25 сентября 2022, воскресенье, 12:07
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Чтобы не играть с «ябатьками», футболист ушел из хорошего белорусского клуба - и счастлив

2
Чтобы не играть с «ябатьками», футболист ушел из хорошего белорусского клуба - и счастлив

История 26-летнего Дмитрия Байдука.

26-летний Дмитрий Байдук когда-то играл за брестское «Динамо», но отказался от денег и футбольной карьеры в Беларуси, чтобы не выходить на поле вместе с подписантами провластного письма. Сейчас Байдук играет в четвертой лиге польского чемпионата и работает на деревообработке, но говорит при этом, что в Польше начал жить и лучше, и свободнее. «Наша нива» расспросили у парня все детали его истории.

Край, где сейчас живет Дмитрий, называют Мазурами. Это север Польши, регион между Белостоком и Гданьском, известный своими красивыми озерами, который считается одной из главных изюминок Польши вместе с Закопаным. Здесь для Байдука нашлось место в клубе Znicz маленького (20 тысяч человек) города Бяла-Писка.

После провального прошлого сезона эта команда играет в четвертой польской лиге, но надеется как можно быстрее вернуться в лигу выше. Дмитрий рассказывает, что для этого в клубе делают все, и условиями парень доволен.

Два года назад, перед выборами, в жизни Байдука все было по-другому. Футболист играл в «Городее», клубе в поселке Минской области, который, однако, мог достойно сопротивляться на поле и лидерам белорусского футбола. То время парень вспоминает с большим теплом.

«Арестовали нашего Криштаповича»

«Когда к нам приезжали играть другие команды, это всегда был праздник. Люди ехали к нам на матчи со всех окрестностей. Лучшим командам было трудно там играть, мы и БАТЭ, и минское «Динамо» дома побеждали, со всеми боролись и в 2019 году заняли 7 место [в чемпионате]. Да и просто друзья мои приезжали покайфовать на матчах, взять тот же шашлык на стадионе — это же достопримечательность того места.

В начале 2020 года арестовали нашего [экс-директора Городейского сахарного комбината Михаила] Криштаповича, руководителя клуба, человека, который очень любил футбол и много сделал для клуба, для поселка и окрестных деревень. После каждого матча заходил в раздевалку, несмотря на то, победили мы или нет, поддерживал каждый раз, всегда держал свое слово.

После его задержания футбол в Городее продержался несколько месяцев, до конца сезона, а потом начались проблемы с финансированием.

Сразу стало понятно, что все держалось на одном человеке. Клуб исчез, детскую школу тоже закрыли. Теперь, насколько я знаю, на том поле играет «Арсенал» из Дзержинска, на их матчи ходит 50—100 любителей. Но я помню, какая была в Городее атмосфера, когда существовал футбольный ажиотаж, это было классно. Тот клуб был первым клубом высшей лиги, где я играл, коллектив там был сильный, и у меня там все выходило хорошо».

«У нас все построено на страхе, и в футболе тоже»

В «Городее» Дмитрий застал послевыборные события 2020 года. Говорит, что, несмотря на все эмоции от новостей, игроки продолжали тренироваться, хотя, считает Дмитрий, так и нельзя было делать. Играть было тяжело, так как в голове было совсем другое, и переключиться было очень сложно, на тренировках мало что получалось.

Скоро после начала протестов появилось письмо спортсменов за честные выборы, и Байдук подписал его сразу же, как только увидел, и из-за этого имел разговор с директором клуба в «Городее»: «Сразу понял, что в клубе все очень боятся — и тренерский штаб, и директор.

К сожалению, у нас все построено на страхе, и в футболе тоже. Все боятся за свои места, ведь люди спокойно сидят на них, делают минимальную работу и получают бюджетные деньги.

Помню, как старались меня убедить. Один человек из тренерского штаба мне сказал: «Дима, что вы там на эти митинги ходите по воскресеньям? Я с женой не могу выйти в ресторан!». И как с этими людьми можно строить какой-то диалог? После таких слов я сразу все понял и не вступал уже с ними ни в какие дискуссии».

Через полгода после выборов Байдук оказался в брестском «Динамо». Говорит, что и этот клуб ему нравился, но с футболом у парня там складывалось не так гладко: почти сразу получил травму, очень мало играл — в основном выходил на замену. Но и команда, и стадион с фанатами — все это вызвало хорошие впечатления.

