28 мая 2024, вторник, 8:22
Поддержите
сайт
Сим сим,
Хартия 97!
Рубрики

Мариан Серватка: После санкций экспорт Беларуси в ЕС вырос

3
Мариан Серватка: После санкций экспорт Беларуси в ЕС вырос

Посол Словакии рассказал об отношениях между его страной и Беларусью.

Не так давно Мариан Серватка пережил несколько тревожных ночей. И все из-за Янки Купалы. Известный белорусский поэт являлся к дипломату во сне и, как говорит сам посол, «по его виду было понятно, что он недоволен».

Почему перевод стихотворения Янки Купалы в исполнении словацкого посла вызвал такой большой резонанс?

Можно ли нынешние белорусско-словацкие отношения назвать резонансными?

И почему Мариан Серватка вообще вначале категорически отказывался работать в Беларуси?

Дипломат откровенно ответил на эти и другие вопросы «Народной Воли».

Хотя разговор начался совсем не со стихов.

- Попробуйте, это словацкий коньяк, - сразу гостеприимно предложил не только кофе и воду Мариан Серватка. - Наверняка этот напиток вам не известен. Называется «Karpatské Brandy Špeciál (Крапатске Брэнди Шпециал)». Я сам больше специалист по винам, но ценители коньяка говорят, что его вкус очень хорош.

- В Беларуси, как я понимаю, его купить нельзя? Были разговоры о том, чтобы привозить сюда словацкие напитки, в том числе, кстати, и вина, которыми славится ваша страна.

- Да, в Минске этот коньяк не купишь. И словацкие вина, к сожалению, все еще не известны белорусам. Хотя по поводу экспорта наших вин мы уже не раз разговаривали со здешними чиновниками. У нас много хороших производителей вина, их продукция получает высокие награды на престижных фестивалях и выставках вин. Я присутствовал при некоторых беседах между производителями словацких вин и потенциальными белорусскими импортерами. Поверьте, мы делаем все для того, чтобы в Беларуси можно было купить хорошие словацкие вина. Не знаю, правда, как скоро это случится и будут ли они доступны для всех…

- Потому что дорогие?

- Я заметил, что в Беларуси вина популярны и среди молодежи, и среди людей постарше. Но мне показалось, что в основном предпочитают недорогие напитки. А хорошее вино не может стоить три евро.

Есть такой анекдот: перед смертью старый винодел собирает своих сыновей для того, чтобы открыть им тайну семейного бизнеса, и говорит: «Дети мои, имейте в виду, что вино еще можно делать из винограда!» Так вот, многие вина никогда не видели винограда! И это может быть опасно для здоровья. Чтобы сделать хорошее вино, как и хороший хлеб, нужно много потрудиться. Это тяжелая работа, но, в конце концов, она приносит удовольствие.

В Беларуси, кстати, активно продается самое лучшее словацкое пиво «Златы Базант», очень хорошую рекламу ему делает компания «Хайнекен» по телевизору и в гипермаркетах. Иной раз мне кажется, что «Златы Базант» - это уже почти белорусское пиво.

- А какой напиток в Словакии пьют чаще - вино или все-таки водку?

- У нас очень популярно иметь свое вино. Я, между прочим, тоже винодел со стажем. И, конечно, каждый словак читает, что его вино - самое лучшее в мире.

Пожалуй, однозначно не смогу ответить на ваш вопрос. Например, на севере страны пьют сливовицу и боровичку, а на юге во время свадеб и торжеств лично я ни разу не видел, чтобы на столе была водка, - только вина! Так что можно сказать, что традиции пития зависят от региона.

Смотрите, как мы хорошо начали разговор! Может быть, еще коньячку?

- Спасибо, но, к сожалению, я за рулем. Кстати, в Беларуси сейчас активно борются с нетрезвыми водителями. А как с этим негативным явлением обстоит дело в Словакии?

- К сожалению, и для нас это беда. Алкоголизм в нашей стране всегда был и еще остается социальной проблемой.

- Мы недавно публиковали рейтинг самых пьющих стран, но Словакия не входит в десятку самых нетрезвых…

- Я даже удивлен, что это так!

