25 мая 2017, четверг, 19:24

Отсчет начинается

64

В Новый год принято говорить о хорошем.

Ну ладно, давайте не будем нарушать традиций. Давайте поговорим о том, как нам повезло. Тем более что это - чистая правда.

Если бы Советский Союз не исчез в декабрьских сугробах Беловежской пущи, мы с вами весь следующий год, до самого ноября, готовились бы к торжественной годовщине – столетию Октябрьской революции. Наши дети после уроков оставались бы разучивать хоровое «И Ленин такой молодой». Наши родители мечтали бы о том, что к годовщине смогут отоварить все карточки и, возможно, получат праздничный заказ, в котором непременно будет банка сгущенки. Или майонеза. Если совсем повезет – и то, и другое, но это, к сожалению, из области фантазий. Или нужно работать в сверхсекретном «почтовом ящике», чтобы получить такой щедрый подарок от советской власти.

А мы с вами сидели бы на партсобраниях, брали на себя повышенные соцобязательства, ездили на овощебазы перебирать картошку, делали стенгазету к юбилею революции, рисовали плакаты к торжественной демонстрации и запивали все это дешевым портвейном. И надеялись, что дети успеют выйти на пенсию до наступления 150-й годовщины революции.

К счастью, столетие Октября будет праздновать разве что нынешний министр образования, застарелый коммунист. Выпьет водки в служебном кабинете, занюхает красным знаменем, споет фальцетом про Ленина, смачно поцелует его пыльную гипсовую голову, спрятанную в сейф, и заснет лицом в селедку, как это десятилетиями делали отцы-коммунисты всех мастей. А нам повезло - у нас всего этого уже никогда не будет.

Но кто мог предположить тогда, что Советский Союз не вечен? Даже в перестройку, даже на рубеже девяностых, даже в дни ГКЧП. Нет, казалось, эта империя навсегда. Реформатор Горби, конечно, многое изменил, но уничтожить это все было не под силу никому. Предполагаю, что даже Станислав Шушкевич с Борисом Ельциным и Леонидом Кравчуком, собравшись в Беловежской пуще четверть века назад, не предполагали, что все вот так – ррраз! – и получится. Они просто попытались. По тогдашнему закону права такого не имели. Но если бы решили оставаться хорошими законопослушными руководителями республиканского уровня, которые ничего не делают без разрешения Москвы, - читайте выше о праздновании столетия революции. Все это было бы с нами.

И если этот незыблемый, казалось, СССР мы пережили – подумайте, что такое на его фоне сегодняшняя ничтожная власть, колхозное убожество, навозная куча? Если ту громадину удалось свалить трем нормальным людям, и она рассыпалась, как карточный домик, не нужно думать, будто нынешний белорусский режим круче. Он – пародия, жалкое подобие, фотожаба, не зря же его олицетворяют такие карикатурные персонажи, как Лукашенко с Макеем и Кочановой. И рассыплется он так же мгновенно. Вот только не нужно применять к нему всевозможные политологические и социологические категории. Вы же не рассуждаете всерьез о рейтинге Вовочки из анекдота. У нас – та же ситуация. У Лукашенко нет никакого рейтинга, к нему это неприменимо. Анализировать действия власти – смешно. Рассуждать о перспективах – нелепо. Воспринимать всю эту камарилью карликов всерьез – становиться такими же анекдотически-идиотическими персонажами.

Власть рухнет не так, как пытаются предсказать политологи. Ну ладно, им за серьезное выражение лица деньги платят. Но мы-то с вами знаем, что это произойдет, как и положено этой власти. Вовсе не обязательно ее сметут с лица земли народные протесты. Вероятнее всего, этот режим уничтожит какой-нибудь условный дворник Сирожа. Случайно уничтожит. Просто его вызовут на работу в выходной, потому что нужно убрать мусор вокруг Дроздов, где накануне порезвились сильно выпившие чиновники. И суровый мужик Сирожа от злости возьмет - да и напишет приказ об увольнении Лукашенко со всей челядью, потому что это не они платят ему зарплату, а наоборот: он им платит, вместе с миллионами таких же граждан-работодателей, причем зарплату немаленькую. Но Лукашенко и челядь с обязанностями не справились, зарплату не отработали, условия контракта, который сами сдуру выдумали, не выполняют, так что пусть катятся искать работу где-нибудь в другом месте. Только пусть сначала ущерб возместят и за все ответят.

Поставит условный дворник дату, подпись – и это внезапно сработает. А почему бы и нет? У нас в стране не работают законы, не работает Конституция, не работает даже логика – значит, сработает фактор неожиданности. Сирожа – это, конечно, собирательный образ. Но им может стать кто угодно. Реакция распада этого карикатурного пазла может начаться где угодно: в ЖЭСе, в подвальной «качалке», в школе, на базаре, в автомастерской… Место определить невозможно. Но время – с большей или меньшей степенью точности – можно: это произойдет скоро. Если точнее – очень скоро.

Слышите, часы уже бьют? Отсчет начинается. Скорее наполняйте бокалы и загадывайте желание. Не сомневайтесь: оно сбудется.

Ирина Халип, специально для charter97.org