19 декабря 2018, среда, 13:39
Спасибо вам
Рубрики

Лукашенко - это микс Брежнева и Януковича

70
Коллаж: oblicomorale.blogspot.com

«Дело врачей» возникло не на пустом месте.

Новость о возможном инсульте у белорусского правителя несколько дней была основной в информационном пространстве.

Прокомментировать ситуацию сайт Charter97.org попросил координатора гражданской кампании «Европейская Беларусь» Дмитрия Бондаренко.

- Почему эта новость вызвала такой ажиотаж? Что, по вашему мнению, на самом деле произошло?

- Мне было 19 лет, когда умер Леонид Брежнев. Это было в 1982 году, и на тот момент я практически всю свою жизнь жил при Брежневе.

Лукашенко «тянет» срок еще больший, чем Леонид Ильич. И еще больше людей всю свою сознательную жизнь живут при нем. Естественно, что смена правителя в стране, которой Лукашенко руководит, как Брежнев, вызывает волнения у всего населения. Это во-первых.

А во-вторых, Брежнев не вызывал у людей такой ненависти и агрессии, какую вызывает у белорусов Лукашенко. Потому что слишком много зла он принес конкретным людям и слишком много проблем он принес практически в каждую семью.

Поэтому люди с надеждой ожидали, что у Лукашенко действительно со здоровьем не все хорошо и надеялись на долгожданные перемены в Республике Беларусь.

- А в технологическом смысле: это был информационный вброс или что-то другое? И в чьих интересах?

- Не могу сказать, что это был какой-то вброс. Здесь мы наблюдаем, скорее, такое вот социологическое исследование в действии. Иногда приходится слышать от западных, а также от украинских политиков, что Лукашенко якобы популярен в Беларуси.

События с «инсультом» показали, что это совсем не так, и абсолютное большинство людей готовы были радоваться и ликовать из-за его проблем со здоровьем. Вот это – самое главное. На это надо обратить внимание всем, кто пытается разобраться в ситуации в Беларуси. Это стало лучшим показателем реального отношения белорусов к диктатору.

- Между первым комментарием, который Эйсмонт дала ТАСС, и видеосюжетом во БТ с участием Лукашенко прошло больше суток. Почему народу так долго не показывали «живого диктатора»?

- То, что у Лукашенко есть проблемы со здоровьем, подсказывает здравый смысл. Возникшее недавно «дело врачей», естественно, появилось по одной причине: кто-то наверху был недоволен тем, как его лечили. А имея параноидальное мышление, решил наказать тех, кто, по его мнению, плохо его лечил. А в его голове – это все люди в белых халатах. Поэтому дело получилось громкое, и оно как раз и показывает, что у Лукашенко действительно есть проблемы со здоровьем.

Второй момент: люди постоянно видят по телевизору человека, который часто несет чушь. Ясно, что он не живет теми проблемами, которыми живет большинство людей. Он не понимает, что в стране происходит. Ему интересно выращивать арбузы, картошку, смотреть, как играют и бегают Даша и Вика (Дарья Домрачева и Виктория Азаренко – ред.).

Белорусам видно, что у него проблемы со здоровьем – так же, как все жители СССР понимали, что серьезные проблемы со здоровьем есть у Брежнева. И это было ясно, как бы пропагандисты не пытались показать, что тот «гениальный руководитель» и пишет книжки. Лукашенко же и книжки не пытается писать: в это просто никто не поверит.

У диктатора есть проблемы со здоровьем, которые обострились в последнее время. И «задержки» с появлением на публике именно с этим и связаны.

- Вы сказали, что самое важное в этой истории – реакция людей. Как вы ее оцениваете?

- Надежда на облегчение, надежда на изменения. Власть настолько плюет людям в душу и относится к людям по-свински, что никаких положительных эмоций по отношению к так называемому «вождю» и его свите просто быть не может.

Но люди остаются людьми и хотели бы, чтобы их проблемы решились «одним махом», без их участия.

Как между отдельными людьми существует конкуренция – в работе, в ежедневной жизнедеятельности – так же существует конкуренция между народами. И мы видим, как украинцы хотят быть хозяевами своей судьбы, как они принимают участие в политических событиях и высказывают отношение к правителям, которые их унижали и оскорбляли.

