расплаты придет. Как говорят, месть — это то блюдо, которе подают холодным.

— А какой должна быть расплата в случае двух этих нелюдей: Лукашенко, Путина и все эти свиты вокруг?

— Они закончат, как военные преступники. Если они доживут до этого момента, они будут осуждены Международным трибуналом. Если не доживут, там разные могут быть моменты. Справедливость восторжествует, отсидеться в бункере не удастся. Хотя Россия географически по размерам большая, у того же Путина есть разные убежища.

А у нашего товарища Лукашенко, где ему фактически прятаться? Современные средства разведки, мониторинга и поражения могут простреливать Беларусь с одного края до другого. То, что они стреляли ракетами, взлетала авиация с территории Беларуси — это же украинцами забыто не будет.

— В одном из ваших интервью вы сказали, что после победы Украины, конечно, хотели бы освобождать Беларусь от режима, от диктатуры. Как вы себе это представляете? Как вы это видите?

— Я не буду сейчас раскрывать конкретные сценарии, их может быть несколько, чтобы не помогать спецслужбам. Но это не будет, как в представлении многих, какой-то вариант гражданской войны, что мы будем какими-то фронтами двигаться. Нет, это будет совсем не так. Тем более, нам абсолютно незачем воевать с нашими белорусскими парнями, срочниками, большинство из которых в 2020 году поддерживали или были сами на протестах.

Мы видели, история уже показывала примеры, когда диктатуры начинали сыпаться, как карточный домик. Ближайший исторический пример — наступление в Украине. Все начинает сыпаться. Казалось, такая грозная сила напротив ВСУ, но начинает идти каскадное обрушение.

Или пример Советского союза: какой он грозный был, какие спецслужбы, какая армия! Пришел 1991 год - и его не стало. Наша главная цель — это диктатор и его ближайшие помощники-лукашисты, силовики, их небольшая часть, которые замарали свои руки в преступлениях против белорусского народа.

Всем остальным парням нечего беспокоиться. Будет новая Беларусь с новыми вооруженными силами, с новой полицией, где силовики будут наиболее уважаемыми людьми в обществе, получать достойные зарплаты. И это будет уже армия другого типа, а не эрзац-совковая, которая нам в наследство от Советского союза досталась.

— Что сейчас должны делать адекватные люди среди военных Беларуси?

— В первую очередь, не выполнять преступные приказы. Если все-таки поступит приказ о вхождении в Украину — его не выполнять. В случае, если уже совершится и вы по каким-то причинам не сможете его саботировать и перейдете кордон, — есть много способов, как перейти на сторону украинцев (их уже озвучивали) или вывести из строя военную технику.

И нужно морально готовиться к событиям, которые произойдут в Беларуси, я думаю, их время уже не за горами. Когда перед каждым военнослужащим встанет выбор: он, собственно, с кем? С диктатором и кучкой его прикорытников или он с белорусским народом. Кому он давал присягу?

— А когда это произойдет? Вы сказали: не за горами. По вашим ощущениям, прогнозы какие?

— По моим ощущениям, это следующий год.

— Хочется быстрее это все увидеть. В чем на сегодняшний день нуждается полк имени Калиновского?

— Нам нужны средства передвижения для того, чтобы быть мобильными — это пикапы и внедорожники. Нам нужны современные дроны разной конфигурации: и разведывательные, и ударные. У нас в интернете сейчас создали ребята сайт, у нас есть социальные сети. Переходите в наши социальные сети, там написаны официальные каналы для помощи. Волонтеры наши верифицированы, через них связывайтесь и оказывайте помощь.

— В 2020 году многие думали, что победа уже очень близко. К сожалению, этого не произошло. Вы на тот момент ждали победу или понимали, что не сложится это в 2020 году?

— В какой-то момент у меня тоже была эйфория по поводу того, какое количество людей вышло на улицы. Потому что старые участники протестов в Беларуси помнят (может быть, это уже миф), что если выйдет 100 тысяч человек — режим посыпется. Вышло больше, но этого не произошло.

