29 мая 2022, воскресенье, 14:09
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Дэвид Крамер: Запад будет давить на Лукашенко, пока он не уйдет

35
Дэвид Крамер: Запад будет давить на Лукашенко, пока он не уйдет
ДЭВИД КРАМЕР
фото: openukraine.org

Лидеры демократического мира больше никогда не пожмут диктатору руку.

Как Запад может помочь Украине? Почему Лукашенко нужно признать спонсором терроризма? Есть ли возможность привлечь его к ответственности?

Об этом сайт Charter97.org поговорил с научным сотрудником Международного Университета штата Флорида, бывшим помощником госсекретаря США по вопросам демократии и прав человека в администрации Джорджа Буша-младшего, экс-директором Freedom House Дэвидом Крамером.

— В своем недавнем выступлении в Палате представителей вы отметили, что администрация Байдена проделала отличную работу, но необходимо сделать еще больше. Что еще могут сделать США для помощи Украине?

— Начну с того, над чем, на мой взгляд, администрация поработала очень хорошо: уровень координации с союзниками был беспрецедентным. Мы видели уникальный режим санкций, которые были наложены на режим Путина и на Россию. Это произошло благодаря огромной дипломатической работе, проделанной госсекретарем Блинкеном и другими представителями администрации Байдена по подготовке к такому варианту развития событий.

Стоит похвалить администрацию за увеличение военного присутствия США в регионе, в странах, граничащих как с Украиной, так и с Россией. Также администрация президента США заслуживает благодарности за безостановочное оказание военной помощи Украине.

Однако в этом аспекте у меня есть некоторая критика: полагаю, что у администрации были разведданные, показывающие, что Путин планировал вторжение, несмотря на то, что бы ни сделали Соединенные Штаты. И если это действительно так, то я бы сказал, что Вашингтону и его союзникам следовало дать больше военной помощи Украине.

Предоставленная военная помощь значительная: около 3,4 миллиарда долларов с начала войны, но мне бы хотелось, чтобы значительная часть этой помощи была предоставлена заранее.

Также думаю, что администрация должна быть осторожна, говоря о том, чего она не будет делать. Нет причин телеграфировать Путину, где наши ограничения. И поэтому я бы предпочел, чтобы Путин задавался вопросом, что Соединенные Штаты будут делать, вместо того, чтобы он знал, чего мы делать не будем.

И затем (это касается не столько администрации Байдена, сколько наших европейских союзников), думаю, что санкции в отношении всего российского энергетического сектора критически важны. Соединенные Штаты запретили импорт российского угля, нефти и газа, но Европа еще не пошла на этот шаг. Хотя все чаще идут разговоры о запрете и введении санкций на российские нефть и газ. Они запретили импорт российского угля, но Путин получает в среднем миллиард долларов дохода в день от экспорта российских энергоресурсов в Европу. Это значительно больше той военной и экономической помощи, которую европейцы оказывают Украине. Так что, думаю, в этом направлении нужно сделать гораздо больше.

Возвращаясь к вопросу о военной помощи, она увеличивается, но мы видим, как украинцев массово убивают в таких местах, как Мариуполь, Буча и других. И пока это происходит, мы должны продолжать в значительных масштабах увеличивать уровень военной помощи Украине.

— Может, США и союзникам стоит закрыть небо над Украиной, чтобы уменьшить количество жертв?

— Бесполетная зона — это сложный вопрос. У российская авиации нет доминации в этом конфликте. Во многом — благодаря украинским системам ПВО. Русские не смогли развернуть свои ВВС в такой степени, как этого ожидали многие аналитики. Вместо этого мы видели артиллерийские обстрелы с российской стороны. Говоря о бесполезной зоне, то есть аргументы как «за», так и «против». Аргументом «за» будет то, что это может остановить воздушные бомбардировки против украинцев. Контраргументом является то, что это может привести к прямому конфликту между Соединенными Штатами и Россией.