Мы видим, как действуют демократические механизмы в странах Балтии и Польше, где происходит периодически смена власти и элит. И это происходит, потому что в свое время эти народы продемонстрировали мужество и приложили усилие, чтобы этот механизм заработал, чтобы стать частью европейской семьи и такого механизма безопасности, как блок НАТО.

Идти по такому же пути стремятся и украинцы. А белорусы все надеются на «авось», на царя, на чудо – чтобы кто-то изменил их жизнь.

Конечно, я говорю не про всех: у нас есть много активных людей, доказавших своей жизнью и поступками, что им небезразлична ситуация в стране.

Но большинство, к сожалению, пока стоят в стороне. Может быть, из-за долгой жизни в двух «застоях» - брежневском и лукашенковском - у нас и сформировалось такое народонаселение.

- Как, по вашему мнению, развивались бы события, если бы наихудшие для диктатора слухи подтвердились?

- Лукашенко – это такой микс Брежнева и Януковича, на мой взгляд. В Украине тоже было очевидно, что Янукович только раздувает щеки: ну, не может человек с таким интеллектом, с таким образом жизни быть реальным руководителем государства. Потом оказалось, что делами в стране на самом деле заправлял его старший сын.

Похожая ситуация и в Беларуси. Лукашенко, я давно про это говорил, не занимается реальным управлением. Одну из ключевых ролей в структуре власти играет его старший сын Виктор, а также ряд приближенных силовиков из тех, на кого он еще может опереться.

Время Лукашенко прошло. И это видят и белорусы, и хозяева Кремля, и ближайшее окружение самого диктатора. События все равно будут развиваться динамично. Хотя бы потому, что в соседних странах нет «застоя».

В Украине будут проходить выборы в 2019-20 годах, а там в результате выборов всегда происходят серьезные изменения. Одновременно во всех странах – в Украине, в России, и в Беларуси – есть несколько видов кризиса, которые будут приводить к сменам политических элит.

Главный кризис – это демографический. Такого сокращения рабочей силы, как в этих бывших славянских республиках бывшего СССР, практически нет в других странах. Целые регионы обезлюдели. Естественно, что если некому работать, то не из чего выплачивать и пенсии. Эти процессы очень серьезно проявляются в России: мы видим, насколько решительно россияне протестуют против повышения пенсионного возраста.

Украина находится в еще более динамичной ситуации, и белорусы уже не смогут отсидеться в своем болотце – хотя бы потому, что изменения затронут весь регион.

Еще один момент – это технологическая революция, которая происходит сейчас в различных областях. В области энергетики – это сжиженный газ и сланцевая революция, которые приведут к практической бесполезности трубопроводов через 10-20 лет. Одновременно происходит ИТ-революция, меняющая мир с каждым годом.

В этом плане такой отсталый во всех отношениях режим, как лукашенковский, просто обречен уйти. А какие будут результаты – зависит от самих белорусов. Если белорусы будут все время надеяться на «дядю», то вместо Лукашенко может появиться другой диктатор. А если проявят решительность, то мы сможем стать нормальной центрально-восточноевропейской страной, как Словакия, как Эстония, как Литва.

- На что следует обратить внимание оппозиции, чтобы этот шанс не упустить?

- Белорусская оппозиция, на мой взгляд, в обстановке постоянных репрессий, направленных против нее, заслуживает огромного уважения.

Но существует разрыв в белорусском обществе между его активной частью, между оппозицией – и большинством населения. И здесь никто за людей эту проблему не решит.

Может быть, нужны будут жесткие потрясения, чтобы белорусы встряхнулись и взяли на себя ответственность за судьбу страны и своих семей. Чтобы не жили на чужие дотации, которых хватает только на пропитание. Чтобы не ударялись в финансовые пирамиды в виде потребительских кредитов, которые потом надо будет отдавать – а просто стали гражданами нормальной европейской страны.

Это вопрос открытый. Он будет решаться здесь и сейчас – в самое ближайшее время.

Когда-то, во время Перестройки, от белорусов никто не ожидал такой активности, какую они показали. Первые массовые акции протеста, первые забастовки были именно на белорусской земле. Есть надежда, что лучшие качества белорусы смогут проявить и сейчас.