18 августа 2022, четверг, 13:34
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Экономист: Дефолт Беларуси будут помнить долго

17
Экономист: Дефолт Беларуси будут помнить долго

В белорусских банках денег осталось немного.

Решение белорусских властей выполнять внешние финансовые обязательства в белорусских рублях - это уже дефолт или еще нет? В случае, если дефолт Беларуси будет официально объявлен, какие последствия это будет иметь для финансовой системы страны? Насколько долгое "эхо" порождает дефолт, как долго его помнит мировой рынок?

На эти вопросы Юрия Дракохруста на канале Свобода Premium отвечает экономист, старший научный сотрудник исследовательского центра BEROC Дмитрий Крук.

- Белорусские власти объявили, что будут выполнять свои международные финансовые обязательства в национальной валюте.

"Выполнение долговых обязательств по государственным ценным бумагам, размещенным на внешних финансовых рынках, будет проводиться в белорусских рублях по курсу Национального банка на дату платежа", — сообщила пресс-служба правительства.

Это уже дефолт или еще нет?

- Короткий ответ - нет, пока дефолта еще нет. Но вероятность того, что это произойдет в ближайшие две недели, очень высока. Сам факт дефолта обычно фиксируется рейтинговыми агентствами на базе выпуска ценных бумаг, если есть основания утверждать, что деньги не дошли до кредиторов. Это фиксируется после так называемого grace period - льготного периода, который в нашем случае будет составлять 15 дней.

Мы имеем декларацию белорусского правительства. Если все будет по этой декларации, то рейтинговые агентства могут присвоить Беларуси дефолтный рейтинг. Но не исключено, что Беларусь, как и Россия, будет оспаривать самый факт дефолта. В постановлении белорусского правительства есть оговорка, что с некоторыми инвесторами могут расплатиться не белорусскими рублями, а иначе.

Гипотетически можно допустить, что белорусские власти сохраняют для себя возможность платить долларами. Я не исключаю, что белорусские власти хотят провести сегрегацию "дружественных" и "недружественных" инвесторов. Возможно, что "недружественным" инвесторам Беларусь продолжит платить в долларах, чтобы избежать дефолта.

- Я правильно понял, что именно "недружественным" будут платить по-прежнему в долларах? Мол, а с друзьями разберемся по-дружески?

- Да. Велика вероятность, что "дружественные" инвесторы согласятся получить свои выплаты в белорусских рублях. Министр финансов Юрий Селиверстов говорил, что правительство и хотело бы заплатить в долларах даже некоторым "дружественным" инвесторам, скажем, российским инвестиционным фондам, но им заплатить в долларах невозможно, так как относительно этих российских фондов действуют санкции. И я не исключаю, что эта декларация правительства была обусловлена именно этим фактором.

Если все же через 15 дней рейтинговые агентства объявят, что в Беларуси дефолт, то начнется спор, который уже начался с Россией - это настоящий дефолт или нет.

Эта дискуссия происходит в финансовых кругах, появилось понятие "полудефолт". Юридически дефолт будет зафиксирован, но чтобы он был полноценный, правительство должно не иметь возможностей выполнять свои обязательства.

Российские власти говорят, что это не они не имеют возможностей выполнять свои обязательства, это их заставили не выполнять их.

Думаю, что если соответствующий вердикт рейтинговые агентства вынесут относительно Беларуси, белорусская сторона заявит то же, что заявляет российский - дефолт недействителен, дефолта нет.

- Если белорусское правительство станет платить инвесторам в белорусских рублях, то для решения рейтинговых агентств нужно, чтобы инвесторы начали возмущаться, скандалить? Теоретически они же могут и промолчать, посчитав, что лучше получить свое хоть в белорусских рублях, чем не получить вообще ничего?

- Да, теоретический шанс на это есть. Если все кредиторы публично не выразят несогласия с тем, что им заплатили не в валюте, оговоренной договором, то у рейтинговых агентств не будет оснований объявлять о дефолте Беларуси. Но белорусские бонды держат и западные инвестиционные фонды, поэтому выглядит маловероятным, что по крайней мере они согласятся на новый порядок выплат, предложенный белорусским правительством.

- Ну, а если все же реализуется наиболее вероятный сценарий и рейтинговые агентства объявят, что Беларусь - в состоянии дефолта, какие последствия для национальной финансовой системы от этого будут?

Когда-то белорусский экономист Михаил Залесский на подобный вопрос ответил: вам безразлично, какой силы ветер дует над вашей могилой. Может, с объявлением дефолта Беларуси так и будет? Неполитических кредитов Беларуси и так давно никто не дает, и без дефолта. Так может дефолтом больше, дефолтом меньше - результат по формуле Залесского?

- Краткосрочные последствия нынешнего дефолта не будут такими разрушительными, как в 1998 году. Отчасти все уже разрушено до сих пор.

