24 мая 2022, вторник, 8:47
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

«Россия и Китай не готовы мириться с остановкой транзита их товаров»

5
«Россия и Китай не готовы мириться с остановкой транзита их товаров»

Экономист рассказал об основных рисках для экономики режима.

Миграционный кризис пока напрямую не отразился на экономике Беларуси, однако косвенных последствий ждать стоит. Степень их тяжести зависит от характера новых санкций и от того, будет ли закрыта белорусско-польская граница.

Об этом и других факторах, влияющих на экономику страны, газете «Белорусы и рынок» рассказал старший научный сотрудник Центра экономических исследований BEROC (Киев) Лев Львовский.

Закрытие белорусско-польской границы

— Белорусская и польская стороны угрожали друг другу перекрыть границу, а значит, остановить транзит товаров. С точки зрения ЕС транзит через Беларусь не критичен, и в теории ЕС мог бы согласиться на такой шаг. Тем не менее, скорее всего, ни Варшава, ни Минск на такую меру не пойдут, чтобы не портить отношения с Пекином.

Не считая нашу страну, главный бенефициар транзита товаров по территории Беларуси — Китай, и китайское руководство будет очень недовольно закрытием границы. Ссориться с Пекином никто не хочет.

Если границу закроют, последствия такого решения для каждой стороны будут зависеть от того, кому удастся доказать правомерность своих действий. Если Варшава убедит Пекин, что виноваты белорусские власти, то Польша нисколько не пострадает. Китай быстро отреагирует: позвонит в Беларусь — и мигранты волшебным образом исчезнут. Если же Минск убедит Пекин, что виноваты польские политики, то закрытая граница станет серьезным минусом для Польши.

Александр Лукашенко однажды уже угрожал остановить транзит, и тогда Россия и Китай отреагировали быстро, дав понять, что они, мягко говоря, не одобряют такое решение. Россия и Китай готовы закрывать глаза на нарушения прав человека в Беларуси, но не готовы мириться с остановкой транзита их товаров.

Угрозы Минска блокировать газопровод «Ямал — Европа» вызовут вопросы со стороны Кремля. Во-первых, это российский газ, который идет по российской трубе. Перекрытие газопровода приведет к прямому конфликту с Россией. Во-вторых, Москва ожидает начала полного функционирования газопровода «Северный поток — 2», то есть большая часть российского газа и так будет идти в обход Беларуси.

Репутационные риски

Миграционный кризис не ухудшил репутацию Беларуси на международной арене. Таких инвесторов, которые хотели бы инвестировать в Беларусь, а из-за миграционного кризиса передумали, не было. 

Белорусские евробонды с датой погашения в 2030 году рекордно обвалились в цене до 86,5 % от номинала. Однако произошло это не из-за обострения миграционного кризиса на белорусской границе, а из-за заявлений о пятом пакете санкций и других ограничениях, наложенных на страну в течение года.

Население Беларуси

С точки зрения макроэкономики миграционный кризис не отразился на белорусах. Если уж выискивать микроэффекты, то можно сказать, что заработал аэропорт и таксисты, определенное количество дней мигранты жили в гостиницах, но все это мелочи.

Я вижу больше рисков для безопасности Беларуси. Наша страна никогда не находилась в центре внимания мусульманского мира. Сейчас события на польско-белорусской границе во всех мировых СМИ. Ситуация накалена: в одном месте сосредоточены беженцы, польские и белорусские силовики. Нестабильность может закончиться кровопролитием. Как на это отреагируют мусульманские экстремисты, мы не знаем. Тем более что они могут находиться в лагере беженцев. Можно ожидать чего угодно.

Санкции старые и новые

Экономический ущерб от пятого пакета санкций будет зависеть от того, каких организаций он коснется. Пока мы этого не знаем. Санкции против белорусских чиновников не имеют значения даже для самих чиновников: они прекрасно понимают, где работают и на что могут рассчитывать.

Санкции, введенные в июле, пока не действуют, так как были наложены с отсрочкой. Видимо, предполагалось, что за это время стороны смогут начать договариваться, но по факту этого не происходит. «Летние» санкции постепенно начнут действовать с конца года, по мере того как будут заканчиваться контракты с европейскими компаниями.