История показала, что без придания кинетической силы энергия протестной массы сама по себе при такой диктатуре не срабатывает. Да, такое количество людей поколебало бы другую власть в европейской стране. Но мы живем при достаточно жесткой диктатуре, которая 28 лет укреплялась, поэтому здесь нужны в совокупности еще другие методы, чтобы подвинуть этот режим.

— Какие выводы сегодня мы можем сделать из 2020 года? Каких ошибок не допускать? Что делать? К чему готовиться?

— Сейчас мы живем фактически в военное время и, как по мне, режим сможет подвинуть только комплексный военный план. Да, он может быть не полностью милитарным, могут принимать участие структуры гражданского общества. Но это должен быть план, который написан и реализуется из одного центра. И действовать мы должны по плану.

Для чего важны структуры гражданского общества и поддержка народа? Для того, чтобы предотвратить самый худший сценарий, когда какая-то часть силовиков все-таки начнет выполнять приказ Лукашенко о каких-то действиях. Именно присутствие людей на улице и обращение родственников этих бойцов к ним — могут остановить ребят о того, чтобы перейти грань, когда белорус начнет стрелять в белоруса.

Я еще раз повторяю: нет никакой вражды и нет никаких проблем ни с Вооруженными силами, ни с большинством структур МВД, внутренних войск. Там есть просто кучка преступников, которые отдавали преступные приказы, и волей случая некоторые части им подчинялись в 2020 году. Вот этот момент нам надо будет убрать, когда начнется смещение режима, чтобы новейшая история Беларуси все-таки не была историей какого-то серьезного внутреннего конфликта.

— Мы, «Хартия’97», две недели назад записывали интервью с ксендзом Вячеславом Бароком, белорусом, который говорит прямо, что белорусы должны готовиться к силовому сопротивлению. Потому что то, что творит Лукашенко, то, что творит его режим... Церковь и Бог учат тому, чтобы противостоять злу. Готовы ли белорусы сопротивляться силовым путем, если будет такая необходимость?

— Мы готовим этот сценарий, и я согласен полностью с ксендзом Бароком. Мы, кстати, с ним знакомы еще с 2000-х годов. Если насилие дошло до такой грани, что его невозможно остановить ни словом, ни, если по-церковному, молитвой, то мы должны останавливать его руками, и мы имеем на это полное право как граждане своей страны.

В первую очередь, белорусы должны быть готовы к тому, что в какой-то момент нам всем нужна будет решительность, нам всем нужна будет воля.

— Я бы хотел, чтобы наши зрители познакомились с вами не только как с военным, но и также как с человеком. Вы ведь один из первых политзаключенных в Беларуси, вы на полгода загремели еще в 1997 году. Вам уже тогда было понятно (потому что у некоторых глаза открылись в 2020 году), что в случае Лукашенко белорусы имеют дело с абсолютным злом?

— Мне с 1994 года было понятно. Я за него тогда не голосовал, как в принципе, и вся моя семья. Но тогда к нему отношение было, как будто этот человек пришел на полгода или на год. Мы тогда еще были студентами Политеха, включали телевизор и, когда показывали там Лукашенко, это для нас было что-то вроде смехопанорамы, Петросян выступает. У него очень смешные были пиджаки, прически.

Когда я начал учавствовать в акциях протеста в 1996 году, уже видно было, что они переходят в формат подавления. Формат подавления — силовой, противостояние переходило тогда в силовое русло. Редко какие акции в 1990-х-в начале 2000-х не происходили без столкновения с милицией. Мы тогда с ребятами из «Молодого фронта» начали объединяться, вошли в дружину, ходили в спортзал, занимались и готовились.

А потом еще был такой эпизод: летом 1997 года по приглашению украинцев мы приехали в Украину на вышкол. Сейчас любимая тема белорусской пропаганды про лагеря боевиков в Украине. На самом деле нас там было мало. Но что мне это дало? Мне это дало вектор на всю жизнь.

