2 декабря 2020, среда, 19:01
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Пит Павлов: Наше будущее будет светлым

3
Пит Павлов: Наше будущее будет светлым

Большое интервью музыканта, который пел перед оцеплением ОМОНа.

Известный рокер был тем, кто вышел перед цепью силовиков у Дворца Независимости и спел там «Тры чарапахі». И понеслось - теперь у Пита Павлова концерты каждый день в минских дворах. Неудивительно, что он сразу сказал: сидеть и разговаривать сейчас некогда. Поэтому мы сделали интервью во время его переездов на машине по столице, пишет kp.by.

- Предложений сейчас больше, чем я могу физически выступать, - признался Пит Павлов. - За последние два месяца отыграл уже 62 концерта. Причем в один из дней удалось выступить в пяти местах. В основном это дворовые концерты. Где-то собирается 80 человек, где-то - 1500. Чтобы меня увидели все минчане, придется сыграть 800 концертов - столько сейчас дворовых телеграм-чатов в городе. Конечно, лучше бы выступать на площадях и спортивных аренах, но пока приглашают петь во дворах - такая ситуация в стране.

«Вместо «Перемен» Цоя пою свою песню «Прамень»

- О такой любви народной еще год назад можно было только мечтать…

- Я всегда знал, что N.R.M. невероятно популярны среди молодежи. Многие знают меня именно как гитариста этой легендарной рок-группы. Правда, наша популярность снизилась после ухода Лявона Вольского. Когда разводятся муж с женой, разумные люди продолжают дружить и с мужем, и с женой. А часть нашей сознательной аудитории повела себя как дети: выбрала Лявона как хорошую сторону, а плохими стали остальные музыканты. Сейчас уже не имеет смысла говорить об этом, но мы разошлись без особых претензий и обид друг к другу. Я бесконечно люблю и уважаю Лявона как автора наших песен и соратника в течение более чем 20 лет, культовую личность. Наши внутренние разногласия куда менее значительны, чем это чувство. Надеюсь, и Лявон с нежностью относится к тому, что было. Во всяком случае, именно он предложил в августе объединиться на один день ради того, чтобы исполнить хит «Тры чарапахі».

- Это самая востребованная сейчас песня.

- Да, можно сказать, я ее заложник.

- У вас с Вольским не было авторских претензий по поводу ее исполнения?

- Думаю, это невозможно. В N.R.M. говорить о единоличном авторстве нельзя, ведь каждая песня прошла плавильный котел всей группы.

- Парадокс в том, что «Тры чарапахi» - песня ироничная, не призывающая ни к чему, но без нее не обходится ни одна акция протеста.

- В этом ее ценность. Хватает песен-однодневок, которые поют с серьезным лицом, а потом проходит политическая кампания - и что? Где они? Смыло волной истории. А «Тры чарапахi» - это про вечность, и потому она спокойно переживет эту эпоху. Песне уже 21 год, а одноименному альбому, в котором она вышла, - 20.

- Что ты еще поешь на своих дворовых концертах?

- «Муры», хотя и не собирался ее петь. «Муры» мне интересны в версии поэта Андрея Хадановича. Мне не нравится версия, где песне добавили куплеты. На мой взгляд, этим ее только ухудшили.

- А песни Михалка поешь?

- Легко мог бы исполнить «Воины света», но не хочу, потому что там есть Джа Растафарай - случайный персонаж, на мой взгляд. Хотя сама по себе песня крутая. Мне бы больше подошла «Грай», тем более что она на белорусском. А вообще, песни я выбираю по принципу, хотел бы быть их автором или нет. Меня просили перевести на белорусский «Перемен» Цоя - я отказался. Зато написал свою оригинальную песню «Прамень». Мне кажется, она идеально подходит сейчас к ситуации. Еще играю «Мроя мая», которая тоже очень нравится людям. Ну, и другие контрабандистские песни из моего альбома «Зброя, золата, кабеты», который пока не вышел.

Я еще такую инициативу начал - выкладываю в интернете инструкции по игре на гитаре песен, ставших актуальными во время протеста. Начал с «Трох чарапах» и «Муров», ну а дальше будут «Перемен» Виктора Цоя, «Магутны Божа» с той гитарной аранжировкой, которую я сочинил для альбома «Я нарадзiўся тут», и другие.

«Такой волны добра и тепла я не ощущал никогда»

- Ты зарабатываешь только музыкой?