Подсчитать экономический урон от санкций сейчас не представляется возможным. Результат будет зависеть и от практики применения санкций ЕС и США, и от того, насколько Беларуси удастся обходить ограничения. Плюс санкции динамические: расширяются старые санкции и вводятся новые. В цифрах их результат можно будет оценить не ранее ІІ–ІІІ квартала 2022 года.

Самое страшное, что Беларусь может ожидать от ЕС и США, это санкции, которые заметно влияют на валютную выручку, то есть могут изменить курс рубля. Речь о так называемых секторальных санкциях с вторичным механизмом. Под них попадают все компании, которые помогают стране обходить первоначальные санкции. Таким образом, товары страны становятся токсичными для всех.

Примером подобных жестких мер является Иран: санкции действительно сильно ударили по экономике страны. Беларусь же не разрабатывает ядерное оружие, способное уничтожить остальные государства, соответственно, санкции в отношении нее пока гораздо слабее.

Тем не менее эффект токсичности уже частично наблюдается и без «тяжелых» санкций. Европейские компании отказываются от сделок с белорусскими партнерами. Частные компании и в Беларуси и в ЕС жалуются на блокировку расчетов европейскими банками.

Российский кредит

Самый главный фактор, который будет влиять на экономику Беларуси в 2022 году, — российский кредит.

За исключением уровня инфляции, экономические показатели Беларуси в этом году были хорошими. Помогли ІІ и ІІІ кварталы, давшие исторически высокий экспорт. Проблема в том, что если заглянуть в следующий год, то там ситуация выглядит довольно шатко. Бюджет на 2022 год планируется с дефицитом: расходы, превышают доход. Плюс нужно выплатить госдолг — более 3 млрд долларов.

Денег в стране де-факто не хватает. Технически долг можно выплатить из золотовалютных резервов, но это опасно: ЗВР сократятся почти в два раза. Резервы нужны для стабилизации обменного курса. Дестабилизация обменного курса — полный крах для экономики.

Единственный источник денег — Россия или Евразийский фонд стабилизации и развития, большая часть денег в котором — опять-таки российские. Разговоры о том, чтобы выделить Беларуси дополнительно 3 млрд долларов, идут постоянно, но пока официальных заявлений с российской стороны мы не слышали. Скорее всего, Владимир Путин даст сколько-то денег. Но если предположить, что не даст, то пережить 2022 год Беларуси будет крайне трудно.

Долгосрочные факторы

Следующие факторы вряд ли приведут к острому кризису непосредственно в 2022 году, но будут влиять на долгосрочные перспективы роста в Беларуси. Во-первых, нужно назвать потребительскую депрессию. Да, в ІІІ квартале был исторический максимум экспорта — небывалое для Беларуси событие. При этом индекс экономической конъюнктуры, опубликованный Нацбанком, едва преодолел нулевую черту.

В нормальное время трехпроцентный рост ВВП должен вызывать у людей в эйфорию: повышаются зарплаты, растет экономическая активность. В нашем же случае люди не спешат тратить заработанные деньги, а откладывают их в ожидании худших времен. 

Другой фактор — эмиграция. Молодые высокообразованные люди уезжают из Беларуси, чтобы предложить свой ум и знания на других рынках. Конечно, уедут не все: эмиграция — очень трудное решение. Но многие оставшиеся в Беларуси молодые люди все равно постоянно думают над вариантом, как реализовать себя в другой стране. Такие размышления сами по себе меняют потребительское поведение и ведут к негативным явлениям в спросе.

Инфляция

Инфляция в Беларуси превышает 10 %. Причина нашего экспортного чуда и начала разгона инфляции одна и та же: лихорадочное движение мировых цен на товары, в том числе и на продукты питания. Затем к данному триггеру добавилась общая конъюнктура белорусской экономики. 

Экономисты ожидают, что по мере восстановления мировой экономики триггер инфляции исчезнет. Например, наблюдалась суперволатильность цен на дерево: в какой-то момент цены выросли в пять раз. Тем не менее рынки справились, и теперь цены на дерево вернулись к историческим средним значениям.

Думаю, инфляция в Беларуси может снизиться, но все равно будет выше старого целевого показателя Нацбанка в 5 %, ведь теперь инфляцию подпитывают высокие инфляционные ожидания населения.

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».