2 июля 2020, четверг, 15:59
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Алесю Садовскую хотят «залечить» после пыток в милиции

8
Алесю Садовскую хотят «залечить» после пыток в милиции
Алеся Садовская

В Молодечно молодую женщину, избитую сотрудниками милиции, принуждают лечиться у психиатров.

12 февраля суд Молодечненского района принял решение направить Алесю Садовскую на принудительное лечение в психиатрическом стационаре, сообщает «Радыё Свабода».

«Я считаю, что это сделано для того, чтобы отказать мне в иске против отобрания у меня ребенка», - комментирует решение суда Алеся Садовская.

«У нас 11 492 пациента, а ситуация с Алесей Садовской у нас одна», - объясняет свою позицию директор психо-невралогического диспансера Молодечно Александр Божко.

Постановление от 12 февраля касается уголовного дела против Алеси Садовской по статье 364 УК - «Насилие в отношении сотрудника органов внутренних дел в целях мести за выполнение служебного дела».

Пыталась добиться справедливости - попала под суд и в «Новинки»

История Алеси Садовской началась в ночь на 1 января 2013 года. Садовская утверждала, что обратилась к милиционерам, так как в ночном клубе у нее украли телефон. А милиционеры ее избили, не давали воды, держали в холодной камере и на 40 минут связали в «ласточку». Административное дело тогда завели против самой Алеси, а 13 назначенных по ее жалобе проверок действий милиции закончились ничем.

Видеозапись с пытками Алеси под названием «Вяжут в дежурке» на youtube посмотрели 38000 человек. Пытаясь добиться справедливости, Садовская, по ее словам, пришла в Следственный комитет.

«Там я встретила начальника департамента охраны Косика Ивана, - рассказывает она. - Косик был непосредственным начальником тех людей, которые издевались надо мной в ту ночь. Он начал в фойе говорить, мол, зачем я сюда хожу, что я ничего не добьюсь. Он меня вывел до такой степени, что я замахнулась на него сумочкой. Я его не смогла ударить, так как он схватил мою руку, закрутил меня. У меня были побои, а у него никаких побоев не было, хотя он поехал их снимать. По делу проходило, что я его била сумочкой по различным частям тела».

В тексте постановления суда приводятся показания Ивана Косика на судебных заседаниях. Он заявлял, что Садовская грозила местью и физической расправой милиционерам, доставили ее в РОВД в новогоднюю ночь.

«Когда он направился к выходу из здания, сзади почувствовал удар сумкой по спине. Развернувшись, увидел Садовскую А.П., которая продолжала наносить ему по туловищу удары сумкой, руками и ногами. Всего нанесла около 10 ударов. В результате у него на кителе была оторвана пуговица», - сказано в постановлении.

Кровоподтеки на руках Алеси суд посчитал легкими телесными повреждениями, хотя и отметил, что они могли появиться в результате «давления пальцами». Решением от 23 июля 2014 года суд Молодечненского района постановил, что Садовская совершила поступок в состоянии неадекватности, и присудил ей полгода принудительного психиатрического лечения. По результатам психиатрической экспертизы, проведенной в рамках следствия, за Садовской закрепили диагноз «афективное расстройство».

По инициативе Садовской, в общественной организации «Независимая психиатрическая ассоциация России» комиссия во главе с кандидатом медицинских наук Юрием Савенко вывод белорусских врачей опровергла. Но для белорусских судов этот документ реальной силы не имел.

В Новинки Алеся принудительно попала только в феврале 2015 года - через восемь месяцев после приговора. А 25 февраля дочь Катю забрали в приют.

С тех пор Олеся Садовская борется одновременно и чтобы отменить диагноз, с которым она не согласна, и за то, чтобы ей вернули дочь. Диагноз Садовской входит в перечень заболеваний, при которых родители не могут выполнять родительские обязанности (согласно Постановлению Министерства здравоохранения № 36 от 30.03.2010). Пользуясь этим, отдел образования, спорта и туризма Молодечненского райисполкома инициировал отобрание дочери у матери без лишения Садовской родительских прав.

Суд сказал лечиться - надо лечиться

8 февраля суд Молодечненского района начал рассматривать законность постановления об отобрании дочери Екатерины у Алеси Садовской без лишения ее родительских прав. На 17 февраля назначено очередное заседание, а 12 февраля суд по уголовному делу самой Садовской в очередной раз назначил ей принудительное стационарное лечение. Решение принималось судом на основании документов, представленных психо-неврологическим диспансером Молодечно, в котором Садовская проходила амбулаторное лечение.

Главный врач диспансера Александр Божко рассказал, что считает выводы своего учреждения абсолютно обоснованными.

«Мы как врачи выполняем лечебную функцию для пациентов, у которых идет обострение. Наши доводы были четкие и ясные, и действие, которое должно быть в отношении к ней, единственно правильное», - говорит доктор Божко.

По его словам, состояние Садовской с момента ее выписки обострилось. В постановлении суда также есть ссылка на заключение лечебно-консультационной комиссии. Там, среди прочего, говорится о «неустойчивом психическом состоянии, отсутствии критического отношения к своему состоянию и совершение правонарушения, невыполнение рекомендаций врача-специалиста, уклонение от принятия лекарственных средств».

Хотя суд вынес решение без возможности обжалования, Алеся Садовская направила жалобу на постановление и надеется, что его отменят.

Садовская также убеждает, что регулярно посещала диспансер, принимала лекарства и выполняла все рекомендации врачей. Анализ крови, который подтверждает то, что она принимала назначенные препараты, у нее, по словам Садовской, никто не брал.

К тому же в постановлении утверждается, что за период наблюдения Садовская совершала агрессивные действия, «несмотря на предупреждения пациента о недопустимости противоправного поведения». Но, возражает Садовская, в документах приведены только факт того, что я не в том месте перешла дорогу, никаких других противоправных действий за ней не зафиксировано.

Садовская настаивает, что направив ее на принудительное лечение вновь, ей хотят помешать вернуть дочь.

Александр Божко о ситуации с дочерью Алеси знает, но говорит, что диагноз в таком деле не основное.

«Влияет не диагноз, а то, как человек действует и что делает. У нас 11 492 пациентов, а ситуация с Алесей Садовской у нас одна. Речь идет о том, что Алесе Садовской нужно подумать и организовать, чтобы ее дочь не страдала, - считает он. - Я понимаю, что ребенок должен расти с родителями. Если человек находится в больнице по состоянию здоровья, как он может заботиться о своем ребенке?»

«В своей работе мне приходится сталкиваться с отделом образования и наблюдать, как они работают. Я иногда думаю, что они перегибают палку в плане заботы о детях. Родители меньше волнуются. Я ни разу не видел, чтобы что-то было организовано плохо или кому-то во вред. Они действительно выполняют свою работу и заботятся о детях», - считает Божко.

«Если терапия будет удачно подобранна, Алеся Петровна будет сотрудничать с врачами, то конечно, можно рассчитывать на изменения в состоянии, выписку, изменение меры пресечения и дальше говорить о том, что она вернется и жить, и работать, и воспитывать дочь. Мы на это тоже надеемся», - говорит Александр Божко.

Алеся Садовская заявляет, что по-прежнему не согласна с поставленным ей диагнозом, она пытается обжаловать решение о направлении ее на принудительное стационарное лечение и продолжает бороться в суде за то, чтобы дочь Екатерина жила с нею.