7 марта 2021, воскресенье, 18:47
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

«За лето мы пришли к выводу, что мы — белорусы»

1
«За лето мы пришли к выводу, что мы — белорусы»

О чем расскажет документальный фильм «Сourage» белорусского режиссера Алексея Полуяна.

Алексей Полуян – белорусский режиссер, который живет и работает в Германии. Его короткометражный фильм «Озеро радости» по роману белорусского писателя Виктора Мартиновича получил ряд европейских наград, был номинирован в 2020 году на премию Европейской киноакадемии, а в 2021-м включен в лонг-лист «Оскар». Новый документальный фильм «Courage» – дебютная полнометражная картина режиссера. Ее название на русский язык часто переводят как «Кураж», но правильнее было бы «Смелость». 5 марта премьера фильма состоится на Берлинском международном кинофестивале. В нем - о нынешних протестах в Беларуси и о людях искусства, выступающих за свободу. Главные герои - актеры Белорусского свободного театра, которым приходится работать в подпольных условиях. В интервью DW режиссер рассказал, почему ему было важно снять этот фильм, dw.com.

– Мне как художнику интересно состояние независимого искусства в Беларуси. У меня спрашивают, как живут белорусские художники в современной реальности. Кто они, какие у них страхи, какое состояние эйфории? Как они выживают? Эти вопросы дали мне импульс порассуждать на эту тему. Для меня актеры Белорусского свободного театра всегда были людьми, которыми я восхищался. Когда я с ними познакомился, я нашел свой нерв.

Конечно, я ощущал, что какая-то эскалация в обществе будет. Но я думал о 2021 году - из-за интеграционных процессов (c Россией – Ред.). Так получилось, что очень интенсивно и быстро 2020-й все изменил, и изменился нарратив моего фильма. Когда художники оказались в протестном контексте - ты сразу понимаешь, как люди рискуют свободой заниматься своим искусством, говорить то, что считают нужным.

– Как ты сейчас воспринимаешь нынешнюю белорусскую действительность?

– Процессы, которые не закончились в 1990-х, сейчас завершаются с очень интенсивной скоростью. Наша нация не была выстроена, не все ощущали себя белорусами. За лето (2020-го – Ред.) мы пришли к выводу, что мы - белорусы. И множественные протесты во дворах и со стороны диаспоры - все это происходит с такой скоростью, с какой на самом деле не должно быть. Это должно выстраиваться годами. Хотя ситуация уже давно такая. Есть две реальности: три процента живут в одной, 97 процентов - в другой. Может, плюс-минус. Сейчас эти 97 процентов уходят в партизанский образ жизни. Вопрос, как долго эти две реальности могут сосуществовать.

– Ты начал снимать «Courage» в конце 2018-го и закончил в 2020-м, захватив и протесты в Минске после выборов. Как тебе удалось вести съемку?

– Наша команда была немного больше. Да, мы были в эпицентре. Нам повезло. Но мы ничего криминального не делали. Фиксировали реальность. Да, рисковали. Но я не могу сказать, что мы делали что-то уникальное. Материал я вывез и сделал из этого хронику времени, которую сейчас увидит весь мир. И надеюсь, что это даст нам голос. Беларусы сейчас ощущают себя кинутыми. Они забиты под ковер, чтобы их никто не слышал и не видел. И люди искусства могут этот ковер приподнять, чтобы все услышали их громкий голос.

И очень символично, что фильм отпразднует премьеру именно в Берлине. Именно в этом очень важном городе с такой историей, который столько пережил. Был разрушен, потом отстроен, затем располосован Стеной и превращен словно в большое гетто. Столько параллелей с современным Минском. И вот фильм про этот наш белорусский подъем, про метафорическое «людьми зваться» (из стихотворения белорусского классика Янки Купалы «А кто там идет?» - Ред.) будет иметь премьеру в Берлине. Такие вот символичные сюрпризы делает жизнь.

– Что означает быть белорусским режиссером в Германии?

– Я научился снимать кино именно здесь и очень признателен этой стране за образование, за возможность снимать то, что хочу. Это роскошь. А вообще это печальная ситуация. Так быть не должно. Режиссеры должны иметь возможность снимать свое кино дома. Но у нас в Беларуси нет никаких условий, никакой поддержки со стороны государства. И я не удивлен. Какая поддержка может быть художнику, когда идет идеологическая война со своим народом?

Есть прекрасные белорусские режиссеры, которые сейчас живут в Варшаве и ищут там свой путь. Кто-то уезжает в Америку, кто-то - в Россию, Украину. Но вопрос, как долго я могу так выдержать. Если хочешь снять более сложные фильмы, то, конечно, следует показывать аспекты страны, от которой получаешь финансирование. Поэтому я пишу новый сценарий, и он будет и про Беларусь, и про Германию.

– Мы вернемся к этому чуть позже. А сложно убедить фонды в Германии выделить средства на белорусское кино?

– Для чего режиссер отправляет фильмы на фестивали? Во-первых, чтобы фильм увидели на уникальных платформах кинокритики. Во-вторых, для своего авторского эго. И третье - для того, что получить финансирование для своего следующего фильма. Мне повезло, что у «Озера радости» такой ошеломительный путь. Благодаря этому мне проще было получить средства на «Сourage».

«Озеро радости» было номинировано на Немецкую кинопремию. Номинация открывает многие двери в немецком кинематографе. Мой следующий проект сразу профинансировали из госбюджета ФРГ. Фильм покажут на Берлинале и, я уже могу об этом говорить, на ряде других важных кинофестивалей. Это открывает возможности для следующего проекта.

– Какой немцам резон выделять деньги на тебя, на белорусское кино?

– Для Германии «Courage» – немецкий фильм. Он снят в Беларуси белорусской командой на белорусскую тему, но юридически это немецкий фильм, поскольку финансирование было только из Германии. Германия глобально смотрит на эту ситуацию. Тема Беларуси может быть локальной, но она и универсальная. Такая борьба за право быть свободным может быть в любой стране. Мы недавно видели, как хотели захватить Капитолий. Только в Беларуси – наоборот. Ну, и надо быть честными. В Германии сильных авторов сейчас не так много. И, конечно, когда из-за рубежа приезжают люди с сильными историями и подают заявки в кинофонды, они выигрывают конкуренцию у местных немецких авторов.

– Ты говоришь, что сейчас работаешь над новым сценарием.

– Это будет художественный фильм и про Беларусь, и про Германию. Он будет про нашу действительность. Про те же самые процессы, которые мы не закончили в 1990-е. Это будет фильм про разницу поколений, про отцов и детей, которые оказались в очень похожей ситуации, и каждый из них поступал так, как мог. Действие будет происходить в 1980-х, в начале 1990-х и в настоящее время. Меня интересуют исторические процессы в нашей стране и в Германии, потому что я родился в 1989-м, в год, который изменил мировую историю. Одна система пала, а через некоторое время падет другая система. Об этом будет фильм.

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».