26 сентября 2022, понедельник, 0:36
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Экономист: Санкции ударили по самым важным статьям белорусского экспорта

3
Экономист: Санкции ударили по самым важным статьям белорусского экспорта

«Торг» политзаключенными Лукашенко не спасет.

В начале августа Петр Пархомчик, тогда еще занимавший пост министра промышленности, заявил, что завод «БелДжи» не сможет выполнить прошлогодние объемы производства автомобилей. Одной из причин была названа проблема поставки комплектующих.

Как санкционное давление сказалось на белорусской экономике и начнут ли власти торг политзаключенными по примеру послевыборных событий 2006 и 2010 годов?

Об этом этом сайт Charter97.org поговорил с известным белорусским экономистом Львом Марголиным.

— Машиностроение исторически было одной из самых главных отраслей белорусской экономики. В советские времена Беларусь называли сборочным цехом Советского Союза, были заводы, которые работали на всю страну. Они и сегодня остались: это и МАЗ, это и тракторный завод. Правда, сегодня их значение несколько уменьшилось. Но я думаю, что их проблемы — это проблемы нереформирования экономики в большей степени, чем проблемы комплектующих. Прежде всего надо отметить, что санкции в отношении Беларуси, в отличие от российских санкций, касаются прежде всего экспорта белорусских товаров. То есть каких-то серьезных ограничений на импорт не накладывалось.

Другое дело, что ряд западных фирм в инициативном порядке прекратили или ограничили сотрудничество с белорусскими компаниями. Есть проблемы с логистикой, когда транспортные пути приходится перенастраивать. Но основные проблемы белорусского машиностроения это все-таки его нереформированность. После развала Советского Союза стоило попытаться встроить белорусские машиностроительные предприятия в мировые цепочки. Потому что завод, который производит 10 - 20 тысяч машин, конечно же не может конкурировать по цене и качеству с заводом, который производит десятки или сотни тысяч. Но этого сделано не было, соответственно машиностроение в Беларуси начало хереть.

Что касается сегодняшней ситуации, то она пока неопределенная и неустойчивая. Если удастся, на примере того же «БелДжи», решить вопрос с Китаем, который судя по всему на сегодняшний момент колеблется с поставкой машинокомплекта, поставкой других комплектующих, то тогда вопрос с «БелДжи» будет решен положительно. Более того даже может расшириться рынок сбыта, потому что в России проблемы с автомобилями еще хуже, чем в Беларуси. Если же Китай все-таки склонится к тому, чтобы поддержать санкции в отношении России и ограничить сотрудничество с Беларусью, то может получиться так, что ситуация в машиностроении, в частности в автомобилестроении, еще ухудшится.

— В этом году европейские страны отказались от белорусской древесины, экспорт которой в Евросоюз в прошлом году составил почти 1,5 миллиарда долларов. Как сейчас обстоят дела с переориентацией экспорта древесины и продуктов деревообработки в Беларуси?

— Проблема заключается в том, что России наш лес не нужен. Насколько я знаю, были попытки переориентировать наш экспорт в какой-то степени на Казахстан. Насколько это удачно, судить пока сложно. По итогам года можно будет попробовать сделать уже какие-то выводы, если окончательно не засекретят белорусскую статистику, потому что сейчас очень многие показатели, к сожалению, недоступны для анализа.

В любом случае понятно, что санкции коснулись самых важных статей белорусского экспорта: это и калийные удобрения, это и нефтянка, это и деревообработка, это и резина, металл и так далее. Так что проблема существует. Она будет только обостряться, потому что фактически в полную силу санкции заработали только недавно. До этого был так называемый переходный период, когда можно было исполнять действующие контракты.

— Из того, что вы перечислили, одной из самых болезненных тем для белорусского режима являются санкции в отношении белорусского калия и продуктов нефтепереработки. Какие перспективы ждут Беларуськалий и белорусские НПЗ?

— Никаких перспектив нет. Что касается калийных удобрений, то Россия нам здесь — прямой конкурент. Возможно, удастся какую-то часть белорусских удобрений перенаправить через российские порты, в частности через Санкт-Петербург или железной дорогой куда-нибудь на Дальний Восток, для отправки в Китай или другие страны Юго-Восточной Азии. Но тут проблемы больше с логистикой, потому что калийные удобрения это объемный продукт, который требует больших мощностей по перевозке. И даже те потребители, которые у нас были, Бразилия, Китай, Индия, они бы с удовольствием взяли белорусский калий, но его сложно туда доставить.

Два основных экспортных потока, через север в Клайпеду и на юг через Украину, на сегодняшний день закрыты, что омрачает перспективы. Я думаю, белорусские власти будут искать какие-то выходы. Я даже уверен, что отчасти проблему удастся решить. Но, конечно, в полном объеме того, что было до введения санкций, уже не будет, пока санкции не будут сняты.

— Может ли амнистия, объявленная недавно Лукашенко, быть сигналом того, что белорусские власти уже не могут скрывать негативный эффект от санкций и попытаются начать торг политзаключенными по примеру послевыборных событий 2006 и 2010 годов?

— Дело в том, что эти санкции — адресные. Те ограничения, которые были введены в 2020-м году, после событий августа и последующих месяцев, о них вероятно можно будет вести разговор. Но ведь есть и другие санкции: те, которые были введены после известного случая с приземлением самолета в минском аэропорту, есть санкции, которые введены за то, что белорусский режим фактически принимает участие в военных действиях против Украины. И об этих санкциях никто разговаривать не будет, пока не исчезнут те препятствия, которые стали их причиной.

А то, что было введено в 2020-м году, по сравнению с тем, что было в последующие периоды, это достаточно незначительные меры. Я думаю, что разговор о чем-то конечно начнется, если действительно будет амнистия и если она действительно будет достаточно объемная. Хотя опять-таки тут же вопрос в том, что есть знаковые фигуры, на которых ориентировались западные страны в частности при отмене санкций в 2011-м году, когда освободили руководителей политических партий и общественных объединений. Поэтому каких-то серьезных подвижек вместо санкций, наверное, не будет.

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».