26 сентября 2018, среда, 2:50
Нам нужна ваша помощь
Рубрики

Белорусские власти придумали новую ловушку для бизнеса

7

Внимательно читайте проект нового Налогового кодекса.

Среди новинок проекта Налогового кодекса имеется одна, с которой власти не спешат познакомить бизнес и общественность. С одной стороны, это важный шаг на пути противодействия уклонению от уплаты налогов. Но с другой — возникает опасность вольной трактовки законодательства, которая способна принести немало проблем предпринимателям, пишет в колонке для Office Life экономист Леонид Фридкин.

До сих пор в отечественном законодательстве имеется немало лазеек, позволяющих относительно безнаказанно использовать подобные методы. Но рано или поздно терпение государства заканчивается, и «дыра» в законах затыкается. При этом, как водится, пока шериф гоняется за злоумышленниками, под пули и колеса попадают случайные прохожие.

Согласно статье 15 проекта Общей части Налогового кодекса, белорусскими предлагается признавать не только местные организации, но и те, которые созданы в соответствии с законодательством иностранного государства, если место их фактического управления находится в Беларуси. Такая организация тоже будет считаться налоговым резидентом Республики Беларусь, что обяжет ее платить налоги с доходов, полученных как в нашей стране, так и за ее пределами, а также с имущества, где бы оно ни находилось.

Местом фактического управления иностранной организации Беларусь будет признаваться при наличии одного из условий:

исполнительный орган иностранной организации регулярно осуществляет текущее руководство ее деятельностью в Беларуси в объеме большем, чем в другой стране;

в отсутствии (бездействии) исполнительного органа иностранной организации в иностранном государстве ее должностные лица, уполномоченные осуществлять текущее руководство ее деятельностью, преимущественно осуществляют такое руководство с территории Беларуси. При этом текущим руководством признается принятие решений и осуществление иных действий, относящихся к вопросам текущей деятельности организации, входящим в компетенцию исполнительных органов управления;

в Беларуси находится высший орган управления иностранной организации, который, ввиду отсутствия (бездействия) ее исполнительного органа за рубежом, осуществляет текущее руководство деятельностью этой организации и (или) контроль над ней, а также принимает стратегические необходимые коммерческие решения;

в Беларуси находится иной орган или лицо (лица), которое принимает коммерческие решения, необходимые для предпринимательской деятельности иностранной организации ввиду отсутствия (бездействия) ее исполнительного органа и высшего органа управления за рубежом.

То есть наличие «номинального» директора, реально не руководящего компанией в Смоленске или Гернси, позволит считать, что она управляется в Беларуси, а потому должна платить налоги в белорусский бюджет.

Итак, в отечественном законодательстве может появиться новый инструмент, напоминающий такой механизм, как контролируемая иностранная компания (КИК, или Controlled Foreign Company — CFC), широко распространенный в мировой практике. Впервые он появился в США в 1962 году, затем, спустя 10 лет его внедрили Канада и Германия, а позднее — многие другие. В 2015 году механизм КИК стал применяться и в России. При этом нормы, определяющие, какие компании считать контролируемыми, какая отчетность при этом требуется и каковы налоговые последствия этого статуса, сведены в российском НК в отдельную главу.

То есть наличие «номинального» директора, реально не руководящего компанией в Смоленске или Гернси, позволит считать, что она управляется в Беларуси, а потому должна платить налоги в белорусский бюджет.

Внедряя этот механизм, наши законодатели пытаются разрушить схемы налогового планирования, весьма популярные у некоторых белорусских компаний. Речь идет о различных выплатах в адрес нерезидентов, которые можно отнести на затраты с минимизацией налога на доходы благодаря соглашениям об избежании двойного налогообложения (роялти, проценты по займам и т. п.), «серых» схемах экспорта, позволяющих применять нулевую ставку НДС, а также манипулировать таможенной стоимостью. Кроме того, зарубежные компании, особенно офшорные, широко используются для вывода капитала и его репатриации под видом займов и инвестиций, для управления активами, иногда — покупки-продажи ценных бумаг и получения права на местные льготы. Впрочем, зачастую речь идет лишь о вполне оправданном стремлении оптимизировать бизнес-процессы, облегчить расчеты и оформление сделок. К тому же создавать или приобретать компании за рубежом, даже в самом что ни на есть «налоговом раю», отечественное законодательство не запрещает — при соблюдении определенных правил.

Но как это объяснить контролерам? Они-то зачастую усматривают здесь попытку создания и использования лжепредпринимательских структур, пытаются доказать, что сделки с их участием не имеют юридической силы, а их участники должны отвечать по всей строгости Указа № 488 «О некоторых мерах по предупреждению незаконной минимизации сумм налоговых обязательств». Скорее всего, первыми жертвами станут компании, открывшие фирмы в России, чтобы облегчить получение документов для подтверждения уплаты там НДС за ввезенные из Беларуси товары. Ни для кого не секрет, что такие фирмы управляются из белорусских офисов, благо современные технологии позволяют. Но контролеры почему-то делают неприятные выводы, обнаружив, что на самом деле договоры с «зарубежной» стороны подписывались минскими менеджерами, а в их столах свалены печати и штампы фирм с далеких островов.

Скорее всего, первыми жертвами станут компании, открывшие фирмы в России, чтобы облегчить получение документов для подтверждения уплаты там НДС за ввезенные из Беларуси товары.

Чтобы избежать невинных жертв, правила применения налогообложения управляемых из Беларуси иностранных организаций должны быть более подробными. В частности, необходимо уточнить, о каких именно органах управления идет речь в ст. 15 проекта, определить деятельность, не имеющую признаков фактического управления, правила постановки на налоговый учет и исчисления налогов контролируемых иностранных организаций. Некоторые из них стоило бы освободить от налогообложения в Беларуси (например, некоммерческие организации, резидентов стран — участниц ЕАЭС и т. п.). Ведь иначе очередной барьер окажется направленным не столько против налоговых уклонистов, сколько против добросовестных налогоплательщиков.