23 мая 2019, четверг, 15:14
За нашу и вашу свободу!
Рубрики

Интенсивное верчение головой и здоровье

19
ВАЛЕРИЙ КАРБАЛЕВИЧ

Показное благолепие в отношениях Лукашенко и Путина закончилось.

Наконец, после трех месяцев бесплодных кулуарных переговоров, кризис в белорусско-российских отношениях перешел в свою привычную стадию. И главным ее признаком стала публичная полемика между руководством Беларуси и России.

Напомню, что в ходе трехдневных переговоров в Сочи 13—15 февраля обе стороны изо всех сил презентовали полное благолепие в отношениях, А. Лукашенко в начале той встречи шесть раз благодарил В. Путина за приглашение в гости.

И после Сочи Лукашенко две недели молчал, что обычно дается ему с трудом. Выдерживал паузу, видимо, на что-то еще рассчитывал.

И вот наконец А. Лукашенко стал вещать в своем традиционном стиле. В мероприятии под названием «Большой разговор» 1 марта он уделил много внимания теме отношений с Россией, но был еще осторожен. Чтобы донести до россиян свою позицию, на эту пресс-конференцию были специально приглашены российские журналисты. Лукашенко даже жаловался им на белорусских националистов, больше критиковал Запад.

Однако, судя по всему, его тактика не сработала. Она состояла в том, чтобы, демонстрируя на словах готовность к интеграции, на самом деле утопить ее содержание в переговорном болоте. Такая тактика оказалась неэффективной. Более того, эта линия, которую можно выразить формулой «да, но нет», сыграла с ним злую шутку. Отвечая на предложения Москвы об «углублении интеграции», А. Лукашенко твердит, что мы только «за», но... И вот то, что следует за этим «но», на самом деле означает «нет». Дескать, мы за создание «союзного государства», но только начинать процесс объединения надо с создания равных условий для субъектов хозяйствования двух стран. Мы за переход к единой валюте, но это должен быть не российский рубль, а эмиссионный центр может работать только на паритетных началах.

Так вот некоторые российские СМИ ухватились за первую часть этой формулы и поспешили сообщить, что якобы А. Лукашенко согласен перейти на российский рубль. Похоже, это стало последней каплей, переполнившей чашу терпения Лукашенко. И он заговорил.

5 марта в ходе совещания на тему участия Беларуси в интеграционных структурах А. Лукашенко сказал все, что он думает о гнилой сущности руководства России. Его позиция была более жесткой и критической в отношении Москвы, чем во время пресс-конференции 1 марта.

А. Лукашенко в своем выступлении долго и скрупулезно разоблачал фейки российских СМИ. Но создавалось впечатление, что на самом деле он спорит, опровергает позицию руководства России. И главный вывод: «Они не хотят этой интеграции. И не надо нас тут в чем-то обвинять».

Мало того, что Россия не пускает белорусские товары на свой рынок. Все плохо и в интеграционных объединениях, созданных Москвой. «Процесс евразийской интеграции поворачивается вспять, если уже не повернулся... в настоящее время возникла нездоровая ситуация в ОДКБ», — заявил А. Лукашенко. Это тоже косвенный упрек Кремлю, ибо именно он является главным архитектором этих проектов.

Наиболее интересный сюжет выступления Лукашенко был посвящен защите политики балансирования Беларуси между Востоком и Западом. Надо сказать, что публично никто из руководства России не критиковал официальный Минск за то, что тот ведет «неправильную» внешнюю политику. Но, оказывается, в ходе кулуарных переговоров Москва выражает серьезное недовольство тем, что Беларусь заигрывает с ЕС и США, не поддерживает курс России на конфронтацию с западными государствами. И А. Лукашенко озвучил то, что Кремль хотел бы скрыть.

А. Лукашенко с возмущением говорит: «Сотрудничество с Западом сегодня вызывает некую аллергию и порой истерику у нашего главного партнера — Российской Федерации, у отдельных политиков. Спрашивается, чего вы истерите? Нашу продукцию на рынок не пускают, нахлебниками обзывают, выталкивают, давят, где только можно, — нам что, спрятаться под плинтус и там сидеть?»

Итак, теперь мы знаем, что курс официального Минска на нормализацию с Западом, внешнеполитический концепт страны-миротворца вызывает истерику в Кремле. Наверное, это самый важный вывод, который можно сделать из откровений Лукашенко. Мы об этом догадывались, предполагали, а теперь знаем, что все миротворческие выкрутасы белорусского руководства вызывают плохо скрываемое раздражение в Москве. Теперь становится понятным решение А. Лукашенко, принятое в Сочи, не лететь в Мюнхен на встречу с А. Меркель. Ибо эти планы вызвали болезненную реакцию В. Путина. Вот, оказывается, какие страсти разгорались там в сочинских горах, в перерывах между пасторальными картинками катания на лыжах и благочинной игрой в хоккей. А официально, на поверхности все выглядело как мир, дружба, жвачка.

Отсюда такие эмоциональные реплики Лукашенко в защиту политики внешнеполитического балансирования. Дескать, это Россия виновата в том, что приходится, вопреки собственному желанию, наводить мосты с западной стороной: «Если перед нами закрывают двери — одну, вторую, третью, — мы ищем четвертую... Зачем нам искать счастье за тридевять земель, если бы были нормальные экономические отношения с Россией?». Это выглядит как продолжение полемики с В. Путиным в Сочи, поэтому и эмоции еще не остыли.

И вывод: «Мы в такой ситуации, что нам надо постоянно вертеть головой, потому что находимся в эпицентре событий — в центре Европы... В идеале западный и восточный векторы белорусской внешней политики должны уравновешивать друг друга».

Раздражение А. Лукашенко вызывает и тот факт, что ему приходится полемизировать в основном с российскими СМИ. Разве что пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков вяло отвечает на эскапады Лукашенко. Сам В. Путин молчит, видимо, считая, что не царское это дело, вступать в перепалку с младшим союзником.

Судя по всему, на «роль плохого» следователя в отношениях с Беларусью Москва выдвинула главу правительства Дмитрия Медведева. Именно он 13 декабря прошлого года в Бресте сформулировал новую тактику Москвы по «принуждению к интеграции» союзника. Потом он упрекал Минск в том, что тот не ценит всей щедрости российских дотаций. И вот премьер-министр РФ, находясь в Люксембурге, вступил в полемику с А. Лукашенко. Там было даже что-то личное. Д. Медведеву не понравилось, что Лукашенко 1 марта рассказал подробности переговоров с ним, понятное дело, в своей интерпретации. «Вообще любой союз основан на доверии, а не на комментариях о том, в чем мы кого-то подозреваем, что там прибежали и на ухо сказали», — заявил глава российского правительства. Те. то, что говорят на ухо в ходе переговоров, не нужно выносить на публику — такой смысл этого месседжа.

Это совещание 5 марта, стремление через три недели после Сочи доспорить с В. Путиным, показало определенную растерянность, неуверенность А. Лукашенко. Мы видим шараханье, лихорадочные дерганья за рычаги то западного, то восточного вектора. Вот, например, Лукашенко так и не решился встретиться с заместителем помощника госсекретаря США Джорджем Кентом. Хотя раньше, например, в 2015 году он проводил переговоры с чиновником подобного уровня, приезжавшим в Минск. В итоге недовольны и восточные, и западные партнеры. Нет стратегии, есть тактика, которая к тому же меняется чуть ли не каждую неделю. Интенсивное верчение головой вредно для здоровья.

Валерий Карбалевич, «Свободные новости»