10 апреля 2020, пятница, 22:18
Оставайся дома!
Рубрики

Эрдоган против Путина: кто побеждает в Идлибе?

12
Эрдоган против Путина: кто побеждает в Идлибе?
АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ

Ни одна из сторон не хочет уступать позиции.

В сирийском Идлибе создалась ситуация, развитие которой ведет к прямому военному противостоянию между Россией и Турцией. И Москва, и Анкара такую вероятность решительно отрицают. Однако в то же время уже готовят «отмазки» на случай столкновений.

Вот глава отечественного внешнеполитического ведомства Сергей Лавров заявляет, что «террористы» неоднократно наносили удары по российским и сирийским военным, а также по гражданским объектам с позиций наблюдательных пунктов Турции. Российские военные прямо утверждают, что турецкие войска в Идлибе обеспечивают все тех же «террористов» вооружениями, боеприпасами, а также обмундированием. То есть, если отбомбимся по туркам, сами турки и виноваты будут. 20 февраля силы оппозиции уже попытались прорвать оборону сирийской армии в провинции Идлиб. «Для недопущения выхода бандформирований вглубь сирийской территории по просьбе сирийского командования самолетами Су-24 был нанесен удар по прорвавшимся вооруженным формированиям террористов», — доложил российский Центр по примирению враждующих сторон (ЦПВС). При этом утверждалось, что бандформирования поддерживала турецкая артиллерия.

Президент Турции Эрдоган заявил, что происходящее в Идлибе можно охарактеризовать словом «война». При этом, похоже, несмотря на российские авиаудары, вооруженная оппозиция при поддержке турецкой армии теснит войска Асада. Их, в частности, выбили из ранее захваченного города Нейраб. Эрдоган при этом угрожает широкомасштабным наступлением, но эксперты указывают, что турецких сил, переброшенных в Идлиб (а это, по разным оценкам, от 7 до 12 тысяч военнослужащих), недостаточно.

Турецкий лидер обещал «принять решение» о судьбе Идлиба после телефонного разговора с Владимиром Путиным. Разговор этот состоялся в конце минувшей недели, однако к согласию лидеры Турции и России не пришли. Судя по сообщению пресс-службы Эрдогана, тот требовал выполнения ранее достигнутых договоренностей, прежде всего Сочинского меморандума 2018 года. Путин же настойчиво «выражал обеспокоенность» действиями террористов в идлибской зоне. Показательно, что, отчаявшись договориться с Путиным, Эрдоган заговорил о проведении в первых числах марта саммита, в котором кроме российского и турецкого президентов будут участвовать лидеры Германии и Франции.

Таким образом, на наших глазах терпит поражение концепция, так любимая авторитарными лидерами. Концепция, сводящаяся к тому, что серьезные проблемы можно разрешить с помощью закулисных переговоров и договоренностей, основанных на «королевском» честном слове.

Идлиб был обречен стать неразрешимой проблемой сирийского урегулирования. Последние два года «освобождение Сирии от террористов», которым так гордился Кремль, происходило по стандартному сценарию.

В результате массированных бомбардировок российской авиации «террористов» удавалось окружить силами проиранских формирований, действующих от имени армии Асада. Потом в результате переговоров боевиков оппозиции вместе с семьями вывозили в Идлиб, где сегодня скопилось около трех миллионов беженцев и десятки тысяч вооруженных людей.

В начале февраля войска Асада повели наступление и на эту провинцию, намереваясь вовсе избавиться от вооруженной оппозиции. Но тем, кого объявили террористами, сегодня уже некуда уходить, кроме как на турецкую территорию. А этот вариант совершенно не улыбается Эрдогану, в стране которого уже сейчас около трех миллионов сирийских беженцев.

Каждая из сторон сегодня по-своему трактует положения Сочинского меморандума 2018 года. Совершенно очевидно, Путин и Эрдоган одобрили полтора года назад документ, не выполнимый в принципе. Согласно ему, Турция брала на себя контроль над Идлибом, задачу ликвидировать «террористов» и склонить к сотрудничеству силы «умеренной оппозиции». Для обеспечения такого контроля по периметру «зоны деэскалации» размещались посты турецкой армии. С внешней стороны непроницаемость зоны должна была обеспечивать российская военная полиция.

Ничего из этой затеи не вышло. После 10 лет кровавой гражданской войны «умеренных» в Сирии не осталось. С оружием боевики расставаться не собираются. А Асад (и его иранские кураторы) горит желанием побыстрее одержать победу. Москве ничего не остается, как поддерживать и оправдывать его. «Никто никогда не договаривался в рамках достигнутых соглашений между президентами РФ и Турции, что по террористам не будут наноситься ответные удары в случае, если они будут действовать так, как они стали действовать», — утверждает сейчас Сергей Лавров, объясняя удары российских самолетов по районам, которые контролируются турками.

Понятно, что в этой ситуации господство в воздухе российской авиации является решающим фактором. ВВС Турции запрещено летать над Идлибом. И неслучайно СМИ утверждают, что турецкий министр обороны уже угрожал то ли выдвинуть к границе с Сирией недавно приобретенный в России зенитный комплекс С-400, то ли запросить у США батарею-другую комплекса ПВО Patriot. Как тут не вспомнить радость отечественных патриотов от ловкой операции по продаже Анкаре С-400! И денег заработаем, и клин между Турцией и США вобьем. И вот теперь не исключено, что произведенные в России зенитные ракеты нацелят на российские же самолеты. Как видим, умозрительное желание вновь стать глобальным игроком плюс стремление помочь идейно близкому Асаду вовлекло Россию в участие в гражданской войне, которой не видно конца.

Александр Гольц, «Ежедневный журнал»