21 января 2020, вторник, 1:02
Осталось совсем немного
Рубрики

За козла пришлось ответить

30

Очередной конфликт между Москвой и Минском пока развивается не по тому сценарию, к которому привык Александр Лукашенко. В этой ситуации руководитель Беларуси решил подлить масла в огонь, надеясь, что у россиян сдадут нервы.

Лукашенко промахнулся

Раньше как было: Кремль устроит дорогому другу и ближайшему союзнику какую-нибудь бяку вроде повышения цены на газ с 28 до 46 долларов (в то время как для всех остальных ценник уже от 150 и выше), -- Лукашенко в ответ сверкнет очами, вспомнит, как «мы вместе гнили в окопах», и заклеймит врагов «славянского братства». После этого российское руководство, дабы утихомирить разбушевавшегося Григорьича, какую-никакую преференцию для него соорудит. И все довольны: снова мир, дружба, жвачка.

Поэтому, когда в Москве начали волокитить с выдачей очередных 500 миллионов «баксов», Лукашенко привычно сделал «предъяву». Российский министр финансов Алексей Кудрин был уличен в консолидации с «отморозками, вякающими на западные деньги». Правда, в свете получения белорусским руководством кредитов от МВФ данное выражение обрело некоторую двусмысленность. Но это уже детали.

Как ни странно, бурное возмущение Александра Лукашенко не ускорило процесс получения ожидаемых миллионов. Более того, спустя неделю приключилась очередная неприятность: на пути в Россию белорусские молочные продукты уткнулись в стенку, спешно сооруженную известным борцом за чистоту желудков, главным санитарным врачом РФ Геннадием Онищенко.

Зарвавшихся россиян решено было поставить на место путем топтания по их любимой мозоли – комплексу великой державы. Благо и повод аккурат подвернулся – очередное заседание в рамках Организации договора по коллективной безопасности. Это «АнтиНАТО» в последнее время стало одной из главных игрушек Москвы. Ну так, мы им ужо устроим, тем паче, что председательствовать на заседании должна была Беларусь…

В общем меньше, чем за сутки, до этого судьбоносного мероприятия Лукашенко уведомил партнеров по коллективной безопасности, что в свете последних недружественных шагов России сильно думает: ехать ему на саммит или нет?

Все было сделано в соответствии с обычной логикой главы Беларуси. Противник оказался, мало того, что в неудобном положении, так еще и в цейтноте, и в теории должен был пойти на любые уступки, чтобы зазвать-таки Лукашенко в Москву. После чего торжествующий победитель снизошел бы до участия в заседании ОДКБ.

На практике вышло иначе. Из первопрестольной белорусскому руководителю посоветовали не мешать кислое с соленым, а безопасность – с экономикой. А когда Лукашенко принял решение не лететь в Москву, мероприятие провели без него.

Более того, на следующий день российская газета «Коммерсантъ», считающаяся близкой к Кремлю, процитировала высокопоставленного сотрудника администрации Дмитрия Медведева: «Давление на нас бесперспективно. Мы уверены в своей правоте и пойдем до конца… У нас нет особого расстройства по поводу поведения Беларуси. Видимо, кое-кому просто надоело быть президентом этой страны».

Также были озвучены следующие шаги россиян по усмирению много о себе возомнившего союзника. В частности, «Коммерсантъ» проанонсировал предъявление претензий по поводу задолженности Беларуси за российский газ.

«Кто как обзывается, тот так и называется»

Во всей этой истории достаточно очевидна ключевая роль премьер-министра РФ Владимира Путина Он, правда, разыгрывает из себя «доброго следователя»: то Алексея Кудрина ласково обзовет «либералом» за минские разоблачения, то сообщит во всеуслышание, что по молоку с Беларусью все вопросы решены. Но уже, наверное, даже Иван Бамбиза не питает иллюзий, будто Геннадий Онищенко ужесточает прессинг белорусских продуктов вопреки воле Владимира Путина.

У российского премьера свои давние счеты с Александром Лукашенко. И, похоже, Владимир Путин считает, что сейчас как раз подходящий момент, чтобы опробовать на руководителе Беларуси парочку болевых приемов. Причем делает глава российского правительства это чужими руками, а сам при этом демонстрирует чуть ли не христианское смирение, призывая своих подчиненных не обижаться на резкие заявления белорусской стороны: «Это некорректно, нехорошо. Кризис, утомляемость, стрессы, и нам самим нужно быть аккуратнее с высказываниями, даже если мы считаем, что правы… Я воспитывался на Ленинградской улице и у нас во дворе говорили: «Кто как обзывается, тот так и называется»…»

Последняя фраза является практически прямым ответом на употребление по адресу Алексея Кудрина определения «козёл». Хладнокровие и ирония, которые сейчас демонстрирует Москва, резко контрастируют с безрезультатным гневом Минска.

Конфликт интересов

Отступать Лукашенко очень не хочется. Такая развязка больно ударила бы по самолюбию главы Беларуси и, кроме того, показала бы, что он поддается давлению.

Выбор возможных стратегий невелик. Либо сыграть на повышение, еще более обострив ситуацию, в расчете на то, что, в конце концов, Москва сама предложит мириться на выгодных для Минска условиях. Либо взять паузу, а по истечении некоторого времени сделать вид, что ничего особенного вообще не случилось: так, по мелочам нахомутали отдельные чиновники.

Однако противоречия между Беларусью и Россией никуда не исчезнут. Дело в том, что они заложены в самой модели отношений между двумя странами. Белорусские власти хотят одновременно сохранить и самостоятельность, и российские субсидии. Кремль же за свои деньги хочет получить разнообразные удовольствия: от политической верности до наиболее перспективных белорусских предприятий. И потому нынешний конфликт – далеко не последний.

«Салідарнасць»