22 января 2017, воскресенье, 21:17

Спорт в политике. Политика в спорте

1

Не только политики используют спорт в своих целях. Спортсмены - а, особенно, чемпионы - тоже не могут жить без политики.

В Польше есть два политических жеста, которые знает каждый. Первый - это два пальца в форме буквы «V», жест, известный со времен «Солидарности». Второй - это знаменитый жест Козакевича. Владыслав Козакевич показал его советским людям, которые только что немилосердно его освистывали, на Олимпиаде 1980 г. в Москве после прыжка на высоту 5,87 метров, принесшего ему золотую медаль и мировой рекорд.

Говорят, тогдашний посол СССР Борис Аристов требовал отобрать у поляка золотую медаль и пожизненно дисквалифицировать его за оскорбление советского народа. Однако, как объясняли польские власти, у Козакевича после прыжка была судорога, вызвавшая странное движение рукой. В 1985 г. Козакевич уехал на постоянное место жительства в ФРГ, где попросил политического убежища. Потом он выступал под немецким флагом, что в Польше, естественно, считалось - и не только коммунистическими властями - национальной изменой.

Пример Владыслава Козакевича показывает, что, вопреки устоявшемуся мнению, связь между спортом и политикой осуществляется не только в одном направлении. Разумеется, обычно именно политики используют спорт для укрепления своей популярности. В сегодняшнем политкорректном мире безнаказанное проявление патриотических или националистических чувств характерно исключительно для мира спорта, и здесь политик может, не опасаясь быть обвиненным в ксенофобии, обращаться к национальным стереотипам, комплексам и истории. Однако все чаще и спортсмены пользуются своей позицией для демонстрации политических и религиозных убеждений. Когда речь идет о последних событиях в Судане и Тибете и связанных с ними предложениях бойкотировать олимпиаду в Пекине, то обычно ссылаются на пример черных американских спринтеров на олимпиаде в Мексике в 1968 году. Победитель в беге на 200 метров Томи Смит (Tomie Smith) и завоевавший бронзовую медаль Джон Карлос (Jon Carlos) подняли кулаки в черных перчатках в знак солидарности с движением Black Power. В наказание они были исключены из команды и отстранены от дальнейшего участия в соревнованиях. Однако их политическая слава дожила до сегодняшнего дня и, возможно, это одно из объяснений потребности спортсменов в демонстрации политических убеждений - вопреки правилам и часто с риском для кошелька. Много было победителей финала олимпийских соревнований в беге на 200 метров, но Смит и Карлос оставили в истории собственную неповторимую страницу.

Жертва, принесенная на алтарь защиты прав чернокожих Смитом и Карлосом - ничто по сравнению с позицией боксера всех времен и народов Мохаммеда Али, который из-за демонстрации своих убеждений, лишился лучших лет карьеры, отказавшись в 1967 г. нести службу во Вьетнаме. В то время американское антивоенное движение еще только зарождалось, и именно Али было суждено стать одним из его первых мучеников. Приговор за отказ служить во Вьетнаме (он был осужден на 5 лет, лишен титула чемпиона мира и лицензии профессионального боксера) сделал из Али настоящего героя антивоенного движения, а с его позицией солидаризовались многие американцы, независимо от цвета кожи. Али стал образцом не только для чернокожих, но и для белой либеральной Америки, которая начинала задавать тон культурным дебатам того времени. В 60-е и 70-е годы в Али видели серьезного кандидата в американскую большую политику.

Высокую цену за свои убеждения заплатил и американский шахматист, чемпион мира в 1972-1975 годах Бобби Фишер. В 1992 г. он сыграл в Черногории матч с россиянином Борисом Спасским. Это был реванш за, вероятно, самый знаменитый шахматный матч в истории, сыгранный двумя игроками 20 годами ранее в Рейкьявике. Решившись на выступление в Черногории, Фишер нарушал американские санкции против тогдашней Югославии и рисковал быть посаженным в тюрьму на 10 лет. По ордеру американского федерального прокурора он в 2004 г. был задержан в Японии и провел девять месяцев в следственном изоляторе. В 2005 г. он принял исландское гражданство и одновременно отказался от американского. Вплоть до своей смерти он последними словами критиковал родную страну и так в нее и не вернулся. Многие комментаторы считали Фишера, особенно, в последние годы жизни, чудаком или вообще человеком не в своем уме, однако во многом именно благодаря его политической позиции был создан миф этого спортсмена.