Есть основания считать, что справедлива формула Михаила. Но она больше подходит к российскому кейсу. Первоначальная реакция не будет такая, как на российский дефолт 1998 года или на аргентинский начала нулевых ХХІ века. Таких последствий, как тогда - разрушения финансовой системы, массового банкротства банков - не будет в этом случае.

Будет работать логика формулы Залесского - то, что уже умерло, умереть не может. Трагические последствия для белорусской финансовой системы произошли за два последних года.

Но что все же будет и почему для нас это опаснее, чем для России? У России есть запас прочности в виде золотовалютных резервов, в виде сальдо бюджета. А у нас буквально каждая копейка на счету.

Есть банки, которые продолжают работать с белорусскими банками, готовые обслуживать импортно-экспортные операции, готовые помогать в расчетах с западными банками. Это банки таких стран, как Турция, Казахстан, Грузия. Вот для них вердикт рейтинговых агентств по поводу дефолта Беларуси - это дополнительное препятствие. И теперь белорусский бизнес страдает от того, что с ним никто не хочет иметь дело. После объявления дефолта ситуация с этим ухудшится.

В белорусских банках западных денег осталось немного, но есть деньги стран «третьего мира», Китая, например. И во многих договорах об этих деньгах прописаны так называемые ковенанты - условия, что в случае дефолта получателя займа, в данном случае Беларуси, кредитор вправе требовать досрочного возврата займа. Россия на такие неудобства может не обращать внимания из-за своего запаса прочности. Поэтому Армагеддона, чего-то похожего до 1998 года, теперь не будет. Но то, что это станет дополнительным фактором турбулентности на белорусском финансовом рынке, - это да.

- А что будет с курсом белорусских государственных евробондов? Насколько я понимаю, если в стране дефолт, ее государственные ценные бумаги имеют цену мусора. Это будет иметь какое-то значение?

- Так они уже по таким ценам и торгуются. Как раз все по формуле Залесского. Там ликвидность почти нулевая. Они торгуются по цене 10-15% от номинала. Это уже дефолтное состояние. В лучшие времена они торговались по 95-105% от номинала.

- Если дефолт Беларуси произойдет, то как долго рынок будет его помнить? В сообщении агентства Bloomberg о нынешнем дефолте России меня поразило упоминание, что последний раз такое в России было в 1918 (!) будет. Это когда большевики отказались платить царские долги. 104 года прошло, многое за это время произошло, мягко говоря. А рынок помнит тот ленинский дефолт.

Вот пройдет время, закончится война, уйдет Лукашенко, возникнет в Беларуси демократическое правительство, которое будет вести ответственную финансовую политику. Но, возможно, в этом прекрасном будущем для какого-то индонезийского или бразильского инвестора весь этот прогресс в малоизвестной им Belarus не будет иметь никакого значения. А будет иметь значение одно - тот факт, что в 2022 году в этой стране произошел дефолт. И все, точка, деньги туда лучше не вкладывать, — решат эти инвесторы. Так не будет?

- Спасибо вам за этот вопрос. Это мой основной аргумент, почему я всегда говорю, что я против дефолта. Мы много спорим с коллегами по этому поводу. Многие из них говорят, что если дефолт по финансовым причинам почти неизбежен, то не нужно затягивать, и это может стать даже очистительной процедурой для экономики. До определенной степени я могу с этим согласиться. Но если мы будет рассуждать о долгосрочной перспективе, то вступает в игру то, о чем вы сказали. Дефолт оставляет за собой долгую память, не на годы, а даже на десятилетия.

Это не означает, что белорусский долг, белорусские бонды тогда не будет покупать никогда и никто. Но он, во-первых, будет дороже, чем был бы без дефолта. А во-вторых, все равно отношение к белорусским бондам будет скептическое. Как говорят футбольные болельщики, игра забывается, а счет на табло остается. Причины дефолта забудутся, сам его факт будут помнить долго. И для инвесторов строка о дефолте в кредитном досье Беларуси будет очень важна.

Для меня было неожиданностью это постановление правительства и Нацбанка о выплате долгов в рублях. Я думал, что они будут затягивать это решение как можно дальше, до февраля 2023 года. Тогда нужно будет погашать более 800 миллионов долларов.

Я не имею определенного ответа, почему они пошли на это сейчас. Одна из версий - это стремление выдать финансовый дефолт за «полудефолт», зацепиться за российскую ситуацию, сказав, что у нас произошло то же самое. Хотя на самом деле наша ситуация очень отличается от российской.

- А не возможно ли, что это сделать попросили, предложили, посоветовали россияне?

- Это не исключено. Здесь очень большая политическая составляющая - в этом решении. Пользуясь только финансовой логикой, его сложно обосновать. До последнего времени белорусские власти руководствовались принципом - не сжигать все мосты. Большинство их сожжено, но все сжигать не хотели.

Как шутит один мой коллега, в правительстве сильная партия «возвращения в 2019 год». Это постановление сжигает если не все, то многие из тех немногих мостов, которые еще остались. Поэтому я не исключаю, что это действительно могло быть российское предложение, и это могло быть решающим фактором.

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».