20 августа 2019, вторник, 1:45
Мы в одной лодке
Рубрики

Мой друг Лех Валенса

15
Мой друг Лех Валенса

Первый руководитель независимой Беларуси о первом президенте посткоммунистической Польши.

Прилетая в Гданьск, в аэропорт, носящий имя Леха Валенсы, я всегда задаю себе вопрос: имею ли я право называть первого президента посткоммунистической Польши Леха Валенсу своим другом? Не напоминает ли моe в этом убеждение анекдот о члене парламента Израиля Рабиновиче, который на вопрос спикера Кнессета о том, кто разрешил ему на сессии парламента снять и повесить на спинку стула свой пиджак, ответил:

- Королева Елизавета!

- Депутат Рабинович, - возразил спикер, - Как могла английская королева разрешить вам так поступить в нашем парламенте?

- Очень просто. Когда я в зале заседаний британского парламента повесил на спинку стула свой пиджак, королева мне сказала: «Рабинович, это вы в вашем парламенте можете сидеть без пиджака, а у нас все сидят в пиджаках».

Право называть легендарного Леха Валенсу моим другом позволяет мне принцип взаимности. Не раз, знакомя меня с кем-то из своих собеседников, Валенса говорил:

- Это мой друг – Станислав Шушкевич.

Дальше, как правило, следовало пояснение того, что и когда сделали приглашeнные мною политики в Беловежской пуще, и какое это имеет значение для человечества.

Нас ещe кое-что сближает. Оба мы удостоены почeтного звания доктора HONORIS CAUSA Католического университета имени Яна Павла Второго в Люблине, а также оба мы награждены высшим орденом Литвы для иностранцев – большим крестом Витовта…

Но это лишь скромное формальное сходство, так как Лех Валенса удостоен не одного, как я, а 32 высших орденов различных государств от Великобритании и Франции до Чили и Уругвая и имеет около сорока дипломов почeтного доктора известнейших университетов мира, а я, увы, только четыре.

Лехом Валенсой в коммунистической Польше в 1980 году был создан первый в странах коммунистического лагеря свободный неподконтрольный государству профсоюз «Солидарность», который получил широкую поддержку в различных слоях польского общества. По требованию «Солидарности» коммунистическое правительство Польши вынуждено было пойти на ряд уступок. Ни в одной стране коммунистического лагеря такого успеха не достигло ни одно общественное движение.

- Неясно, как с таким типом бороться, - шептал мне в те времена на ухо один из преподавателей общественных наук Белорусского государственного университета. - Это тебе не интеллигент, которого просто запугать и поставить на подобающее ему место; обвинить в том, что он потерял бдительность, отравлен капиталистической идеологией и фактически стал врагом трудящихся. Здесь же – простой рабочий, представитель гегемона – рабочего класса! Даже нашим насквозь лицемерным идеологам трудно подать его как врага трудового народа.

Генерал Войцех Ярузельский, занимавший в Польше одновременно пост Первого секретаря ПОРП, главы правительства и министра обороны, осознавал, что дестабилизационная угроза для страны в целом исходит от возглавляемого Валенсой профсоюза «Солидарность», который пользуется широчайшей поддержкой населения. Времена изменились, и сохранить стабильность введением советских войск, как это было сделано в Венгрии в 1956-м и в Чехословакии в 1968-м было невозможно. Ярузельский вынужден был пойти на крайние внутренние меры. В ночь с 12 на 13 декабря 1981 года он, позвонив в Москву и заявив, что всю полноту ответственности берeт на себя, ввeл на всей территории Польши военное положение.

Именно в то время я впервые услышал имя электрика гданьской верфи Леха Валенсы и сочетание слов независимый профсоюз и «Солидарность», узнал, что режим Ярузельского объявил этот профсоюз вне закона. Валенса был посажен в тюрьму почти на год.

В 1983 году за деятельность в поддержку прав рабочих Леху Валенсе была присуждена Нобелевская премия мира. Это способствовало укреплению его авторитета и не позволяло расправиться с ним тайно, как это делалось со многими активистами – борцами за права человека.

В 1988 и 1989 годах Лех Валенса сыграл ведущую роль в переговорах с правительством, в результате чего профсоюз «Солидарность» и другие независимые профсоюзы Польши были легализованы. Он фактически проложил путь к введению в Польше социал-демократии.

В 1990 году Валенса был избран президентом Польши, получив 74,25% голосов избирателей, а в 1992 году я познакомился с ним лично во время его официального визита в Беларусь. Далее знакомство продолжилось благодаря моему официальному государственному визиту в Польшу в 1993 году и множеству наших встреч в Варшаве, Вроцлаве, Нью-Йорке, Сеуле и более всего – в родном городе Валенсы Гданьске. Везде меня поражали энергичность, неутомимость, прямота, решительность этого человека.

В 2008 году была учреждена ежегодная Премия имени Леха Валенсы, вручаемая в Гданьске в день его рождения – 29 сентября. Я вхожу в жюри по присуждению этой премии.

В прошлом 2012 году премия была присуждена белорусскому правозащитнику Алесю Беляцкому, брошенному белорусским режимом в тюрьму и признанному международными организациями политическим заключeнным – узником совести. В этом году премия Валенсы была присуждена российскому политзаключенному Михаилу Ходорковскому.

Долговременная, всегда высокая, временами резко возрастающая популярность Валенсы не даeт покоя его политическим противникам и оппонентам. В чeм только они не пытались его обвинить! Но ничто не сдерживает активность этого человека, ничто не способно заставить его отступить от верности достойнейшим принципам. Неординарные оценки Леха Валенсы, нелестные заключения о деятельности отдельных политиков, нередко вызывают возмущение и даже гнев высокопоставленных особ. Изощрeнные интеллектуалы не раз грозились обратиться в суд, считая заявления Валенсы более, чем нетактичными и даже оскорбительными. Но до суда не дошло: маститые юристы не нашли оснований для возбуждения судебного разбирательства. Создатель «Солидарности» оказывается не только по-прежнему решителен и непредсказуем, но и мудр.

Таким он встречает своe 70-летие.

Станислав Шушкевич, специально для charter97.org

1992, официальный визит в Беларусь