Мне кажется, что эта дискуссия не такая острая, как раньше, опять же, отчасти потому, что российские ВВС не играли в этом конфликте очень существенной роли, по крайней мере — пока. И это происходит, опять же, благодаря украинцам.

— Когда Запад упустил последнюю возможность остановить Путина?

— Мы должны помнить, как Путин пришел к власти. Это было в 1999-2000 годах в ходе жестокой военной кампании против Чечни, которая является частью Российской Федерации. Это показывает, как мало ценности Путин придает человеческой жизни, если он так обращается с собственными российскими гражданами, сравнивая с землей Грозный. Затем мы видели это в сирийском Алеппо.

Думаю, что упущенная возможность была с Грузией, с вторжением в 2008 году, когда через несколько месяцев администрация Обамы выступила с политикой «перезагрузки», которая, по сути, дала Путину сигнал о том, что его действия в Грузии остались в прошлом, что США будут смотреть вперед.

И я думаю, что тогда создалось впечатление, что ему может сойти с рук нечто подобное в Украине, что он и попытался сделать в 2014 году. Итак, есть послужной список вопиющих нарушений прав человека, ужасного обращения с гражданскими лицами. Преднамеренная политика российских военных и российских сил безопасности по убийству мирных жителей.

— Если бы Западу удалось остановить Лукашенко в 2020 году, масштабной войны против Украины можно бы было избежать?

— Думаю, это так. Считаю Лукашенко пособником путинской агрессии в Украине. Он полностью поддерживал то, что сделал Путин, неоднократно встречался с ним до и даже после 24 февраля. Думаю, что Лукашенко предоставил российским силам дополнительную платформу для начала операций. Следует пояснить: большинство из них не были очень успешными, но они отвлекли украинские силы, которые эффективно отразили наступление российских войск, пришедших с территории Беларуси.

Если бы их не было в Беларуси с самого начала, Украина была бы в еще более выгодном положении для защиты своих восточных территорий. Хотя Россия не одержала победу в результате использования территории Беларуси, не сомневаюсь, что Лукашенко несет ответственность за то, что позволил российским силам использовать свою страну (фактически, Беларусь уже даже не его страна, ведь легитимность он потерял задолго до этого) как площадку для российских операций.

— Сейчас много разговоров о трибунале над Путиным, но Лукашенко в этих разговорах ка-то теряется. Должны ли они оказаться на одной скамье подсудимых?

— Считаю, что Лукашенко должен предстать перед трибуналом за грубые нарушения прав человека. Но я бы сделал этот процесс отдельным. Потому что я считаю, что он несет ответственность за события августа 2020 года, когда он украл выборы, а затем последовал жестокий разгон мирных демонстрантов в Беларуси.

Я бы предъявил ему обвинения в преступлениях против человечности. Понимаю, что у некоторых экспертов в области права может быть другое определение этого понятия, но это было жестокое и злостное подавление протестов, которое включало в себя гибель протестующих, жестокие пытки людей, брошенных в тюрьмы только за то, что они воспользовались своим правом на свободу слова и собраний.

Так что, мне кажется, Лукашенко заслуживает предъявления таких обвинений, в том числе — в угоне рейса Ryanair, следовавшего из Афин в Вильнюс в мае прошлого года. В том числе — в использовании мигрантов с Ближнего Востока и Южной Азии в качестве оружия прошлым летом и прошлой осенью, причем определенное число людей умерло в результате условий, в которых они были помещены.

Итак, у Лукашенко много крови на руках и, на мой взгляд, его следует судить отдельным судом, в том числе — из-за поддержки войны Путина против Украины и преступлений, которые Путин там совершает. Лукашенко поддерживает его с первого дня.

— Западные страны используют термин «соагрессор». Это больше политическое заявление или вы видите какие-то пути для судебного преследования в этом отношении?

— Лукашенко — один из немногих «лидеров» (отмечу, что он нелегитимный лидер), которые поддержали то, что делает Путин, не только риторически, но и предоставив территорию и пространство для действий российских сил. Так что, на мой взгляд, он стопроцентно виновен в участии в этой агрессии и абсолютно заслуживает того, чтобы предстать перед судом за соучастие в путинской войне и вторжении в Украину.