- Да, всю жизнь, хотя это совсем небольшие доходы. Но я научился жить не просто скромно - аскетично. Сейчас у меня нет семьи, отвечаю только за себя, так что и расходов особо нет. Мало питаюсь, много тренируюсь. И даже стань я миллионером, не изменил бы этот образ жизни - продолжал бы скромно жить в плане быта, а все деньги вкладывал в проекты. Сейчас я снял некоторое количество клипов и даже взялся за фильм в поддержку альбома «Зброя, золата, кабеты». Стал больше уделять внимания своей школе гитары и вокала, которая называется «Граем». Стараюсь готовить людей к карьере рок-звезды и на личном примере показываю, что это такое.

- Сталкиваешься ли ты с негативом в свой адрес?

- Наоборот, такой волны добра и тепла я не испытывал никогда. Вот пример: на дворовых концертах я пою свою песню «Точыць», которая пока нигде не издана. В Уручье подошел ко мне парень и спросил, где ее можно скачать. И когда узнал, что пока песня даже не записана в студии, начал ездить за мной по концертам - просто чтобы снова ее услышать. Он уже снял себе 7 - 8 видеоверсий этой песни, выучил ее наизусть.

«Запрещаю запрещать»

- Ты выступал перед цепью силовиков и «Рубежами» возле Дворца Независимости.

- Да, эти кадры облетели все СМИ мира, обо мне написали в New York Times, брали комментарии журналисты с итальянского Rai Uno, дважды с BBC (причем приезжали в Минск и делали основательный репортаж). От некоторых предложений я отказываюсь, потому что вижу возвышенно-истеричную манеру подачи материала. Некоторые журналисты уехали за рубеж, получили гранты и уже оттуда предлагают деньги, чтобы я согласился у них сниматься.

- Скажи, было страшно там, у «Рубежей»?

- Было не более чем сценическое волнение, которое возникает у любого артиста на сцене.

- Но это не сцена…

- Вся моя жизнь подготовила меня к такому формату выступлений. Больше 1000 раз, наверное, я пел на площадях в Германии, Польши, Беларуси. Так что в подобных ситуациях больше думаю о том, чтобы не споткнуться, не влепить кривой аккорд. Там, у Дворца Независимости, я шел впереди колонны и видел, что за мной стоят люди до горизонта. На третьем куплете повернулся к силовикам и пошел к ним. И вот, когда приблизился совсем близко, услышал звук смыкаемых щитов - они испугались чего-то. Но не меня же! Я оглянулся и понял, что вся эта толпа двинула за мной. Это можно было воспринять как сигнал к атаке. Поэтому я повернулся и сделал руками жест - постойте. Толпа остановилась, я повернулся к омоновцам, поднял гитару и почему-то крикнул: «Не сцыте, пацаны» (смеется). Хотя хотел сказать, что наше будущее будет светлым.

- Тебя милиция узнает вообще?

- На одной из акций парень из оцепления опустил маску, я увидел лицо молодого крепкого парня, спортсмена. Он спросил: вы меня узнаете? У меня единственная ассоциация: наверное, он ходит тренироваться в тот же зал единоборств, что и я. Откуда мне знать, кто эти люди в трусах и майках, возможно, и спецназовцы. Скорее всего, мы с ним встречались на ковре для борьбы. В его глазах читалось желание, чтобы я узнал его. Мы перекинулись парой фраз, а потом он громко сказал, чтобы все окружающие услышали: «Пожалуйста, не выходите на проезжую часть». В его действиях я прочитал месседж: я свой. В другой раз ГАИ проверяла документы - а у меня обложка паспорта с «Пагоней». И я решил потроллить старшего лейтенанта. Говорю: вы же выросли на моих песнях. Он отвечает: вряд ли. И я напел «Трох чарапах». Он улыбнулся и задал мне вопрос, как думал, с подвохом: а вот когда у нас День Независимости? Говорю: 25 марта. Он удивился и сказал: наверное, только мы с вами вдвоем это и знаем. У меня вообще чувство, что на самом деле очень многие из них слушали N.R.M. - и потому меня не трогают.

- Не боишься оказаться на Окрестина?

- Боюсь, конечно. Но меня больше пугают бытовые неурядицы - что придется ходить в туалет при посторонних, что нельзя мыться три раза в день под душем, как я привык. Но морально я готов пройти через это.

- Ну, а с другой стороны, что криминального в дворовых концертах? Почему нельзя петь под гитару?

- Ну а что такого в маршах женщин, пенсионеров, студентов, инвалидов? Многие в словосочетании «мирный протест» цепляются к слову «мирный», а нужно к слову «протест». Я продвигаю в массы такой слоган: когда вы слышите слово «запрещено», нужно отвечать «запрещаю запрещать».

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».