19 июля 2018, четверг, 0:54
Рубрики

Евгений Липкович о декрете №1: У кого поехала крыша?

25
Евгений Липкович
Фото: facebook.com

«Тунеядцы» могут ответить власти встречным иском.

В начале апреля стало известно, кто будет считаться «тунеядцем» по обновленному декрету Лукашенко, и каким образом будут приниматься решения по признанию граждан «незанятыми в экономике».

«Надеюсь, что люди начнут судиться с правительством по 190-й статье», - заявил Charter97.org известный минский блогер Евгений Липкович, комментируя недавно озвученные властями детали декрета №1:

- Во всей этой истории меня поражает, что прокуратура до сих пор не использует свои функции. В законе о прокуратуре сказано, что она может заявить такую штуку, как протест. Чтобы не допустить до совершения преступления. Потому что то, что написали в декрете №1 попадает под действие Уголовного кодекса. А именно – его 190-й статьи «Дискриминация».

В данном случае мы имеем дело с дискриминацией по отношению к работающим и неработающим гражданам. То, что им будут по-разному начислять коммуналку – это нарушение закона. Как будут власти выкручиваться, пытаясь ее насчитать для семей, где на одной жилплощади есть и безработные, и работающие – мне даже неинтересно. Мне интересно другое: если они попытаются кого-то привлечь – значит им сразу в ответ встречное возбуждение уголовного дела по 190-й статье УК.

С ними надо судиться – и все тут. Леонид Судаленко об этом уже сказал. И я к этой позиции присоединяюсь.

- По новому декрету, иностранцы, прожившие в Беларуси полгода, тоже могут стать «тунеядцами». Как вы этот момент прокомментируете?

- Если отбросить весь идиотизм самого декрета, то в этом пункте есть определенная логика. Технически, если бы не было всего этого кретинизма с декретами о «тунеядцах», иностранец должен становиться на учет в налоговых органах, если он прожил здесь более 180 дней. Но парадокс в том, что у нас только с Россией есть соглашение, позволяющие прожить в стране более 180 дней без специального разрешения. Все остальные могут легально находиться не более 90 дней в полугодие.

Но это не отменяет самого идиотизма декрета и того, что вытворяют в связи с его принятием.

- А что вас возмущает в декрете №1 больше всего?

- А вот это: решение комиссий по «тунеядцам» будет окончательным и не подлежит обжалованию. Это меня вообще удивляет! Это что? Господь Бог нам спустил свои заповеди в лице этих комиссий? Я не могу этого понять. У нас судов нету? Суды будут отказываться принимать заявления на неправомерные действия этих комиссий?

Что у них там в головах происходит? Одно я точно знаю: декрет – это дискриминационная мера. Его текст должны изучать в прокуратуре.

- А как быть тем проживающим за границей гражданам, которые должны по новому декрету лично являться в комиссии и доказывать, что они не «тунеядцы»? Ведь не каждый может приехать: кто-то занят по работе, кто-то из-за политических преследований…

- Это вообще возмутительно! Я отказываюсь это даже воспринимать. Юридическая система в стране в принципе не работает? У кого там крыша поехала?

Такого в правление Лукашенко еще не было. Кем вообразили себя эти комиссии из провинциальных чиновников? Это что – священная инквизиция какая-то. Возродили бы «тройки» сразу. Сегодня они решают, кого сделать «тунеядцами», а завтра – кого расстрелять.

А если серьезно: чем больше полномочий у комиссий, тем хуже для них самих. Мы не должны туда являться, тем более ездить из-за границы. Моя идея состоит в том, что в это дело должна вмешаться прокуратура.

В крайнем случае могу им предложить: я приеду, но вы мне оплатите «командировочные». Самое минимальное – верните деньги за проезд. Почему я должен их кредитовать? А потом еще и за коммуналку платить в пять раз больше, чем она на самом деле стоит. Ведь цены на ЖКХ непонятно как формируются.

- У некоторых чиновников, например Виктора Шеймана, дети живут и учатся за границей. Им тоже надо будет приезжать «на ковер» перед комиссией?

- Я могу только поприветствовать то, что дети чиновников учатся за границей. Здесь надо ставить вопрос глобальнее: будут ли они в принципе возвращаться в страну? Думаю, что если поставить вопрос так, то и проблема приезда на «тунеядские» комиссии отпадет сама собой.

- К чему вообще могут привести попытки реализовать на практике декрет №1?

- В 2017 году люди вышли на массовые протесты. Возможно, это была реакция общества не только на предыдущий декрет №3. Просто накопилось и надоело.

Эти факторы – «накопилось и надоело» – остаются до сих пор. Протест существует в рассеянном виде. Дальнейшие зависит от тех, кто занимается активными политическими протестами: насколько они смогут мобилизовать эти настроения. Почему бы и нет? Реакция на декрет №1 может быть еще и сильнее, чем на декрет №3. Все может получиться.

Год назад уличным протестам предшествовали судебные дела против декрета «о тунеядцах», которые люди умудрились выиграть. Если сейчас будут такие прецеденты, это может стимулировать к акциям. Юридические баталии в судах смогут подстегнуть публичные протесты. Я вижу это так.