— Вы вспоминали «Молодой фронт». У вас приличный такой послужной список. Вы один из основателей «Зубра». Вы были в спортивно-патриотической организации «Край», ее тоже, если я не ошибаюсь, основывали. Что вас наиболее сформировало, как белорусского патриота?

— Наверное, наиболее повлиял Владимир Короткевич. Когда читаешь Короткевича «Каласы пад сярпом тваім», его стихи — то нельзя остаться равнодушным. Еще тогда, когда я поступил в Политех в Минске, все-таки из-за того, что я попал в Минск, в столицу, наверное, это очень сильно повлияло на меня, потому что я попал в другой, можно сказать, культурный слой. У меня появилась возможность присутствовать на массовых мероприятиях. Появилась возможность доступа к литературе, к которой я раньше не имел и, в принципе, даже не интересовался этим.

Я из семьи военнослужащего и у нас было факультативное изучение белорусского языка, я его не знал вообще, писать не мог, читать не мог. И вот я помню мои поездки на электричке, когда я ехал из Минска домой, я брал белорусскоязычные газеты («Свабода», «Наша Ніва») и их читал. Три часа шла электричка до Бобруйска, и я сидел и читал. С трудом сначала читалось, но потом повеселее пошло. Языковая практика у меня появилась, когда начал общаться с ребятами из «Молодого фронта», с ними уже выучил белорусский язык.

— В 2014 году вы из Беларуси переехали в Украину. Понятно, революция, аннексия, Донбасс. Но, тем не менее, что было таким главным мотивом, почему вы решили переехать? Все-таки другая страна.

— Я переехал, потому что понимал, что начинается война, и эта война перерастет в масштабное столкновение. Думал, что этот момент настал в 2014 году, но он отложился до 2022 года. Ехал с прагматичными целями. Понимал, что в результате военного столкновения Российская империя и ее сателлит Беларусь будут разгромлены. И война открывает нам возможности для изменений в Беларуси. Так и произошло, это окно возможностей открывается.

— Вадим, мы часто слышим от разного рода экспертов, что вот сейчас, ближайшая неделя, ближайший бой будут носить решающий характер. На ваш взгляд, этот решающий момент в этой войне России и Украины уже произошел или он еще впереди?

— Я думаю, что произошла очень важная вещь. Произошел психологический надлом в Российской армии. То есть, мы наблюдали полгода, что они держат инициативу, в той или иной мере ведут наступательные действия. Но, как оказалось на деле, они абсолютно не готовы были к такому развитию событий. Они не готовы защищать оккупированные ими земли.

На них еще как-то воздействовала пропаганда эти полгода и про «денацификацию», и про «специальную военную операцию». Сейчас абсолютно всем стало ясно, что даже их так называемые элитные части, десантно-штурмовые войска, просто бегут, бросают все и бегут. Потому что, по сути своей, до них уже дошло.

А за что они воюют? Что они защищают? Очевидно, мало кто верит нарративам путинской пропаганды про укрофашистов и так далее. Психологический надлом произошел, милитарная сила у них еще есть, ее еще предстоит перемолоть, но это уже относительно небольшое время и это будет сделано.

Украина же с каждым днем становится сильней. Ленд-лиз еще в полную меру не заработал, основные поставки только начнутся. А у них уже выбито очень много штурмовых частей, они сейчас практически не в состоянии вести наступательные действия, а обороняться, как мы видим, они тоже особо не могут. Но это не повод, конечно, расслабляться и думать про то, что победа близка. Все-таки цена победы будет высокой и, к сожалению, цена — это человеческие жизни.

— Скажите, пожалуйста, как простые украинцы, когда калиновцы заходят в деревни, в села, разговаривают с людьми, как воспринимают, какие реакции, что говорят, что вы слышите?

— Обычные люди, украинцы, как правило, когда узнают, что мы против Лукашенко, что мы нормальные белорусы, приветствуют, говорят: молодцы, мы сейчас тут разберемся и потом поможем вам порядок навести. Разговоры такие. Абсолютно дружеские отношения.