Лозунг под клубной майкой

Позиция Али или Фишера - исключительные для спортсменов примеры демонстрации идейных убеждений. Спортсмены проводят свои дни на тренировках, а не в размышлениях о социальной справедливости или мировом порядке, что не означает, что они не испытывают соблазна проявить политические убеждения. Недавно это сделал серб Милорад Чавич (Milorad Cavic), чемпион мира по плаванию баттерфляем на 50-метровой дистанции, на чемпионате Европы в Эйндховене. После победы в финале Чавич появился в футболке с надписью «Косово - это Сербия», за что был отстранен от дальнейшего участия в соревнованиях, в том числе, от заплыва на 100 метров баттерфляем, где он был фаворитом.

Впрочем, футболки с политическими или религиозными лозунгами - один из любимых приемов спортсменов, желающих продемонстрировать свои убеждения. С середины 90-х этим славятся футболисты. В 1997 г. игрок «Ливерпуля» и сборной Англии Роби Фаулер (Robie Fowler), забив гол, поднял клубную майку, под которой обнаружился лозунг солидарности с бастующими ливерпульскими докерами. УЕФА наказала Фаулера штрафом в 900 фунтов и ввела предписание, согласно которому за подобного рода манифестацию судья обязан наказать спортсмена желтой карточкой.

Однако это уже много лет не останавливает футболистов перед демонстрацией своих взглядов. Последним громким примером была манифестация египетского игрока Мохаммеда Абутрики (Mohamed Aboutreika), который в феврале, на чемпионате Африки в Гане, забив мяч в ворота Судана, показал написанный на майке лозунг солидарности с палестинцами Газы.

В начале 90-х для футболистов было обычным делом срывать с себя майку после забитого гола, однако сегодня большинство предпочитает показывать написанные под клубной майкой политические, а в последнее время - все чаще религиозные лозунги. Одним из предтеч этой моды, присутствующей и на польских футбольных полях, был бразилец Кака (Kaka), который уже давно, забив гол, информирует болельщиков о том, что «Jesus Loves You». Демонстрация религиозных чувств носит у Кака мягкий характер и обычно никому не мешает. Однако тот, кто осеняет себя крестным знамением на стадионе шотландского клуба «Глазго рейнджерс» может вызвать агрессию болельщиков, в чем лично убедился вратарь польской сборной Артур Боруц (Artur Boruc). В 2006 г. Боруц перекрестился перед трибуной болельщиков «Рейнджеров», вызвав этим огромное возмущение не только болельщиков, но и многих простых протестантов из Глазго. В «Глазго рейнджерс» до середины 90-х годов не играли паписты, то есть католики. В свою очередь, местные соперники и клуб Боруца «Селтик» - это команда, за которую болеют почти исключительно католики. На этом фоне по сей день происходят довольные острые споры.

Политические манифестации спортсменов вызывают симпатию, но не всегда и не у всех. Говорят, что один из лучших сербских футболистов Синиша Михайлович (Sinisa Mihajlovic), играя в белградской команде «Црвена звезда», набирал бойцов для военного преступника Аркана и - это уже известно наверняка - после смерти Аркана, когда он выступал в римском «Лацио», играл с черной повязкой на рукаве.

Одна из самых колоритных фигур итальянского футбола - тоже игрок «Лацио» - Паоло ди Канио (Paolo di Canio) в январе 2005 года возмутил миллионы итальянцев и довел до экстаза болельщиков своего клуба, когда, забив гол в матче с римским соперником «Лацио» «АС Рома», поднял руку в «римском приветствии», как он это назвал. Оно же было фашистским жестом, который в Италии распропагандировал большой болельщик «Лацио» Бенито Муссолини. Ди Канио и «Лацио» были наказаны за эту выходку штрафом в 10 тысяч евро.

Сегодня ни один человек, находящийся в здравом уме, не будет защищать тезис Международного олимпийского комитета о том, что спорт существует отдельно от политики. На самом деле все совсем наоборот, но причиной такого положения вещей является не только желание политиков использовать спорт в своих целях. Спортсмены тоже не могут жить без политики.