16 июня 2019, воскресенье, 22:45
Мы в одной лодке
Рубрики

Большое откровение для маленькой компании

42

Это событие нарушило привычный ритм власти.

Правитель встретился внезапно с творческой молодежью. С чего бы вдруг?

Весна вроде шла своим чередом. И он был занят обычным делом. Отстаивал спортивную честь страны. Персонально выходил на лед, чтобы отвоевать кубок в схватке ветеранов. Принимал посла. Поздравлял Путина с очередной элегантной победой. Наделял невероятными полномочиями любимый ОАЦ. Инспектировал самую надежную часть внутренних войск. Лично проверил сухой паек. Осмотрел оружие. Ощупал собственноручно омоновские щиты. И вдруг – творческая молодежь! Зачем?..

Обычная как будто студенческая публика в скромном зале молодежного театра. Но уже с первых планов официальной хроники видна железная работа умелых кураторов. Аудитория переполнена чиновниками всех рангов – не забалуешь. Но особенно постарались умельцы с организацией сценического пространства. Все простенько и со вкусом, в лучшем стиле перезрелой диктатуры. Кресла полукругом и посадка без всякого намека на случайность. Девочка – мальчик, девочка – мальчик. А в центре, естественно, он. И по правую руку, естественно, девочка. Мизансцена удалась. Можно начинать.

Однако речь, прочтенная по шпаргалке, особых эмоций не вызвала. Обычные сентенции по поводу безмерной заботы власти о дальнейшем процветании всяческих искусств. И традиционные жалобы на неблагодарных звезд, которые блистают где-то там, а засветились поначалу здесь, на родной земле.

И разве что только один пассаж потряс невероятной оригинальностью в оценке всем известных событий. Теперь уже рассеются окончательно сомнения в том, кто же в действительности развалил незабвенный Советский Союз. Кого только не записывали в виновники – и коварный Запад, и злых диссидентов, и тех, кто собрался когда-то в заповедной Пуще. Подозревали даже, что во всем виноваты цены на нефть и обычная наша еда, которая вдруг исчезла.

А вот правитель вычислил безошибочно, что во всем виновата чернуха. Да, та самая чернуха, от увлечения которой так настойчиво партия предостерегала нерадивых деятелей искусства. Не послушались. Оплошали. И вот результат – нет могучей державы!

«Все государства и нации проходили испытание «чернухой». Термин некрасивый, но такова его суть. Как это работает, вы в полной мере ощутили на себе и в начале девяностых годов прошлого века, и сейчас по отдельным направлениям, к сожалению, лучше не стало. Именно с этой примитивной «культуры» начинается распад сильного государства».

Но это все сущие пустяки. По сравнению с тем, что началось потом. Когда аудитории высочайше было позволено задавать вопросы. На первый план вышел вопрос главный: как всем известный покровитель искусств и воспитатель юных талантов относится к БНР? Тут все и началась.

Было похоже, что вся эта история с внезапно вспыхнувшей любовью к творческой молодежи затевалась далеко не случайно. Невозможно не заметить, что в ближнем и более далеком окружении началось некое брожение умов. И даже выкристаллизовался новый взгляд на независимость. В самых преданных глазах чиновников уже отчетливо читался наболевший вопрос: так мы за БНР или против?

Надо было ситуацию прояснить. Но как это сделать? Просто выйти к телекамерам и выпалить все, что наболело, негоже. В Кремле могут встревожиться. Заговорить об этом на приеме посла из далекой страны - с протоколом получится неувязка. И в процессе инспекции сухого пайка по ведомству внутренних дел было бы как-то странно развивать эту тему. А вот с творческой молодежью – совсем другое дело. Для создания соответствующей атмосферы надо только изобразить предельное откровение.

Почему большевики разогнали Первый Всебелорусский съезд? «Не потому, что не хотели дать белорусам какую-то волю, свободу. Они испугались, что вообще потеряют Беларусь, и немцы или другие враги будут под Смоленском, а то и под Москвой». Потом пошел кругами, захватывая в кромешный вихрь напористой искренности какую-то справку, заказанную неведомо кому, Гитлера и автобаны, немецкий народ и Холокост. И множество прочих проблем в трактовке замшелых советских пропагандистов.

В итоге получился этюд в багровых тонах. Он щедро обрушил на головы юных талантов свои застарелые кошмары. Но в этом хаосе четко просматривалась главная мысль: жить в этом мире страшно. И опасно до крайности. А потому лучше сидеть тихо и не высовываться. Чтобы не раздражать и не настораживать недавно переизбранного соседа.

Совсем некстати подоспела эта непредвиденная дата – 100 лет Белорусской Народной Республики. Лучше не думать об этом и не привлекать внимания. Можно поплясать где-то в уголке и разойтись тихонько по домам. И вообще “об этом событии нужно меньше говорить. Не надо педалировать. Подставляться нельзя, как это сделала это Украина”.

Эти нравоучения особенно пришлись по душе воспитателям будущих талантов, рассредоточенным в пространстве зала и окрестностях. Такая появилась вдруг возможность быть замеченными свыше и отмеченными персонально, что не воспользоваться ею было бы грешно. А в Университете культуры студентам предлагали даже отметиться на бланке о посещении кураторского часа, темой которого было заявлено игнорирование Дня Воли, поскольку он противоречит идеологии РБ.

Надежный при этой власти выкристализовывается монолит. Почти как в Советском Союзе, безжалостно разрушенном беспощадной чернухой. Надежный и несокрушимый. Озабоченный идеологически. Надежда и опора местной диктатуры. И только один у него недостаток. При изменении погоды в высоких инстанциях он испаряется бесследно.

Да и сама такого рода власть в укромной тени родного лопуха особой жизнестойкостью никогда не отличалась. Подвержена простуде и прочим неприятностям. Вроде бы все у них схвачено. Всех перехитрили, обвели вокруг пальца с легкостью бесподобной. Сиди себе и радуйся. Поучай творческую молодежь, как радостно жить ей вблизи начальства. Все проверено, просчитано. Стража надежна. Чиновники покорны. Будущее вполне предсказуемо. Чего же еще?

Но тут появляется где-то на чужом горизонте журналист Алексей Венедиктов, слишком хорошо осведомленный в хитросплетениях и механизмах недавних российских выборов, и без всякого видимого умысла вторгается без всяких церемоний в здешние сверхделикатные проблемы. Никаких коварных интриг или желания кого-то обидеть. Просто он размышляет о возможных и вполне реальных действиях в ближайшей перспективе своего заново избранного правителя.

И получается в итоге вот что. “Даже формально, даже полуформально никто не помешает конституцию изменить и построить какую-нибудь надстройку в виде союзного государства России и Беларуси. Назначить Лукашенко послом в Зимбабве и там, грубо говоря, - новое государство, новые сроки. Но почему нет? Что мешает?”

Да в том-то и проблема – не мешает ничто. Только эта перспектива для беззаботного диктатора слишком иллюзорна. Он был уверен, что объявив часть граждан этой страны врагами народа, дискредитируя безоглядно идеи БНР, укрепит надежно свою власть, ублажит имперские амбиции кремлевского соседа и получит заветный ярлык на бессрочное правление. Но оказалось вдруг, что там уже всерьез озабочены возможной кандидатурой посла в Зимбабве.

Но едва ли у них Зимбабве – вариант единственный. Похоже, правитель здешний и без посторонней помощи уже начинает об этом догадываться. Может, он совсем не случайно так основательно проверял милицейские щиты и изучал сухой паек омона?

Пока история застенчиво молчит.

Владимир Халип, специально для Charter97.org