В первые дни, когда началась война, были эксцессы, когда Киев был просто перегорожен блок-постами через каждые 200 метров. У большинства ребят еще не было украинских военных документов, мы их получили позже. Там были эксцессы. Но как только стало известно, что белорусы создали свое подразделение и в средствах массовой информации достаточно широко осветили эту повестку, отношение к нам сразу стало меняться. Мы это почувствовали. Когда проезжали блок-посты, нас стали узнавать: о, белорусы, мы вместе, молодцы. Позитивно.

— Вадим, это правда, что у вас жена украинка?

— Да. Жена украинка. Тоже военнослужащая в моей части. Мы с ней познакомились, правда, при трагических обстоятельствах. Это было 10 августа 2015 года. Мы приняли участие в бою в районе Волновахи и там погибло несколько ребят из нашей белорусской группы. Один попал в госпиталь в Запорожье, и моя жена за ним присматривала. И когда я приехал его проведать, мы с ней познакомились. Потом завязались отношения. Этот бой 10 августа как раз попал на день ее рождения. Несколько подряд дней рождений мы выезжали в Запорожье, где похоронен этот парень Виталий Тележенко.

В этом плане она моя поддержка не только духовная, но и физическая. Мы воюем вместе.

— Вадим, за что лично вы воюете? Ваша война о чем? Ваша — Вадима Кабанчука.

— Моя война за то, чтобы покончить навсегда с этими диктатурами, совковыми дедами, которые засели на 30 лет в своих креслах и не дают развиваться всему региону, моей стране.

Я воюю за новую Беларусь. Я воюю за память своих дедов, которых на протяжении поколений имперские власти России, потом Советского союза гнобили, загоняли в нечеловеческие условия. Чтобы просто этого уже не было, и мы в конце концов встали на свободный путь развития нормальной европейской Беларуси.

— Когда Украина при помощи белорусских героев отодвинет российские войска, как цивилизованному миру сосуществовать с такой Россией, с такими россиянами, которые в большинстве своем поддерживают (мы знаем это из соцопросов) решения кремлевских властей?

— Они должны пройти то, что прошли поствоенные Германия и Япония. Они должны будут пройти этот период. Во-первых, их, конечно, надо будет разоружить. Я так подозреваю, что России в этом формате, наверное, уже и не будет. Там, скорее всего, будут происходить изменения, центробежные силы будут нарастать.

Они должны пройти процесс покаяния, если им это присуще. Если нет, то тогда они должны быть загнаны на уровень каменного века для того, чтобы у них не было технологий и ресурсов для возобновления своей милитарной силы. Потому что все понимают, любой мирный договор с ними, если будет сохраняться статус-кво, на сегодняшний день - это вопрос нескольких лет, когда они снова соберутся силами и снова полезут. Будет ли это Украина, будет ли Беларусь — неважно, к своим соседям.

— Как нам побеждать?

— Как, собственно, умеют украинцы и беларусы. Постепенно, шаг за шагом. Это произойдет. Это связано с разгромом Российской Федерации. Лукашенко же у власти почему находится столько лет? Потому что подпорка со стороны России. Сейчас эта подпорка будет выбита. Они не смогут ему помогать, в первую очередь, милитарно. Когда перед Путиным встанет вопрос о сохранении Северного Кавказа, Татарстана, Чукотки или Беларуси, то понятно, что их энергия и силы будут сосредоточены на событиях внутри России. А разгром здесь вызовет это брожение в России. Как они там у себя исторически говорят, «смутное время».

Вот когда у них начнется это смутное время — это окно возможностей для нас. Им будет не до нас. Режим Лукашенко будет изолирован. И вполне по силам белорусам самим разобраться с режимом Лукашенко, и мы, конечно, поможем в этом. Потому что необходимый опыт и силы мы приобретем в Украине. Придадим ему кинетическое ускорение.

— Жыве Беларусь!

— Жыве вечна! Слава Украине!

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».