А если серьезно, то, конечно, я рад, что мы не в лидерах. Хотя статистика не всегда говорит правду.

- У нас совсем недавно хотели ужесточить наказание за вождение навеселе…

- В Словакии за это дело также полагаются немаленькие штрафы. К тому же у нас, сев пьяным за руль, можно угодить и в тюрьму. И, само собой, лишиться водительских прав.

- Если уже заговорили о напитках, спрошу сразу и о закусках. Не так давно вы устраивали презентацию блюд словацкой кухни в ресторане «Мясной смак»…

- Да, это был такой предрождественский прием для туроператоров и журналистов, которые пишут о нашей стране. «Мясной смак» выбрали потому, что этот ресторан начинает специализироваться на чешских и словацких блюдах. Повар из Словакии готовил утку по словацкому рецепту и подавал ее не на четверых, а на двоих. Большой размер порции никого не смущал, потому что было очень вкусно! И я рад, что гостям понравилась не только атмосфера этой неформальной встречи, но и еда.

- Словацкий повар остается работать в «Мясном смаке»?

- Нет. Его пригласил специально для этого приема владелец ресторана, который связан с чешским и словацким бизнесом.

Между прочим, чисто словацкого ресторана в Минске пока нет, как и белорусского в Братиславе. Одним словом, нам есть еще над чем работать. А национальные кухни наших стран очень похожи. Например, мы тоже делаем драники, только еще кладем в них чеснок и майоран.

- А вот цены на продукты у нас отличаются.

- Вы правы, цены на питание в Беларуси выше, чем в Словакии. И мясо у вас дороже. А вот картошка стоит примерно одинаково. Я сам, кстати, все время покупаю белорусские продукты. Из дома привожу только вина и коньяк.

- А на каком транспорте вы добираетесь до дома? В Братиславу из Минска нет прямого рейса, а на перекладных ехать больше суток…

- Я езжу на машине. А что касается прямого рейса, то несколько лет назад я поднимал этот вопрос на разных уровнях и не могу сказать, чтобы стороны не были заинтересованы в его решении. Сегодня нет никакой проблемы доставить туристов в Словакию чартерным самолетом. Наш аэропорт «Попрад» в Высоких Татрах соответствует международным стандартам. И, прилетев, уже через 20 минут можно купаться в термальной воде или через 30 - кататься на лыжах. Если туроператоры сделают хорошую рекламную кампанию отдыху в Словакии, то, думаю, белорусы с удовольствием воспользуются такой возможностью. А пока не очень удобная коммуникация создает неудобства, в том числе и для развития туризма.

Мы, кстати, уже дали нескольким белорусским туроператорам аккредитацию -- теперь они могут лучше работать со своими клиентами в визовых вопросах. Однако, несмотря на то что в наших горах отдыхает немало туристов, белорусы еще только начинают открывать для себя словацкие термальные источники, хотя туда давно приезжают отдыхающие со всего мира…

К сожалению, Словакия была и пока еще остается для белорусов малоизвестной страной. Слава Богу, что нашей стране понемногу удается привлечь внимание белорусских туристов. Все словацкое - самое хорошее в мире, так считает любой словак. У нас много живой воды, которая воздействует на организм при разных заболеваниях. Я имею в виду не только термальные, но и минеральные воды. Мы хотели экспортировать словацкую минералку в Беларусь - думаю, это хорошая тема для взаимовыгодного бизнеса.

- Лет пять назад вы говорили, что ежегодно Словакию посещают около 8 тысяч белорусов. А сегодня?

- Тяжело называть какие-то конкретные цифры, потому что в Словакию попадают с шенгенской визой, а ее можно получить не только в нашем посольстве. Могу точно сказать, что каждый год мы выдаем примерно 4 тысячи шенгенских виз.

- Обычно возле польского и литовского диппредставительств можно наблюдать немаленькие очереди за визами. А у вас нет такого столпотворения…

- Это потому, что мы хорошо и быстро работаем.

А если серьезно, то мы стараемся помогать белорусам с шенгеном. Посол может уменьшить стоимость визы, и мы этой возможностью пользуемся, особенно когда речь идет о детях, студентах, научных сотрудниках, журналистах, фольклористах, спортсменах... В прошлом году одна треть виз, выданных нашим посольством, были бесплатными. На мой взгляд, это адресная и довольно весомая помощь, и это те деньги, которые словацкая сторона не получает.