Но то, что некоторые из динамовцев подписали провластное письмо спортсменов, изменило отношение Дмитрия к ним и к клубу:

«Разочаровался в тех, с кем вместе выходил на поле, иногда и не один год, с кем делил раздевалку, беседовал и делился чем-то личным, важным.

Футбол — это же не индивидуальный вид спорта, нас в команде 25 человек.

Помню, как люди начали мне объяснять, почему они подписали письмо: у кого-то жена беременная была, у кого-то какие-то еще так называемые причины. Все равно было очень трудно их понять, я и не пытался это сделать, ведь у меня, как у спортсмена и в первую очередь как у человека, не было каких-то настоящих причин, чтобы влезть в это письмо и подписать.

Может, мне легче так говорить, потому что я не имею своей семьи, хотя у меня есть мама и сестра. Не знаю, чем руководствовались те люди, которые подписали письмо, какие у них ценности, тем более что вся информация [о насилии в стране] была доступна, много мы и сами видели».

Сначала парень был уверен, что никто в команде не будет подписывать провластное письмо, но когда эта бумага пришла в клуб, некоторые игроки все-таки поставили свою подпись.

Вместе с другим футболистом, Виталием Гайдучиком, Байдук принял решение в таком клубе не оставаться, и ребят уволили по соглашению сторон.

«Жестокость, несправедливость — это слишком мягкие слова для того, что было после выборов»

Почему Дмитрий сам не подписал то письмо? Рассказывает, что видел, что происходит в стране, ходил на протесты. В день выборов, 9 августа, Байдук ждал у участка результатов голосования, его знакомые попадали на сутки. Парень знает, что из-за этих событий много людей начали интересоваться политикой, но уверяет, что он свою позицию сформулировал ранее:

«Я с детства не поддерживал то, как обстоят дела в Беларуси. Мой папа, который умер 8 лет назад, очень не любил действующую власть и был прав.

2020 год стал точкой невозврата. Все это-из-за жестокости силовиков, из-за отношения к нам тех людей, которые живут в одной стране с нами и за наши деньги.

Жестокость, несправедливость — это слишком мягкие слова для того, что было [после выборов]. И так относились к такому прекрасному, открытому, честному народу, как белорусы, в тот момент, когда всем было ясно, где правда. До сих пор не могу понять, как это все могло случиться, откуда такое жестокое отношение людей, которые арестовывали и избивали [граждан]».

Дмитрий понимал, что после того, как он ушел из команды по своим убеждениям, в другом белорусском клубе он играть не сможет, но сохранял надежду на то, чтобы продолжить карьеру за границей. Но при этом решил, пока ищет клуб, заняться какой-то другой работой и попробовал себя в такси, хотя и получил в свое время инженерное образование в БНТУ. Нравилось, что с такой работы может уйти в любой момент, когда наконец получит приглашение в зарубежный клуб:

«2 августа [2021 года] мне позвонили и сказали приехать устраиваться, а на следующий день, когда у меня был день рождения, я начал работать. Три месяца там проработал и вообще об этом не жалею, у меня осталось оттуда очень много знакомых, хороших людей».

С такси пришлось попрощаться в начале ноября, когда у Дмитрия на три месяца забрали водительские права. Байдук говорит, что два раза превысил скорость: первый раз вез женщину с 20 килограммами яблок, которая опаздывала на маршрутку на Новополоцк, второй раз пассажиры тоже опаздывали и просили везти быстрее. Когда Байдук остался без работы, его пригласил на свое предприятие друг, где бывший динамовец занимался станками.

«Сначала немного боялся обычной работы, а потом понял, что ничего здесь сложного нет»

Там он проработал до начала 2022 года, и на такую смену работы сейчас не жалуется:

«Сначала немного боялся обычной работы, а потом понял, что ничего здесь сложного нет, все нормально. И когда ехал сюда, в Польшу, рассуждал, что если предложат мне [нефутбольную работу], подумаю об этом. Просто сначала мне нужно было два-три месяца активно тренироваться, чтобы прийти в форму, так как до этого я семь месяцев не играл в футбол».

В польском клубе парню нравится, он чувствует неравнодушное отношение к себе. Помогают с бытовыми моментами и с документами, и нет никаких признаков дискриминации за белорусскость, о которой иногда можно услышать в Польше. Байдук рассказывает, что иногда у него спрашивают о Беларуси или по-хорошему шутят, но до конфликтов дело не доходит.

