26 февраля 2020, среда, 20:05
Осталось совсем немного
Рубрики

Николай Уласевич: На БелАЭС разгорается внутренний конфликт

61
Николай Уласевич: На БелАЭС разгорается внутренний конфликт

Запустят ли станцию?

Литовская разведка опубликовала отчет, в котором говориться о нарушениях международных стандартов безопасности на строительстве АЭС в Островце, а также о нарастающем конфликте между ответственными белорусскими ведомствами, заказчиками проекта и представителями «Росатома».

Сайт Charter97.org обратился за комментарием к активисту из Островца Николаю Уласевичу, который не первый год занимается проблемами БелАЭС.

- Как вы оцениваете опубликованную литовцами информацию?

- Я, конечно, не обладаю всей полнотой информации по поводу того, что там происходит на самом деле. Очевидно, что идет какое-то торможение с запуском станции с белорусской стороны. Это, в свою очередь не нравится стороне российской.

В целом, я удовлетворен такой ситуацией. Может, нам доведется иметь дело с тем, что АЭС не запустят. То, что такой конфликт имеет место, как и следовало ожидать.

Идет много разговоров о безопасности, но если судить происходящее по фактам, она там едва ли соблюдается и едва ли можно рассчитывать, что станция будет работать в нормальном режиме.

- Были ли какие-то предпосылки к конфликту между «Росатомом» с ответственными белорусскими ведомствами?

- Скажу так, из частных разговоров: действительно есть недовольство с российской стороны, потому как белорусская сторона предъявляет определенные претензии.

Это недовольство действительно выражается пока что в небольших конфликтных ситуациях.

Но не исключено, что эти конфликты «по мелочам» могут вырасти в серьезный конфликт интересов между Беларусью и Россией. Как по мне, это укладывается в русло той информации, которую мы получаем.

- Следственный комитет уже начал расследование в связи с инцидентами на строительной площадке, в ходе расследования были задержаны несколько человек. Слышали ли вы что-то об этом?

- От местных жителей эта информация держится в секрете. Если это так, то этого следовало ожидать. И хорошо, что хоть позже, но это происходит. Хоть это и скрывается, но видимо, в СК довольно серьезно относятся к тем же чрезвычайным происшествиям, которые имели место при строительстве станции. В общем-то, АЭС надо закрыть и забыть об этой теме.

- А местные жители про действия СК ничего не говорят?

- Абсолютно. Если я не располагаю информацией, то едва ли местные будут что-то знать.

- Получается, что все держится в полной секретности?

- Думаю, да. Особенно после того, как я обнародовал факт ЧП с падением корпуса реактора. После этого они настолько ужесточили дисциплину на территории АЭС, что отнимали у работников мобильники с видеокамерами, запрещали им выход за территорию, что бы никакой информации не просочилось. И вообще при приеме на работу людям довольно жестко говорили, что никакой информации они не имеют права распространять, иначе их просто-напросто уволят. Там жуткая система насчет того, чтобы контролировать информацию. Засекреченность там достаточно высокая.

- Можно ли говорить о том, что белорусские чиновники боятся ответственности за запуск и работу станции?

- Конечно, боятся, но по большому счету они живут по принципу «спрятаться за чью-то спину». Есть команда, есть главный «ответственный» у нас в стране чиновник — Лукашенко.

Вот они в случае чего будут за его спиной прятаться, если, конечно, их не назначат в качестве козлов отпущения, ну что ж их это не спасет. Тут же Лукашенко будет определять степень вины тех или иных, хотя мы прекрасно знаем, кто виновник и кто главный человек, по чьей воле строится атомная станция.

- Как вы в целом прокомментируете халатность «Росатома» и надежность объектов, которые он возводит?

- Мы все хорошо знаем русское «авось» и мы знаем столько фактов, не только связанных со станциями, но и вообще с российскими технологиями, поэтому я прямо скажу: надо очень осторожно относиться к тому, что они строят такой опасный объект в Беларуси.

Лучше, конечно, что бы он у нас не заработал и мы бы поставили на этом огромную жирную точку. Тем более, что никакой «экономики» за этим проектом нету. Лукашенко сам признал тот факт, что «никто ему не объяснил, как она будет вмонтирована в экономику».

- Что нужно делать с АЭС и как добиться того, чтобы она не была запущена?

- Сегодня уровень противодействия строительству вышел на международный уровень. Сегодня на острие этой борьбы находиться Литва со своей мощной политической системой, со своим правительством и т.д.

Что касается нас, местных, и вообще белорусских граждан, вы ж прекрасно понимаете, что с нами никто не считается. Если мы выражаем какое-то недовольство, то нас еще могут посадить либо оштрафовать. Даже когда мы боремся за независимость нашего суверенного государства.

Если на высоком политическом уровне будет принято решение, естественно, под давлением Литвы и с помощи Европейского Союза, то, может быть, удастся ее закрыть — и было бы это очень хорошо. Что касается России, сегодня отношения Беларуси с России непростые, особенно по вопросам обеспечения энергетическими ресурсами, а АЭС — это и есть один из крупнейших энергетических объектов и на него надо тоже получать сырье, тот же уран, из России.

Думаю, это не просто ущербный экономический проект — это российская мышеловка, которую нужно закрыть и поставить, как говорится, точку.

- Что бы вы открыли на месте АЭС?

- Там не один объект можно было бы оборудовать. Скажем, крупный логистический центр, можно было бы какие-то перерабатывающие производства организовать. Можно было бы сделать культурно-развлекательный центр или музей головотяпства нашей власти, потому что в объект огромные средства угрохали, а в итоге получили штык себе в спину. Над этим нужно думать и решать вопрос не одной головой. Могла бы и Литва присоединиться, свои предложения внести, чтобы не совсем пропали средства, вложенные в это строительство. Вариантов может быть очень много.