- Вы назвали белорусские горнолыжные курорты «интересным проектом». А что вам еще здесь приглянулось? Только, если можно, не говорите, пожалуйста, про красивых девушек и чистые улицы…

- Да, фраза про девушек и улицы уже превратилась в какой-то штамп…

Знаете, я неожиданно для самого себя понял, что белорусы и словаки очень похожи. Сравнивая белорусский и словацкий языки, нашел сотни абсолютно идентичных слов! И уверен, что в Словакии людям новой генерации, которые не учили русский, будет куда проще разобраться в белорусской речи. У нас много похожих названий речек, мест и поселков. Мне, кстати, один белорусский приятель обещал принести материал о генетическом коде, идентичном для словаков и белорусов. У нас похожая ментальность. И словаки, и белорусы имеют непростую историю. В свое время мы, как и вы, могли потерять свой национальный язык, но, слава Богу, этого не произошло. И здесь на белорусском языке, как мне кажется, разговаривают знаменитые представители народа.

- Мне нравится, как говорит режиссер Купаловского театра Николай Пинигин: «Сегодня белорусский стал приметой интеллигентного человека».

- Я живу в Беларуси чуть больше четырех лет, и что-то, конечно, могу видеть неточно, но в последние годы наблюдаю ренессанс белорусского языка среди интеллигенции. Очень много художников общаются на белорусском, в католических костелах тоже...

Это даже не мода, а, скорее, стиль.

- У вас на полке стоит словацко-белорусский разговорник. Как думаете, много людей им пользуется или это просто такой красивый сувенир?

- Издатель говорит, что на эту книгу есть спрос. Мы издали разговорник, потому что хотели помочь туристам, которые совершенно ничего не знают о Словакии. Там специально подобраны слова, очень похожие в белорусском и в словацком языках. Это не только полезное, но и занимательное чтение.

Если продолжать разговор о книгах, то мы еще издали грамматику словацкого языка - для студентов словакистики, монографию о словацком фольклоре и книгу о словацких термальных источниках. А самое свежее издание, которым мы можем похвастаться, - монография про Оскара Марикса. Я, кстати, сам не знал, что он словак. Проект этой книги представили белорусские художники. Оскар Марикс был одним из отцов школы белорусской сценографии. Думаю, в Словакии он известен теоретикам искусства, но сомневаюсь, что даже они знают, что он был словаком…

Книга получилась очень красивой. В январе будущего года мы хотим организовать ее презентацию в Национальном академическом Большом театре оперы и балета.

- Как вы можете охарактеризовать теперешние белорусско-словацкие отношения?

- Скажу коротко: они могли бы быть лучше. И мне как дипломату еще есть над чем работать.

Я, кстати, доволен, что работаю именно в Беларуси. Хотя признаюсь, что очень не хотел сюда приезжать… Не знаю даже, можно ли об этом говорить...

- На моей памяти вы вообще первый дипломат, который так говорит. Обычно все ваши коллеги в интервью рассказывают, что просто мечтали сюда попасть!

- Я, наоборот, даже отказывался. Не видел себя здесь. Словаки тоже мало знают о Беларуси - как, впрочем, и белорусы о Словакии. Я раньше совершенно не интересовался Советским Союзом и имел не много информации о Беларуси. Знал фамилию одного политика, знал что Беларусь пострадала во время войны и что здесь родились Мицкевич и Шагал. Пожалуй, все. Ну как быть послом, если знаешь о стране пребывания так мало? До этого я работал в Польше и Ватикане, там у меня что-то получилось сделать, а приедешь с такими мизерными знаниями в Беларусь - и что?..