Хотя каждая новость по телевизору связана с войной в Украине, более или менее взрослые поляки понимают, что и в Беларуси все сложно. Для них, говорит Дмитрий, режим Лукашенко — что-то ужасное, он и близко не вызывает у них никаких хороших ассоциаций. Но поляки, с которыми взаимодействует Байдук, воспринимают белорусов спокойно: «Знаю поляка, который держит свой отель с рестораном, так у него в свое время долго работали белорусы, лет восемь. Называет их прекрасными людьми, из-за них и ко мне относится нормально. Думаю, ему нравится, как белорусы работают, может и как ведут себя».

«Как бы это ни было обидно, но в Европе мы сейчас неконкурентоспособны»

Сначала парень только играл в Польше в футбол, но после окончания чемпионата, когда начался перерыв, ему предложили устроиться на другую, нефутбольную работу. Свободное время было, и Дмитрий на работу согласился. Устроился на деревообрабатывающий завод, где занимается непосредственно укладкой досок на станок и тем, что снимает их, когда доски уже обработаны.

Первое время, рассказывает Дмитрий, работалось тяжело, так как такой работы раньше не делал. Но со временем привык к графику, сначала работал по четыре часа, потом перешел на восемь. С деньгами новая работа тоже помогает. Понятно, что это не та жизнь, которую футболист имел в «Динамо», но он об этом не грустит. Скорее, сожалеет, что потерял бывших друзей и хороших знакомых, но радуется, что лучшие друзья остались лучшими.

На все же остальное бывший динамовец смотрит с оптимизмом: «Сейчас у меня все хорошо, даже не хочется слишком хвастаться. Посчастливилось с людьми, которые возле меня, они идут навстречу в бытовых моментах. Была у меня возможность найти себе другой клуб, но остался здесь именно из-за того, что мне помогают. Живу в двухэтажном доме, который мне предоставил человек, на которого работаю.

Все мне нравится. Здесь я начал заново жить и заново мыслить, мыслить совсем по-другому и жить хорошо и более свободно. В Беларуси невозможно было не думать о происходящем в стране, тем более что у меня арестовывали друзей и знакомых. Мы в «Городее» вместе играли с [бывшим политзаключенным] Ростиком Шавелем, это мой хороший знакомый. Из-за таких моментов, как его заключение, было невозможно трезво мыслить и принимать какие-то решения, так как все разговоры сводились к этому. Ни о чем не жалею и обратно не тянет, как минимум сейчас».

За полгода в Польше Дмитрий хорошо выучил польский язык, говорит, что был обязан это сделать, чтобы в коммуникации с другими ему было легче. Поляков он называет свободным народом и рассказывает, что этим они от нас и отличаются, а еще одобряет их патриотизм и любовь к своей стране: «В моей местности в каждом втором дворе обязательно висит польский флаг».

Парень живет в 130 километрах от Белостока, где большое белорусское сообщество. В Мазурах такого сообщества нет, да и родственники Дмитрия живут в Беларуси. Сейчас парень немного общается с друзьями, переехавшими в Польшу много лет назад, но и те живут далеко, и повидаться с ними получается непросто.

Большой радостью для него был недавний Кубок в честь заключенного журналиста Александра Ивулина, организованный в Варшаве Фондом спортивной солидарности, тот день Байдук называет одним из лучших в жизни.

Теперь, рассказывает парень, он просто получает удовольствие от того, что каждый день тренируется, играет и живет своей жизнью. В лучший клуб пока что перейти не может, но понимает, почему — после увольнения из «Динамо» провел очень много времени без футбола и пока что не успел себя зарекомендовать. Более того, в высших лигах есть ограничения на количество футболистов-иностранцев на поле, и это тоже не улучшает для Байдука ситуацию. Сравнивая белорусский футбол с польским, он приходит к неутешительным выводам:

«Футбол в Польше сильный, лиги, выше третьей, считают вполне профессиональными. Низшие лиги — уже полупрофессиональные, так как там есть ребята, которые одновременно и играют, и работают, в результате они меньше тренируются. Но все равно в плане инфраструктуры нам до них далеко.

Мне иногда рассказывают о белорусских футболистах, которые не хотят ехать в первую или вторую польскую лиги и думают, что могли бы играть в высшей [польской] лиге. Но здесь очень хорошо, если попадаешь даже во вторую лигу, там действительно высокий уровень, в том числе и по финансам. Как бы это ни было обидно, но в Европе мы сейчас неконкурентоспособны».

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».