12 ноября 2019, вторник, 17:45
Хорошая новость
Рубрики

Самый памятный День Воли

1
Самый памятный День Воли

Первое публичное празднование Дня Воли в Минске состоялось около Театрально-художественного института в 1989 году.

Студенты, молодежь тогда устроили первый перфоманс. С тех пор в Беларуси 25 марта отмечается ежегодно. Какое празднование Дня Воли за времена новейшей истории Беларуси наиболее запомнилось политикам, общественным деятелям, интеллигенции, рассказывает «Радыё Свабода».

Профессор, доктор исторических наук Анатолий Грицкевич посвятил множество научных работ провозглашению Белорусской Народной Республики в 1918 году. Что касается самого памятного празднования, профессор Анатолий Грицкевич вспоминает:

«Прежде всего тогда, когда была объявлена ​​независимость. Это был, кажется, 1993 год. Мы сначала готовились открыто. Власти немного мешали, но не так чтобы слишком... Я помню, как на торжествах в концертном зале филармонии был даже тогдашний председатель Совета Белорусского Народной Республики Язеп Сажич. Он просто не мог поверить... Вот тогда было хорошо. Но для меня все равно каждый год 25 марта - это праздник: мой, моей семьи, всех моих друзей».

Политик Винцук Вячорка начинал праздновать День Независимости еще в 1980-х в подполье, позже был заявителем и организатором многих акций. Он последовательный сторонник того, чтобы называть 25 марта так, как десятилетиями этот день и назывался - День независимости. А День Воли - это уже более поздняя метафора, которая, по мнению Винцука Вячорки, не должна заслонять его первичное значение. Что касается самых памятных празднований, он вспоминает:

«Если говорить о торжественных, начала 90-х, празднованиях 25 марта, то это, безусловно, акции возле памятника Янке Купале либо на амфитеатральный ступеньках возле Оперного театра - очень красиво, с прекрасным художественным оформлением, с большими портретными композициями первой Рады БНР. Ну и, конечно, это 1996 год. Этот день приобрел окраску протестную, протестовали отчаянно против сдачи независимости. Как раз то отчаяние, возможно, и придержало преступные попытки уничтожить нашу независимость буквально через два года после прихода к власти нынешнего властителя».

25 марта 1996 года около Театра оперы и балета состоялась, пожалуй, самая многолюдное акция в новейшей истории Беларуси - на нее собралось более 50 000 человек.

В 1989 году студент театрального института Алесь Пушкин устроил первый перфоманс на День Воли. Он вынес на крыльцо института аиста, сделанного из бумаги. 71 воздушный шарик символизировали 71 год Белорусской Народной Республики. Пушкина и еще 35 человек тогда задержали. А какой самый памятный День Воли для художника Пушкина?

«Сегодняшний. Потому что сегодня утром я принес громадный планшет длиной в три с половиной метра, поставил его на центральной площади поселка Бобр. На планшете изображен эскизный проект реконструкции и благоустройства центра поселка Бобр. Я дописываю последние штрихи на этом проекте, светит солнце, идут люди, дети подходят, смотрят. Я рисую здесь акварелькой... Это конструктивное предложение оппозиционера-художника своему сельсовету и районным властям. Отнесу вечером этот проект, чтобы приняли к сведению, рассмотрели, так как через 5 лет будет 500 лет поселку...»

Правда, произошла одна неприятность. В полдень к Алесю Пушкину подъехали милицейские начальники, обыскали художника, вытащили из-за пазухи бело-красно-белый флаг, который он собирался развернуть немного позже. Флаг забрали. Но этот досадный эпизод не омрачил праздничного настроения Пушкина.

Активистка «Маладога фронта» 20-летняя Анастасия Положанка - ровесница независимости Беларуси:

«Когда я лет в 14-15 узнала о событиях 1918 года, я почувствовала некую гордость за свою Родину, которая была тогда, чувствую гордость за Отечество и сейчас, и за ту Родину, которую я хочу видеть в будущем. Для меня Дни Воли больше ассоциируются с уличными протестами за возвращение того, что мы бы хотели, чтобы нам принадлежало. Для меня, когда я присоединилась к «Маладому фронту» в 2004 году, это стало не каким-то гламурным празднованием, не встречами с друзьями, нет. Для меня это стало уличным противостоянием, демонстрацией силы и характера, и мощи организации. И осознание достоинства - что мы такие, что мы не покорились ни тогда, ни сейчас».