Министр иностранных дел дал мне месяц на раздумье. По истечении времени я ответил: «Нет!» Мне дали еще месяц. После двух месяцев я согласился… А недавно одному высокому представителю словацкого правительства я сказал, что если бы мне предложили сегодня миссию в Париже, Лондоне или любой другой европейской стране, то я уже выбрал бы Минск…

Если образно рассказать о моей работе здесь, то… Понимаете, я люблю быструю езду, а здесь мне все время приходится ездить на пониженной передаче. Работать сложно, официальных контактов практически нет. Я пытаюсь наводить хотя бы небольшие мосты между нашими странами. Например, не так давно сюда приезжал министр сельского хозяйства Словакии, были очень симпатичные разговоры о планах на взаимное и более тесное сотрудничество. Еще раньше здесь побывал наш министр охраны окружающей среды с представителями словацкого бизнеса, затем министр иностранных дел Словакии. Мы провели бизнес-форум. Одним словом, что-то делается, мы не стоим на месте, но можно было бы сделать гораздо больше!

Я всегда говорю белорусам: если хотите сделать хороший бизнес в Евросоюзе, начинайте со Словакии, и тогда со своим продуктом непременно выйдете на большой рынок Евросоюза. И словакам советую: хотите войти на рынок Единого таможенного пространства - используйте Беларусь. И рад, что к моим словам прислушиваются.

- Около половины немецких инвесторов рассматривают Словакию как лучшее место для инвестиций. Тем временем белорусские чиновники и даже послы постоянно ищут инвесторов. Но многие боятся в Беларуси строить бизнес, ибо есть вероятность, что в один прекрасный момент его или отберут, или национализируют. Как вам кажется, что в Беларуси надо изменить, чтобы у нас не было отбоя от инвесторов?

- У нас было сделано много шагов навстречу инвесторам. Необходимо, чтобы инвестор имел грунт под ногами, чтобы у него была уверенность в завтрашнем дне, чтобы он не боялся потерять инвестиции. Полагаю, в этом вопросе Беларуси стоит изучить опыт других стран, в том числе и для того, чтобы не повторить чужих ошибок и избежать негативных последствий. Но имейте в виду, что словаки, чтобы получить крупных инвесторов, и сами немало вложили в свою страну. Мы построили хорошие дороги, создали целый комплекс услуг не только для бизнеса, но и для простых граждан. Например, у нас можно получить недорогой кредит.

- Недорогой - это сколько процентов?

- У меня дочка недавно купила новую двухкомнатную квартиру. Взяла кредит под 3 с чем-то процента. Я считаю, что под такие проценты можно покупать недвижимость - это не 45 и не 65…

- На 1 января 2009 года в Беларуси насчитывалось 14 предприятий с участием словацкого капитала, в том числе шесть совместных и восемь иностранных. Словацким бизнесменам по-прежнему интересна Беларусь?

- Конечно, нет такого, чтобы все словацкие бизнесмены хотели прямо завтра приехать в Беларусь. Но сотрудничество не стоит на месте. Я знаю о некоторых очень серьезных предложениях словацкой стороны, касающихся модернизации железной дороги, -- у нас в этом вопросе есть серьезный опыт. Со словацкими инвесторами велись серьезные разговоры в области фармакологии, животноводства, растениеводства.

Но я считаю, что не только Словакия, но и Беларусь должна презентовать себя. Мы ведь тоже центр Европы. И в Словакии часто проходят крупные международные выставки. Если сделаешь выставку в Братиславе, то наверняка на нее приедут бизнесмены из Австрии и Венгрии. На мой взгляд, белорусские производители могут этим пользоваться.

- Лукашенко на одной из своих последних пресс-конференций заявил, что в Беларуси вообще не должно быть безработных.«Мы обязательно спросим каждого безработного, почему он не работает», - сказал он. Что бы ответили на такой вопрос словаки?

- Нет работы.

- В Словакии довольно высокая безработица - около 12 процентов. Можете объяснить почему?

- Есть много факторов. Это связано, например, и с утечкой мозгов за рубеж. Немало словацких инженеров работают по своей специальности в других странах, причем отток кадров настолько велик, что для нас это социальная проблема. Безработица пришла даже в сельскую местность. Словацкие деревни имеют другую степень урбанизации, чем ваши. И даже во времена социализма имели высокий социально-культурный статус и сильно отличались от других. Уже в те времена там были асфальтированные дороги, водопровод в домах. Большинство наших колхозов были богатыми. Раньше мой сосед работал в колхозе, где было 5000 быков на мясо, а сегодня -- ноль! Мы потеряли продукцию, люди потеряли работу. И теперь уже и в деревне безработица, люди получают поддержку от государства.