В то же время, думаю, как я уже сказал, что он заслуживает того, чтобы предстать перед отдельным судом, помимо его поддержки путинской агрессии, за то, что он сделал с народом Беларуси, а уже затем за его причастность к путинской войне и вторжению в Украину.

— Следует ли признать режим Лукашенко спонсором терроризма?

— Считаю, что пришло время обозначить «государственный» террор Лукашенко, используя «государственный» в кавычках, поскольку он не является легитимным лидером государства, но все же — это лучший способ обозначить его как террориста.

Он угнал гражданский авиалайнер. Он подверг опасности 126 пассажиров и членов экипажа этого рейса. Также он использовал мигрантов в качестве оружия. Он завлек их в Беларусь, а затем вынудил пересечь границы Польши и Литвы, подвергнув их серьезной опасности. Так что, на мой взгляд, он занимался террористической деятельностью, он должен быть назван таковым и понести наказание.

— Как добиться того, чтобы диктатор действительно был привлечен к ответственности?

— Думаю, хотя это и не привлечение к ответственности, есть способ лишить его поддержки — ввести санкции против всех российских спонсоров: частных лиц, банков и прочих. Некоторые из них уже подверглись санкциям в результате путинского вторжения в Украину, но Лукашенко, на мой взгляд, не стал бы тем, кем он есть, без поддержки России. Итак, если вы хотите ослабить власть Лукашенко, я бы сказал, что правильный путь это — добраться к российским источникам поддержки.

Он также получает финансирование и поддержку от стран Персидского залива, в частности — от ОАЭ. И вот, мне кажется, что этим странам (в частности — к ОАЭ) нужно выставить своего рода ультиматумы: вы можете быть в хороших отношениях с США или можете быть с Лукашенко, с одним или с другим, но не с обоими. Так что я думаю, что пришло время также оказать давление на эти внешние источники поддержки Лукашенко, что не обязательно приведет к ответственности, но если это ослабит рычаги его власти, то он, возможно, не будет находится у власти на протяжении долгого времени.

— В интервью нашему сайту вы заявили, что дни Лукашенко сочтены. Последние события приблизили развязку?

— Он точно (и уже давно) нелегитимный лидер. Не думаю, что он был легитимным лидером до августа 2020 года, но определенно после августа 2020 года никто в демократическом мире не считает его легитимным лидером.

В феврале того же года его посетил госсекретарь Майк Помпео. Есть фотографии рукопожатий и улыбок. Не думаю, что вы когда-нибудь еще увидите госсекретаря США, едущего в Минск и встречающегося с Лукашенко. Думаю, это была ошибка со стороны Помпео. Джон Болтон также встречался с ним за несколько месяцев до этого, в 2019 году. Вы больше никогда не увидите, как официальные лица США встречаются, пожимают руку и шутят вместе с Александром Лукашенко. Не думаю, что вы когда-либо увидите, чтобы так делали какие-либо западные лидеры. Канцлер Меркель звонила Лукашенко во время миграционного кризиса — это, думаю, было ошибкой, этого делать не следует.

Никто в уважаемых странах не считает Лукашенко легитимным лидером. Думаю, это означает, что его дни сочтены. Просто не знаю, когда именно это закончится. И чем больше мы сможем ослабить Россию и ввести санкции против нее, тем меньше у Путина будет возможностей поддерживать Лукашенко у власти.

Надеюсь, что народ Беларуси понимает, что его усилия в 2020 году были не напрасны, что Запад по-прежнему на его стороне, признает Лукашенко нелегитимной угрозой для страны и продолжит оказывать давление.

Мы не вернемся к тому, чем мы грешили раньше, а именно к санкциям и изоляции, а затем к повторному сотрудничеству. Фаза повторного сотрудничества закончилась. Мы останемся в фазе санкций и изоляции до тех пор, пока Лукашенко не уйдет.

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».