20 июля 2017, четверг, 23:53

Юрий Мелешкевич: С избирательного участка меня выносили милиционеры с оружием

23
Юрий Мелешкевич

Явка на участке № 65 в Минске была завышена на 39%, а «считать» голоса при наблюдателе комиссия не решилась.

Об этом в интервью charter97.org рассказал активист движения «За свободу» Юрий Мелешкевич, наблюдавший за «выборами» в Советском районе города Минска:

- Я наблюдал на участке № 65, на нем также были наблюдатели от коалиции «Право выбора – 2015», движения «За свободу», партии БНФ. Я был направлен движением «За свободу». Также на участке «наблюдали» представители различных провластных организаций и партий.

На протяжении всей недели мы фиксировали явку и в день «голосования» хотели подойти к столам и увидеть, как по-настоящему распределяются голоса за «кандидатов». На это председатель комиссии заявила, что мы должны находиться на расстоянии не менее пяти метров от того места, где «считают» голоса.

Я сослался на нормы избирательного кодекса, подошел на расстояние полуметра от комиссии и начал непосредственно наблюдать за тем, как они раскладывают бюллетени. Председатель комиссии остановила «подсчет», позвонила в ЦИК и сказала, что пока наблюдатель не отойдет от стола, подсчета голосов не будет.

Я ответил ей, что буду находиться возле стола и ждать, пока «подсчет» возобновиться. После недолгой паузы, ко мне стали цепляться так называемые «наблюдатели» из провластных организаций. Они стали отталкивать меня и становиться между мной и членами комиссии.

Когда они увидели, что у меня все равно получается стать рядом с комиссией, был вызван наряд милиции. Приехали два сержанта департамента охраны, на участке тогда уже находился человек в гражданском, который вел видеозапись, и собрались милиционеры с участка. Всего их было около восьми человек и столько же так называемых «наблюдателей» от госучреждений.

Они активно оттягивали меня от стола, пробовали запугать. Сотрудник в гражданском приказал вызванным милиционерам, чтобы они меня «изолировали без применения силы». Поскольку я не вел себя агрессивно, стоял, сложив руки за спиной, ни с кем не разговаривал и никого не трогал – у милиционеров не было никакого повода применять силу. Потому вначале они просто стояли рядом.

Но когда начался «подсчет» с основного дня голосования, председатель комиссии сделала так, чтобы все бюллетени оказались в одной стопке. Я потребовал, чтобы она сказала, как того требует избирательный кодекс, какие именно бюллетени в этой стопке. Она отказалась это сделать. И в этот момент меня как раз стали хватать за пальто и вытягивать в коридор.

Сначала меня тянул человек в гражданском, потом к нему присоединились два сотрудника милиции департамента охраны с автоматами. Мне порвали пальто, но я человек высокий, и им было тяжело меня оттянуть. В итоге в этой толчее я упал, и они меня подхватили и вытянули в коридор. В коридоре им уже удалось не давать мне пройти в помещение для голосования, пока не закончился «подсчет» голосов, и комиссия не приступила к написанию итогового протокола.

Я снял данные с этого протокола: они разительно отличались от того, что мы наблюдали на «выборах». Явка была завышена на 39%, в выносной урне для голосования на дому оказалось в два раза больше бюллетеней, чем мы наблюдали, когда ходили за ней по участку.

В итоге мы написали жалобы в ЦИК, окружную комиссию и прокуратуру о фальсификациях на участке и потребовали проверки всех документов, которые велись комиссией во время «голосования».

- Вы писали в социальных сетях, что не жалеете об украденных голосах «кандидатов». С чем тогда связана ваша принципиальная позиция на участке?

- Я считаю, что во время подготовки к «выборам» ни Александр Лукашенко, ни другие кандидаты не собрали заявленное количество подписей. Это моя персональная позиция, я хорошо знаю, что такое собрать 100 тысяч подписей. Я считаю, что Лукашенко не собрал те миллионы, о которых он заявил, а так называемые «кандидаты» не собрали свои 100 тысяч, о которых они говорили.

Мне было интересно увидеть настоящий подсчет голосов и услышать реальные цифры, а не сражаться за кого-то из «кандидатов», которых я даже не считаю политиками, достойными наших усилий. Для меня важно было увидеть не конкретные результаты за конкретного «политика», а прозрачность самого процесса.

- Какую оценку хотелось бы дать прошедшим «выборам»?

- Я наблюдал на всех выборах, которые проходили в Беларуси. «Выборы» этого года – наиболее сфальсифицированные. На них даже минимально не ставилась задача посчитать голоса. Было видно, что комиссии даже не интересно содержимое урн – ни выносной, ни основной.

Если раньше власти ограничивались фальсификацией результатов досрочного «голосования», то на этот раз не было даже минимальных декораций и бюллетени совсем не раскладывали по стопкам: сфальсифицированы были и досрочное «голосование», и основной день, и выносная урна.

Процедура «голосования» и подсчета голосов все больше становятся неинтересными для власти, которая уже не утруждает себя задачей поддерживать видимость справедливости. Эти «выборы» - наиболее циничная фальсификация, которую я видел за все это время.