- Я как-то не уловила, из-за чего это случилось?

- Трансформация общества. Было решено вернуть земли тем, кому они принадлежали раньше. И мы, как в той поговорке, вместе с водой выплеснули ребенка.

Мы потеряли много средних предприятий в малых городах, где люди что-то шили, производили мебель. Тем не менее не все так плохо - в нашу страну пришли крупные инвесторы: «Киа», «Фольксваген» - свои лучшие автомобили немцы производят в Братиславе. Тот же «Самсунг» делает большие телевизоры для всей Европы - я недавно был в Литве, покупал и специально обратил внимание на надпись:«Сделано в Словакии».

Наши города уже не такие, как были раньше. Пошла реконструкция. Сейчас Словакия - совершенно другая страна по сравнению с тем, что было раньше…

- На словацкое пособие по безработице реально прожить?

- Думаю, непросто. Не забывайте, что в Беларуси такая же дорогая жизнь, как и в Словакии. У нас средняя пенсия - около 300 евро, средняя зарплата - около 700 евро.

- Совсем недавно в Словакии случилась крупнейшая общенациональная забастовка учителей и работников школьных учреждений. Учителя требовали повышения зарплаты и улучшения финансирования системы народного образования. По данным профсоюзов, в забастовке по всей стране участвовали 80% персонала начальных школ и 70% работников средних школ Словакии. Был какой-то эффект от акции протеста?

- Некоторое время назад государство поддержало профессоров высших учебных заведений, а в средней и базовой школе ситуация на самом деле была сложная.

Эффект от забастовки был - учителя получили пять процентов прибавки к зарплате. Согласен, это немного, но на сегодняшний день правительство дало все, что могло…

- До президентских выборов 2010 года вы весьма позитивно оценивали шаги белорусского руководства по либерализации экономики и демократизации политической жизни. Что можете сказать про нашу экономическую и политическую жизнь сегодня?

- Я не хочу быть субъективным… Ситуация такая, какая есть. И когда живешь в Беларуси, замечаешь не только негатив. Например, здесь не идет распродажа собственности, которая случилась в Словакии. Я вижу в этом вопросе такую хорошую осторожность…

Но я хотел бы воздержаться от каких-либо оценок. Мы с вами сказали, что говорить о чистых улицах и красивых женских ногах уже не модно. Не модно также и то, что сегодня в Беларуси, которая находится в центре Европы, все еще есть политзаключенные. Это, если можно так сказать, дурная мода.

- Кстати, об освобождении заключенных. От одного известного белорусского журналиста услышала такую характеристику теперешнего министра иностранных дел. Мол, если предыдущий министр говорил, что политзаключенные и взаимоотношения с ЕС - это разные вещи, то Макей в разговоре с дипломатом тет-а-тет может сказать примерно так: мы выпускаем одного политзаключенного, а вы нам жертвуете миллион долларов… Как думаете, Беларусь на самом деле ждет, пока Евросоюз их выкупит?

- Может быть, мой ответ не всем понравится, но, думаю, сегодня речь о торге не идет. Может быть, это было в прошлом, а теперь нет.

Я от всей души желаю, чтобы проблема с политзаключенными как можно быстрее разрешилась. Необходимо, чтобы этот вопрос перестал появляться как первый и самый главный на всех международных встречах и переговорах.

- Некоторые называют предательской позицию Европы, которая сегодня начинает вести переговоры с Беларусью и уже как бы не замечает политзаключенных.

- Я не могу с этим согласиться. Европа пробовала разговаривать с Беларусью разными способами. И при помощи санкций в том числе. Сейчас реализуется проект по модернизации Беларуси, в котором участвуют и представители власти, и представители оппозиции.

