13 апреля 2021, вторник, 6:51
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Николай Статкевич: Лукашенко пойдет на переговоры, когда его будет поздно спасать от народного гнева

51
Николай Статкевич: Лукашенко пойдет на переговоры, когда его будет поздно спасать от народного гнева
Николай Статкевич
Фото: БелаПАН

Оппозиция должна действовать более решительно.

Об этом в интервью charter97.org заявил бывший политзаключенный и экс-кандидат в президенты Беларуси Николай Статкевич.

- Николай Викторович, что за странная информация появилась про предложение о проведении «круглого стола» с Лукашенко, которую растиражировало «Радыё Свабода»?

- Не знаю ни о каком о «круглом столе». Был документ, связанный с санкциями и парламентской кампанией следующего года. Она должна пройти в сентябре. Перед оппозицией стоит вопрос: что делать с такой кампанией и с такими «выборами», голоса на которых не считают. Кроме того, вы знаете, что санкции против Лукашенко приостановили на четыре месяца. Что делать, чтобы эти санкции не отменили? Может быть даже стоит воспользоваться давлением Запада — а у него сейчас появился финансовый рычаг, потому что режиму нужны деньги, российских уже не хватает — чтобы попробовать изменить ситуацию с выборами.

Поэтому я подписал совместное заявление руководителей демократических организаций о том, чтобы вопрос отмены персональных санкций против Лукашенко увязали с изменением избирательного законодательства и с проведением парламентских выборов. Мы не очень уверены, скорее даже не уверены, что Лукашенко пойдет здесь на уступки. Но это будет хорошим способом для того, чтобы показать его новым западным друзьям, что этот человек не стремится к демократии, ничего в этом направлении не делает и заставить их вернуться к персональным санкциям.

Со стороны коллег было еще одно политическое предложение Западу организовать какой-то «круглый стол». Я не считаю это предложение реальным. Разговаривают только с сильными. Лукашенко согласится разговаривать с демократическими силами только тогда, когда уже будет поздно спасать его от народного гнева. Не раньше. Тем не менее, почему бы и нет. Пусть он в очередной раз откажется и покажет своим новым друзьям, что не стремится к какому-то компромиссу и мирному решению проблем демократии.

Но было очень странно, когда из документа, посвященного выборам, подготовке к ним, изменению избирательного законодательства был искусственно выдернут этот малозначимый политический тезис и сделан основным. На мой взгляд, это говорит о некоторой заряженности ряда СМИ на разрушение эффекта от достаточно важного международного хода оппозиции.

- Для чего они это делают, на ваш взгляд?

- Что греха таить - не может быть в Беларуси независимых демократических средств массовой информации. Все они зависят, чтобы быть доступными обществу, печататься в типографиях, иметь офисы и вообще возможность быть на свободе. Они должны ограничивать себя в определенных высказываниях. Наверное, это надо называть самоцензурой. Все это мы понимаем и хорошо, что они есть, особенно газеты. Находясь в тюрьме, я не мог ни послушать независимое радио, ни зайти в интернет. Но газеты доходят и несут информацию. Да, ты понимаешь, что они не только самоцензурой занимаются. Возможно, им дают конкретные указания.

Я слышал от журналистов «об этом политике нельзя писать или нельзя писать слишком хорошо, а об этом можно и даже желательно». Все это понятно. Пусть лучше будет в Беларуси такое, чем ничего, особенно на бумаге и в радиоэфире, потому что в интернет можно из любой точки мира зайти. Но наверное было бы честно, если бы ваши коллеги — я с уважением отношусь к их работе — предупреждали об этом.

Может быть, даже напоминали своей аудитории, что да, мы не все здесь можем сказать, поймите это, но очень важно чтобы мы продолжали работать, остальное додумывайте сами. Это позволило бы аудитории более внимательно читать информацию, искать ее от других источников. Иначе, без этого предупреждения, получается искаженная картина мира, и это плохо.

- Что на самом деле сейчас должна делать оппозиция?

- Задача оппозиции - бороться за нормальную страну, делать для этого все необходимое, даже если это страшно, опасно и связано с какими-то жертвами. Просто занимать место оппозиции — показывать: вот мы есть, вот наш офис, вот партия зарегистрированная и действовать в этом «коридоре», чтобы не потерять офис и регистрацию — это, наверное, в большей степени, значит работать против демократии.

В химии известен такой эффект, который называется «точка кипения». Например, есть какой-то раствор, который закипает при ста градусах по Цельсию, но его нужно нагреть до 120. Тогда в него бросают частичку вещества и при нагревании в одной локальной точке кипение начинается при, например, 80 градусах. А весь остальной раствор стабилен и спокоен. Нагревают дальше: 100, 110, 120 — раствор не закипает, кипит только в одной точке. Так вот самое худшее для оппозиции — когда она изображает кипение в одном маленьком сегменте общества, а все остальные смотрят и думают: «У нас же оппозиция есть, она же этим занимается, если она не может, то что же можем мы?» И общество остается спокойным, что бы власть не делала.

На мой взгляд, к сожалению, коллеги превратились именно в такую точку кипения - шумим у себя в офисах и аудиториях, изображаем борьбу. А общество смотрит и думает: «Наверное, да, они борются и больше ничего сделать не могут». И остается спокойным, невзирая на то, что зарплаты и уровень жизни падают, власть делает совершенно дикие шаги.

Оппозиции надо действовать более публично, открыто и понятно и не оставаться в рамках, в которые загнала власть.