20 июля 2019, суббота, 9:06
Мы в одной лодке
Рубрики

Старый декрет с новым бантиком

37

Зря они затеяли эту войну.

Победу режиму не праздновать.

Замахнулся правитель на крестовый поход против ненавистной ему категории граждан весьма опрометчиво. Похоже, снова соратники подвели – никто не посмел возразить. А затея была нелепая. Обычно подобный способ пополнения разоренной казны практикуют одиозные режимы африканской глубинки. Да вот еще и незабвенный Советский Союз попытался отметиться на этом же поприще. Итог его благих намерений известен всем.

Но идея сама по себе живет. И при благоприятном стечении обстоятельств намерена еще и побеждать. Стоит ли удивляться тому, что руководству нашей прекрасной страны она показалась на удивление креативной и своевременной. Блистательная победа над тунеядством могла бы при умелой подаче стать лучшим подарком к 25-летию единоличной власти. А потому старт этой кампании был мощным и многообещающим.

Но что-то пошло не так. И первая атака захлебнулась. Как и следовало ожидать, чиновники напутали. Глубокую рекогносцировку не проводили. Настроения народных масс не учли. Терминологию не уточнили. И первый вариант декрета о тунеядцах, вместо того, чтобы вдохновить народ на новые трудовые свершения, вызвал по всей стране взрыв гнева. Суть претензий к власти возмущенные граждане сформулировали тогда четко и кратко: «Уходи!»

Пришлось отступить. Поменять номер декрета. И его новую версию подавать уже под видом неустанной заботы правителя о создании рабочих мест для всех нуждающихся и недовольных. Но общий замысел был тот же: всех пересчитать, ввести в базу данных загнать в темный угол и бесцеремонно вывернуть карманы. Чтобы знали и помнили, где живут. И кому этим обязаны по гроб. А иначе припечатают титул тунеядца, а это почти то же, что и враг народа, только пока еще без сталинских крайностей.

Власть злопамятна. Своих обид она не забывает. И весну семнадцатого года помнить будет долго. На улицы и площади больших и малых городов выплеснулась тогда такая беспросветность, такое отчаяние, что даже самый тупой из вертикали мог понять, на краю какой бездны оказалась страна под этой закоснелой властью.

Какие тунеядцы! Люди рассказывали независимым журналистам, как пришлось им выживать, с престижными профессиями и дипломами, на заработки в триста, двести и даже сто долларов. Или уезжать на заработки за границу. Других вариантов для них в этой стране при этой власти нет и не предвидится.

Похоже, и наверху тогда их голоса услышали, но сделали совсем иные выводы. Вместо того, чтобы закинуть одиозный тот декрет подальше и задуматься над странностями здешней экономики, они решили документ набело переписать, забористо и витиевато, а сверху присобачить пестрый бантик заголовка: «О содействии занятости населения». Какая прелесть! Спать не могут – так их занятость волнует.

На августовском совещании с приближенными правитель пояснил, чем так дорог ему этот основополагающий документ. «Общество должно знать, что никакой отмены декрета быть не может. Я уже мотивировал этот вопрос: как минимум полмиллиона у нас не работающих людей. Из них 200 тысяч мы можем освободить – многодетных, больных, инвалидов, людей, которые, может, и хотят работать, но у них не получается в силу жизненных обстоятельств. Но 300 тысяч где? Поэтому декрет № 3 – это 300 тысяч тех, кто может работать, но не работает. И мы должны их заставить работать. Вот и вся идеология».

Почему вся? А где столь же свирепые рассуждения по адресу уникальных умельцев всех уровней действующей власти, которые ухитрились постсоветскую страну с лучшими стартовыми условиями превратить в какую-то полуафриканскую джамахерию. С бессменным и шумным вождем во главе. С убогими заработками и нищенскими пенсиями. С неподъемными долгами и черной дырой в перспективе. И к тому же надо срочно перехватить еще где-то круглую сумму на текущие расходы.

Соратники не подвели. Без проблем составили списки тех 500 тысяч будто бы тунеядцев, которых можно встряхнуть в соответствии с новым декретом. Если содрать с каждого всего по доллару или по десятке – это же какие деньжищи! Фактически, ниоткуда. А ведь будут вытряхивать, не стесняясь, с размахом. Как же упустить такую возможность?

Вот только у этой радостной картинки есть и темная сторона. Слишком неоднозначная цифра получилась в итоге – 500 тысяч. Напоминает не столько бесконечную очередь потенциальных плательщиков, сколько данные разведки о противостоящем войске. И вертикаль уверена, что такую армию можно без особых проблем раскулачить?

Двусмысленные параграфы и пестрый бантик впопыхах утвержденного декрета могут и не показаться им достаточно убедительным основанием для поспешных расчетов с чиновниками. А вдруг все это войско снова выйдет на улицы и площади наших городов и постучится однажды в глухие ворота засидевшейся власти?

Декабрь – месяц торопливый. Оглянуться не успеем, как наступит Новый год. Но пока еще иллюзии светлы и перспективы бесподобны. И даже поверить трудно, что предстоящий поход против тунеядцев – это именно тот подарок, который приготовил стране руководящий Дед Мороз. Впрочем, и до февраля, когда рассеются последние сомнения, не так уж далеко. Младшая группа детского сада уже достала где-то коробок спичек. И старательно готовит подведомственной стране шикарное шоу с одним окном, письмами счастья в новой редакции и бесподобным фейерверком.

Пусть резвятся детки. Не зря же именно им когда-то страна доверила свою судьбу. Без малого четверть века у власти эти резвые затейники. Не беда, что за столь долгий срок они сами так ничего и не придумали. Зато без труда отыскали заветный сталинский чулан. А там полно всякого добра. От колючей проволоки до ошеломительных идей. Всем известно, куда огромная держава со всем этим хламом в конце концов пришла. Но они уверены, что если начать сначала, все у них получится. И с тунеядцами разберутся, и коммунизм за их счет построят.

Важно только начать. И уже никуда не сворачивать.

Владимир Халип, специально для Charter97.org