Я по натуре большой оптимист. И что бы ни случилось, я всегда надеюсь на лучшее. И даже в этой ситуации, когда чувствуется, что отношения Беларуси и Европы замерли, верю, что появится какое-то движение навстречу с одной и другой стороны. И в один прекрасный день бывшие политзаключенные тоже сядут за стол переговоров - вместе с властью и представителями гражданского общества. Я видел, как это происходило в других странах. И тогда в повестке дня будут стоять новые вопросы - в том числе и перед оппозицией, которая должна предложить серьезную альтернативу власти. Хочу быть правильно понятым - мы сейчас говорим об оптимальном варианте, о разговоре за «круглым столом», когда в Беларуси не останется политзаключенных…

- А что вы можете сказать по поводу эффективности санкций?

- Я не специалист по санкциям и могу высказаться не как посол, а как обычный человек. Мне кажется, что они не эффективны. В поддержку моего ответа - статистика белорусского экспорта со странами Евросоюза. После санкций экспорт с некоторыми странами увеличился! Историки говорят, что никогда еще санкции не способствовали развитию диалога. Я, конечно, не эксперт, и не знаю, как можно улучшить ситуацию наверняка, но…

На мой взгляд, надо разговаривать. И я вижу позитивные шаги со стороны Евросоюза и думаю, сколько нам еще надо ждать, чтобы Беларусь их заметила.

- А как же во время диалога не вспоминать о политзаключенных?

- Дело в том, что, цитируя одного политика, я не всегда бываю согласен сам с собой. И сейчас как раз такой момент.

- Некоторые европейские дипломаты называют методы работы белорусских спецслужб грязными. Вам приходилось сталкиваться с какими-то провокациями в свой адрес?

- Слава Богу, нет. Я живу очень спокойно…

- На одном белорусском спортивном сайте пару недель назад читала интервью словацкого футболиста Ивана Пехе. Он заметил, что в Беларуси ему не хватает крупных торговых центров. А чего не хватает вам?

- Времени и солнца. К сожалению, зимой в Минске очень мало солнечных дней. У нас в горах даже зимой есть солнце, а здесь такие дни -- большая редкость.

- Вы приехали в Минск в июле 2008 года. Получается, скоро ваша миссия завершится?

- Да, близится к завершению. Период работы дипломата -- четыре года, а я здесь уже четыре с половиной.

- Значит, скоро сбудется ваша мечта, и вы уедете в Париж?

- Я не очень мечтал о работе в Париже. Поэтому попрошусь остаться здесь на второй срок…

- Приличный резонанс вызвал ваш перевод стихотворения Янки Купалы «А хто там ідзе?». Наверняка вы приняли по этому поводу немало звонков…

- Представляете, не звонят! Хотя я ждал…

Но я как-то легкомысленно согласился сделать перевод и потом даже лютовал, что взялся за эту работу! И во время презентации в присутствии министра культуры Беларуси сказал, что мне снился Янка Купала. И во сне он мне совсем не улыбался. Он ничего не говорил, но по его виду я понял, что он недоволен. Я не спал несколько ночей и сделал четыре версии перевода. И после последней белорусский классик уже не являлся ко мне в сновидениях. Хотя я надеялся, что он все-таки приснится после публичной презентации перевода и скажет: «Хорошо получилось!», но, увы…

- Может, он ждет, что вы переведете на словацкий и другие его стихи?

- Я уже боюсь.

Кто-то сказал, что поэзия губится при переводе. И я согласен с этим утверждением. И впредь буду очень осторожно подходить к переводам. Вот, смотрите, мне даже диплом дали за перевод. Правда, точно такой же получили еще министр культуры и чешский посол. Несправедливо немного, конечно, - они ведь не переводили Купалу, а диплом получили! А Латушко еще и майку дали!

- А вам нет?!

- Министр обещал, что отдаст мне свою…

А если серьезно, то получился очень симпатичный вечер. И там ведь не только я презентовал перевод! Янку Купалу читали китайский и вьетнамский послы, это была очень интересная идея! И мне неловко, что резонанс получил только мой выход…

- Если бы вас попросили охарактеризовать Беларусь тремя эпитетами, какие это были бы слова?

- Боюсь, тремя словами не смогу. Разрешите мне сказать больше. Искренне говорю: я рад, что открыл для себя эту славную страну и ее людей. Я действительно люблю Беларусь!..

Написать комментарий 3

Также следите за аккаунтами Charter97.org в социальных сетях