24 октября 2021, воскресенье, 9:27
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

«The New York Times»: Театр как политическая борьба в Беларуси

4
«The New York Times»:  Театр как политическая борьба  в Беларуси

Поклонниками «Свободного театра» являются Том Стоппард, Вацлав Гавел, Мик Джаггер, Марк Равенхилл, пишет ведущая американская газета «The New York Times».

Приводим полный текст статьи в переводе сайта www.charter97.org:

Все разбирают инструменты и начинают наигрывать белорусскую народную мелодию. Из чемодана выскакивает девушка в народном костюме с венком на голове. Напевая, она пускается в пляс.

На стену проецируется текст на белорусском языке: «Около 20 тысяч девушек в Беларуси нуждаются в работе».

Продолжая танцевать, она раздевается до белья, и текст на стене меняется: «Тринадцать модельных агентств, сотрудничающих с Министерством культуры, продают белорусских девушек в сексуальное рабство». Следующая надпись – «2842 уголовных дела были возбуждены Беларуси в 2007 году по факту торговли людьми».

Добро пожаловать в мир «Свободного театра», единственного незарегистрированного, и потому независимого театрального коллектива в 10-миллионной стране на краю Европы, которой с 1994 года правит Александр Лукашенко.

В этом спектакле, третьей части трилогии «Зона Молчания» под названием «Числа», труппа старается посредством пантомимы, танца и метафор оживить статистические данные, которые авторитарное правительство хотело бы игнорировать или скрыть.

«Свободный театр» стоит вне закона, потому что он не зарегистрирован.

Со дня своего основания четыре года назад труппа вынуждена вести подпольное существование, показывая пьесы то в барах, то в ресторанах, то на частных квартирах. О спектаклях сообщается за день или два по Интернету; желающие их посетить должны отправить письмо по электронной почте. По словам менеджера театра Марии Вавохиной, иногда 2000 человек хотят прийти на спектакль, хотя место может вместить только 50.

Зрителям назначают время и место встречи в центре Минска, и работник театра проводит их к месту выступления (оно более или менее постоянно – предназначенный на снос дом на окраине Минска).

Такие меры предосторожности не напрасны. Два года назад белорусская милиция ворвалась в помещение во время спектакля и арестовала всех присутствующих, как актеров, так и публику, включая зрителей из Франции и Нидерландов. По словам Вавохиной, спустя шесть часов были освобождены все, кроме оппозиционера Павла Юхневича, который был помещен в тюрьму на 15 суток.

Благодаря своей непокорности «Свободный театр» заработал известность за рубежом. Его поклонниками являются Том Стоппард, Вацлав Гавел, Мик Джаггер, покойный Гарольд Пинтер. Деятельность театра широко освещается прессой. Al Jazeera встретилась с труппой в августе для съемок 20-минутного документального фильма; британский драматург и журналист Марк Равенхилл написал статью для The Guardian под названием ««Открытие 2008 года для меня - потрясающий и непобедимый белорусский «Свободный театр».

Часть успеха труппы -- это, возможно, и удовольствие от запрета, которое предлагает театр, возврат к временам Советского Союза, когда люди собирались в квартирах и кафе, чтобы поддержать диссидентов.

Тем не менее, следующий вопрос возникает в отношении всего искусства, рожденного политическими диссидентами и представленного в более либеральных странах: «Почему эти работы кажутся настолько хорошими, как будто они были сделаны в более открытых условиях»?

Есть много артистов, которые при коммунистах вели борьбу – и прославились за рубежом отчасти благодаря своим страданиям – и были забыты после распада Советского Союза и политических перемен в его сателлитах. Одна из причин этого – многие работы стали выглядеть довольно посредственными в другой ситуации.

Но «Свободный театр» будет рассчитывать только на свои собственные достоинства, считают многие его поклонники. «Они вызывают неоднозначные оценки, но это выглядит поэтично», - сказал Том Стоппард в телефонном интервью из Лондона.

«Они могут быть арестованы в любой момент», - добавил он. «И они постоянно нуждаются в пополнении резервов мужества, о чем мы не знаем и даже не можем себе представить».

Николай Халезин, актер, драматург и бывший журналист, основал театр в 2005 вместе со своей женой Натальей Колядой, драматургом и активисткой-правозащитницей. Вскоре в качестве режиссера к ним присоединился драматург Владимир Щербань; семь актеров труппы (включая Н. Халезина) сейчас играют примерно 10 представлений в месяц, а их репертуар насчитывает 5 пьес.

Очевидно, что Н. Халезин очень доволен известностью, которую его театр получил на Западе. В 20-минутном интервью перед очередным спектаклем он несколько раз упомянул Стоппарда и положительные рецензии. Несомненно, политика помогла повысить роль и значение театра, и сегодня он существует благодаря деньгам, заработанным во время гастролей заграницей.

Однако в конечном итоге, сейчас репрессии более мешают, чем помогают, говорит Халезин. Основатели и господин Стоппард сказали, что все актеры театра были уволены со своих постоянных государственных мест работы, те, кто ехал поучаствовать в работе театра из-за рубежа, были остановлены на границе, и они рискуют быть арестованными.

Если бы это был официальный театр, государство диктовало бы содержание пьес, говорит Халезин, даже если бы они были неполитическими, а просто поднимали спорные или деликатные темы, как это было в британской пьесе Сары Кейн «Психоз 4:48», волнующем изображении депрессии и суицида.

«Это не политической театр – политический театр выглядит иначе», - говорит Халезин. «Это актуальный театр, который рассматривает вопросы, о которых люди привыкли молчать».

Однако политика играет важную роль в миссии театра. Сайт театра сообщает, что их проект закончится, когда «Беларусь изменится и из диктатуры станет демократией». Н. Халезин называет себя «борцом за свободу», и сам играет спектакль для одного актера «Поколение джинс», описывающий опыт 15-дневного заключения после участия в антиправительственной демонстрации.

Другая пьеса, «Постигая любовь», написанная Н. Халезиным и Н. Колядой, косвенно касается исчезновения Анатолия Красовского, оппонента режима Лукашенко, произошедшего 10 лет назад -- тогда при подозрительных обстоятельствах исчезли четыре белорусских оппозиционера.

На данный момент «Свободный театр», кажется, установил с властями неустойчивое перемирие, возможно, ограничения ослабляются, так как Лукашенко старается стать ближе к Западу.

И сейчас театр может свободно путешествовать. В этом месяце состоялись представления в Вашингтоне, Лос-Анджелесе и Сан-Диего, а в прошлом году - во Франции и Британии. Однако, Халезин говорит, что, несмотря на такие шаги, как регистрация оппозиционной партии в прошлом году, и освобождение политзаключенных, он сомневается в мотивах правительства.

«Все это закончится, как обычно - репрессиями», -- говорит он.