24 сентября 2018, понедельник, 17:27
Нам нужна ваша помощь
Рубрики

Ольга Николайчик: Белорусы получили мощный сигнал

23
Ольга Николайчик

Лукашенко находится под колпаком и очень слаб.

Об этом сайту Charter97.org заявила общественная активистка и режиссер Ольга Николайчик, комментируя события, связанные с празднованием 100-летия БНР.

- Сейчас многие говорят об особом «послевкусии» Дня Воли в этом году. А по вашему мнению – что произошло в Беларуси 25 марта?

- Я бы сказала так: между собой столкнулись наша древняя и сильная традиция и новая, подлая, тактика властей.

Традиции праздничного шествия на День Воли – больше 20-ти лет. Оно в большей степени является историей нашей страны, чем чужеродная власть Лукашенко. 20 лет белорусы хранят преемственность со всеми, кто боролся за независимость нашей страны в прошлом и этом столетии.

Каждый год, 25 марта, идея независимой, европейской Беларуси, заложенная отцами-основателями БНР, оживает снова и снова. Особенно символично говорить эти слова в связи с праздником католической Пасхи, когда верующие переживают таинство воскресения Христа. Так и идея нашей независимости воскресает каждый год весной, в День Воли.

В этом году праздник 100-летия БНР был особенным. Часть общества, во главе с такими известными политиками, как Андрей Санников, Николай Статкевич, Владимир Некляев, заявила властям, что будет отстаивать свои ценности. На самом деле людей, желавших достойно отпраздновать столетие БНР шествием и концертом, было гораздо больше, чем сообщали некоторые СМИ. Поэтому напуганная власть и пошла на операцию «Троянский конь».

- Что вы понимаете под этим выражением?

- Концерт, который проводился возле Оперного театра, мог стать логическим завершением шествия. Но власть постаралась сделать из него такого вот «троянского коня», который бы разобщал настроенных против режима Лукашенко людей. А их у нас – уже большинство. Именно поэтому концерт был «скорректирован» на определенное время, а шествие с площади Якуба Коласа – запрещено.

Люди были дезориентированы этим и многие пошли сразу на концерт, думая, что там будет настоящий праздник. Это пример манипуляции: с помощью карманной «оппозиции» людей приучают идти на сделки с совестью в интересах власти. Какой может быть праздничный концерт, когда прямо перед ним арестовали 120 человек?

Горько было осознавать, что так и не все это поняли. Ведь все же так просто: марш и концерт должны были объединять нас, а не разъединять. Я тоже хотела прийти на концерт, но с гордо поднятой головой, пройдя по проспекту Независимости под бело-красно-белым флагом.

Впрочем, скажу честно: от режима Лукашенко я другого и не ожидала. Он не умеет действовать прямо, идти в бой с открытым забралом. Лукашенко – вассал Кремля. И с холуйским раболепием копирует черты своего хозяина. Прислужник Путина априори не может вызывать доверия. Я много раз говорила: бессмысленно договариваться с теми, кто откусывает по локоть, если ему предложили палец. Лучше сохранить и то, и то целыми – пригодится для более полезных целей.

Поэтому я не удивилась, когда под моими окнами еще со среды начали появляться неизвестные типы в штатском, больше похожие на алкоголиков.

- Это ваши племянники так назвали их?

- Детей вообще трудно обмануть. Часто они видят мир реальнее, чем мы, взрослые.

- А как вас задерживали?

- Задерживали так, что я все равно отпраздновала День Воли прямо в момент ареста.

«Благодаря» им получилось даже эффектнее, чем я ожидала. Я приехала на такси на площадь Якуба Коласа. Как только машина остановилась, меня схватили и начали заталкивать уже в другую машину. Но я успела прокричать «Жыве Беларусь!» - так, что меня услышали многие на площади.

Но главное – меня услышали на небе наши гордые и смелые предки, отцы-основатели БНР. Для меня этого было достаточно. Думаю, что поспешная и драматичная «зачистка» площади Якуба Коласа только помогла мне отпраздновать День Воли ярко и достойно.

- Что было после задержания?

- В машине меня сразу начали снимать на камеру и спрашивать: «Сколько у вас штрафов?». Я им ответила: «Успокойтесь, штрафов уже нет». Затем я успела позвонить своей знакомой, которая шла на площадь Якуба Коласа, и предупредить ее о «хапуне». Еще успела поздравить Павла Северинца, у которого накануне родился сын.

Затем у меня потребовали отключить телефон и повезли в РОВД Партизанского района. Там меня продержали несколько часов в холодной камере типа карцера – без окон, нар и санузла. Только на полу были невысокие доски. Я настроилась быть там до понедельника, но через несколько часов меня вывели из карцера и отвезли на Окрестина.

Там я тоже была настроена, что все это растянется надолго. Но около девяти вечера двери камеры открылись и часа через полтора меня освободили, вернув и флаги, и мегафон, и портреты политзаключенных. Взяли, правда, расписку в том, что я приду на суд над собой.

- Как вы объясните такое неожиданное освобождение?

- Во-первых, я очень обрадовалась, что Владимир Некляев, Николай Статкевич, Леонид Кулаков, Максим Винярский, Евгений Афнагель – тоже на свободе.

Мы даже успели с ними отметить День Воли и юбилей БНР и обсудить, почему нас освободили. Думаю, что этот факт – мощнейший сигнал для всех, кто борется с властью. Лукашенко находится под прицелом, под колпаком. Он не настолько силен, чтобы делать то, что вздумается. Европа может реально влиять на процессы в Беларуси. К сожалению, пока только Европа.

Но для нас это, повторюсь, важный сигнал. Если мы проявим больше настойчивости, то тоже сможем подключиться к этому процессу. Надо просто быть более сплоченными, не давать себя разобщать с помощью всякого рода «троянских коней». Тогда мы сможем реально управлять ситуацией в стране.