13 декабря 2017, среда, 12:26

Андрей Бердников: Нужно создавать глобальную антиавторитарную коалицию

1
Андрей Бердников

Европа должна сопротивляться авторитарным и автократическим тенденциям в мире.

Об этом в интервью Charter97.org заявил доктор политических наук, общественный деятель из Латвии Андрей Бердников.

- Как и какие российские СМИ влияют на процессы в Латвии?

- Главный пропагандистский рупор России в Латвии – это телевидение, прежде всего, российские федеральные телеканалы. Влияние российского новостного агентства Sputnik, задачей которого является воздействовать на аудитории вне России, гораздо ниже. Хотя Sputnik играет некоторую роль в усилении позиций главной латвийской прокремлевской партии «Согласие» и ее председателя Нила Ушакова, являющегося также мэром Риги.

Если говорить совсем конкретно, то безусловным чемпионом по распространению прокремлевских настроений и в обслуживании интересов «Согласия» и Ушакова является Первый Балтийский канал (ПБК). Это зарегистрированный в Латвии информационно-развлекательный канал, основу программного наполнения которого составляет приобретенный у российского Первого канала ТВ-контент, слегка разбавленный местными новостными блоками и авторскими программами.

Поэтому на ПБК, помимо всем известной прокремлевской информационной накачки, присутствуют и латвийские доморощенные потуги на ниве пропаганды, прежде всего работающие на личный пиар Ушакова. Также как российские пропагандисты вбивают в голову людям, что Путину нет и не может быть альтернативы, их латвийские младшие братья твердят о незаменимости Ушакова, обрабатывая местное русскоязычное население.

- То есть ПБК в Латвии открыто обслуживает интересы одного политика и его партии?

- На самом деле, не только ПБК – почти все частные медиа на русском языке, за исключением DELFI и еще пары-тройки менее влиятельных СМИ, работают на «Согласие», кто совсем открыто, кто завуалированно. В этом смысле я бы сказал, что в латвийском медийном русскоязычном пространстве действительно отсутствует политическая конкуренция.

Но главный, реально важный и по сути непобедимый ресурс «Согласия» – это именно ПБК. Ведь этот канал формирует представления о политических процессах Латвии у русскоязычной аудитории, не интересующейся политикой, а это – абсолютное большинство. Чтобы ознакомиться с политической новостью на веб-сайте, нужно специально кликнуть по заголовку, открыть ее, потратить время на прочтение. Нужна мотивация. Поэтому политические новости и другая информация о политике в Интернете зачастую не доходят до людей, которые интересуются, к примеру, только новостями в области развлечений или сенсациями в духе желтой прессы.

Нужно учитывать и то, что среди латвийских русских есть немало интересующихся происходящим в России и даже процессами в мире, но почти не следящих за политической повесткой дня в собственной стране. Возможности порталов влиять на мнения этих людей касательно того, что творится в Латвии, весьма ограничены.

ПБК, напротив, с легкостью воздействует на умы политически индифферентных русскоязычных латвийцев. Дело в том, что программа «Латвийское время», освещающая политические события в стране, вещает непосредственно между популярными российскими телешоу, блоком новостей о происходящем в России и новоиспеченными российскими сериалами. Таким образом, эту программу краем уха ежедневно слышат широкие слои русскоязычного населения – для многих из этих людей она попросту служит звуковым фоном при занятиях повседневными домашними делами. И в этом звуковом фоне главный политический месседж таков: «Ушаков – лучший мэр за всю историю Латвии».

- Хорошо, с Ушаковым и «Согласием» понятно. Вернемся к российскому влиянию.

- Надо сказать, что российская пропаганда в Латвии действует весьма успешно. Схема та же, что и везде: будучи хорошо осведомленным обо всех наших слабых сторонах, недостатках и ошибках, в том числе о неудачах наших правящих на ниве экономики и межэтнической интеграции, Кремль просто извлекает из всего этого выгоду, превращая наши прорехи в информационные поводы. Одной из широко используемых кремлевских тактик гибридной войны является распространение хаоса, беспорядка, «разброда и шатания» посредством манипулирования замороженными конфликтами, нерешенными проблемами и кризисами в Европе, в западном мире в целом. Конкретно Латвии, правда, российские федеральные каналы уделяют мизерное внимание – информационная накачка происходит при помощи общей, всесторонней и всеобъемлющей антизападной риторики, не углубляясь в различия между странами Евросоюза.

- Как в Латвии ощущается «мир после Трампа»?

- Для наших правящих и большинства латышей победа Трампа – очень неприятный факт. По понятным причинам. По таким же понятным причинам большинство русскоязычных в Латвии этой победе рукоплещут.

Меня здесь больше волнуют два других вопроса. Во-первых, будет ли способен сегодняшний западный истеблишмент осознать свои прежние ошибки, приведшие к Брекзиту и распространению трампизма, и начать их исправлять? Есть позитивные сигналы, что отрезвление кое-где начало наступать.

Второй вопрос, занимающий меня, связан с низовым движением сопротивления авторитарным и автократическим тенденциям сегодняшнего дня. Приход очевидных автократов к власти превращается в общемировой тренд, уже не ограничивающийся Россией, Беларусью, Турцией или регионами за пределами западного мира. Подтолкнет ли все это к мобилизации антиавторитарных активистов по всему миру, к укреплению их связей и более эффективному их взаимодействию? Я сам всеми силами буду содействовать тому, чтобы активисты демократических движений стран Балтии включались бы в процессы создания глобальной антиавторитарный коалиции.

- Как ведет себя белорусская диаспора в Латвии в условиях сегодняшнего конфликта между Лукашенко и Путиным?

- Белорусская диаспора в Латвии почти незаметна. Не помню случая, чтобы ее представители у нас, например, выступали бы за усиление позиций белорусского языка или белорусской идентичности. Также не ясна позиция белорусской диаспоры по пресловутым геополитическим вопросам – это просто никогда не озвучивалось в коллективном, организованном виде, посредством каких-либо акций, петиций, воззваний, за которыми стояли бы белорусские общественные организации или движения.

Некоторая часть латвийских белорусов поддерживает латвийский истеблишмент, но большинство ассимилировалось в так называемое «русскоязычное население», подсаженное на иглу пропаганды российского телевидения. Для этой второй, численно доминирующей группы конфликт между Лукашенко и Путиным не понятен вообще, ибо оба они в глазах этих людей олицетворяют «сильных», «правильных» лидеров. Думаю, сейчас многие белорусы в Латвии полностью дезориентированы и пребывают в растерянности по этому поводу.