18 ноября 2018, воскресенье, 5:39
Поддержите сайт «Хартия-97»
Рубрики

Наталья Радина: «Лукашенко нас боится»

31

Редактор сайта charter97.org призывает белорусских журналистов к солидарности и не сдаваться в условиях жесткого прессинга со стороны властей.

На вопросы читателей сайта «Радыё Свабода» ответила редактор сайта charter97.org Наталья Радина, которую 16 марта во время обыска избил милиционер.

Леха из Минска: «Как лицо? Еще болит?»

Наталья Радина: «Да, болит. Глаз черно-сине-красный – серьезная гематома».

Димыч: «Какие могут быть вопросы к старой «грантососной» конторе, которая прикрывается оппозиционной деятельностью... Не смешите народ. Веры вам ноль».

Н.Р.: «Если бы было так, как пишет этот «товарищ», если бы мы были такими смешными и нелепыми, то офис «Хартии» не разгромили бы и не конфисковали компьютеры ни в офисе сайта «Хартии», ни в квартире Андрея Санникова и Ирины Халип, и не избили бы меня. Это свидетельствует, что власти нас боятся. Значит, не такие уж мы безобидные для режима, и Лукашенко нас боится».

Елена: «Как считаете, почему в последнее время под репрессии попадают преимущественно женщины-журналистки, а не мужчины?»

Н.Р.: «По большому счету, достается и мужчинам. Так можно судить и на примере Андрея Санникова. Очевидно, власти полагают, что женщин проще сломать. Но они не учитывают такого фактора, что женщины в целом, и белоруски в том числе, очень сильные. Напугать нас, заставить прекратить свое дело, невозможно. На женских плечах лежит очень много – и на работе, и дома. И мы справляемся. Поэтому расчет запугать нас – неправильный».

Петро: «Кто на сайте «Хартии» модерирует комментарии? Каков принцип модерации?»

Н.Р.: «Есть люди, которых я, естественно, называть не буду. А принцип прост. У нас не будет комментариев, которые разжигают национальную вражду, содержат нецензурную брань и тех, которые очень активно пишут в интернете сотрудники КГБ».

Капелан с Богуслав Поля: «Отошли ли вы от этого насилия в погонах?.. Что думаете по поводу перспектив белорусской прессы? На какие основные моменты опираетесь в вашей работе? Не хотели ли бы когда-нибудь учебник написать? Успехов и меньше таких дней».

Н.Р.: «Огромное спасибо за поддержку. Естественно, отошла. Настроение боевое, готова работать. Что касается следующих вопросов. Прежде всего, нужна журналистская солидарность. То, что избивают журналистов, что нас лишают возможности работать, конфискуют нашу технику, что против нас открывают уголовные дела, свидетельствует о том, что мы должны быть сильнее, поддерживать друг друга, понимать, что мы свободные журналисты в несвободной, диктаторской стране. В момент истины мы все должны понять, кто мы, что мы и хотим ли жить в свободной, демократической стране. Получается, что журналисты вместе с политиками выходят на передовую. Уже невозможно говорить, что сохраняешь нейтралитет, что ты над борьбой. Об учебнике. В будущем это не исключено, поскольку за время моей работы в Беларуси, а я работаю в журналистике 13 лет, я узнала так много и научилась так многому, что могла бы написать какое-пособие для журналистов, работающих в несвободных странах».

Глеб из Орши: «Молодцом, девушка. Если бьют, значит, боятся. Держитесь и расскажите о себе».

Н.Р.: «Спасибо за поддержку. Я родилась в Кобрине в обычной белорусской семье. Отец – военный. Мама работала в детском саду. Теперь они на пенсии. Закончила я факультет журналистики Белорусского государственного университета. Всю свою жизнь я работала в белорусской независимой прессе. Ряд газет, в которых я работала, уже запрещены, - «Имя», «Навіны», «Наша свобода». С 2001 года я работаю на сайте «Хартии».

Аноним: «Правда ли, что вы не пропускаете на сайт тех, кто не согласен с политикой Лукашенко, с действиями Милинкевича и тех, кто критикует Санникова?»

Н.Р.: «Абсолютно не согласна с таким мнением. Мы публикуем самые разные комментарии. Но когда мы видим, что эти комментарии пишет один и тот же человек, по десятку одновременно, то, естественно, не видим смысла их повторять. И пропускаем их ради плюрализма в определенном количестве».

Аноним: «Занимаетесь ли вы активной политической деятельностью?»

Н.Р.: «Я занимаюсь активной журналистской деятельностью».