12 июля 2020, воскресенье, 20:21
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Ходорковский и Сноуден

42
Ходорковский и Сноуден

Выбор бывшим агентом ЦРУ Москвы в качестве временного пристанища вызывает много вопросов.

Так уж получилось, что два человека — Михаил Ходорковский и Эдвард Сноуден - стали главными ньюсмейкерами в России на этой неделе. 50-летие МБХ еще раз показало, во что превратилась страна за 10 лет его заключения, за «благословенные» 2000-е, должные, согласно официальной доктрине, являть контраст «лихим 90-м». Россия разделена, и народ все меньше верит власти, которая утверждает, что принесла ему благоденствие.

Да, совсем немного москвичей рискнули пройтись по Старому Арбату в честь узника. И понятно почему — их ждали автозаки. Но согласно опросам Левада-Центра, 38% россиян полагают, что приговор Ходорковскому был вынесен по приказу «сверху». При этом вчетверо меньше людей считают, что приговор был справедлив. Подавляющее большинство опрошенных уверены: Ходорковский остается в тюрьме из-за своих политических взглядов, а также из-за того, что его освобождение может создать проблемы для тех, кто завладел ЮКОСом. Таким образом, подавляющее большинство граждан уверены в несправедливости российского суда и в лицемерии власти.

Кроме того, подозреваю, что любому нормальному человеку становится не по себе при мысли об отнятом десятилетии жизни у талантливого, умного человека. В вину главного государственного узника верят все меньше, несмотря на просто беспримерные гнусности кремлевских пиарщиков. Когда глядишь на их усилия, попытки обвинить МБХ в убийстве, на ум приходит бессмертное: «Здесь с нами могут низко поступить, унизить нас не могут». Им уже точно не удастся дискредитировать Ходорковского. Попытки сшить ему новое дело выглядят совершенным фарсом (что, увы, не исключает того, что дело в итоге сошьют).

Как бы то ни было, история с самим Ходорковским, демонстративное подавление всех, кто ему симпатизирует, показывает, что же представляет собой путинское государство. Откровенная слежка за собственными гражданами, ограничения свободы слова и самовыражения, тотальный контроль над телевидением, попытки установить цензуру на исторические исследования. И вот эта-то страна выбрана в качестве временного пристанища непримиримым борцом за свободу американского народа Эдвардом Сноуденом. Именно у нас, где-то в бескрайних просторах терминала F аэропорта Шереметьево, бывший агент ЦРУ, бывший работник на договоре Агентства национальной безопасности (АНБ), а ныне видный правозащитник ждет решения своей судьбы.

Версия от Сноудена, а также Пекина и Москвы выглядит следующим образом. Человек, работавший на главные американские спецслужбы, вдруг обнаружил, что те самым хамским образом следят за своими собственными гражданами. При этом и Конгресс, и судебные органы были вполне в курсе дела и регулярно выдавали ЦРУ и АНБ (которое отвечает за все виды электронной разведки) требуемые индульгенции. Под предлогом лечения эпилепсии Сноуден выезжает в Гонконг, где его ждут журналисты «Гардиан» и «Вашингтон пост». Вскоре они начинают печатать сенсационные разоблачения, а потом Сноуден вдруг решает назвать себя. Ровно в тот момент его обнаруживают репортеры. Бывший агент спешно покидает отель вместе со своими четырьмя лэптопами, набитыми сверхсекретными материалами, рассказывающими о программах глобальной электронной слежки.

Китайская разведка, которую подозревают в многочисленных кибер-вторжениях, остается, о чудо, совершенно индифферентна к открывающимся перспективам. Если верить официальным заявлениям, китайские власти совершенно не заинтересовались уникальным знанием Сноудена. Они лишь не смогли выполнить американский запрос об экстрадиции, сославшись на неточности в официальном документе. По странному стечению обстоятельств именно в этот момент газета «Саут Чайна морнинг пост» печатает новую порцию разоблачений. На сей раз о том, как американская разведка проникает в серверы китайских университетов. Что позволило развернуть большую антиамериканскую кампанию. В это время Сноуден решает просить политического убежища в то ли в Эквадоре, то ли в Венесуэле. Но прямого рейса нет, а Вашингтон уже повсюду разослал требования об экстрадиции.

И Сноуден летит в Москву, дабы затем пересесть на кубинский рейс «Аэрофлота». Но в этот самый момент Госдеп аннулирует паспорт Сноудена. И он «зависает» в Шереметьево. Владимир Путин, известный своей кристальной честностью, твердо заявил, что российские власти в ситуации, когда из-за Сноудена все внимание было приковано к Гонконгу, ни сном, ни духом не ведали о прибытии в Москву беглого агента. И, разумеется, если верить президенту, российские спецслужбы, следуя примеру китайских коллег, воздержались от любых контактов с отступником. Они не только прошляпили приезд Сноудена, но их совершенно не интересуют ни его лэптопы, ни его знания. При этом, по версии Путина, у российских властей нет никаких оснований задерживать транзитного пассажира, который не пересекал российской границы. Желающие могут верить в эту рождественскую сказку про то, как китайские и российские спецслужбы стали совершенными вегетарианцами.

Будучи, в отличие от Владимира Путина, человеком довольно циничным, я бы предположил нечто другое. Сноуден вел определенное время игру со спецслужбами и, как водится, запутался. Громкие разоблачения деятельности ЦРУ и АНБ показались ему (адекватность больного эпилепсией находится под вопросом) наилучшим выходом. Китайцы, обстоятельно «расспросив» его, не желая вступать в прямой конфликт с Вашингтоном, аккуратно переключили стрелку на Москву. А уже из российской столицы Сноуден должен был отправиться доживать свои дни в Латинскую Америку. По логике, после того как бывший шпион сдал всю информацию, власти США должны были бы успокоиться. Но в данном случае произошло нечто другое. По-видимому, Сноуден обладает информацией, разглашение которой способно причинить США больший ущерб, чем передача ее иностранным разведкам. И захват Сноудена превратился в вопрос принципиальной важности. Похоже, что именно сейчас американцы привели Москве аргументы, которые невозможно игнорировать. Если допустить, что тотальная электронная слежка — правда, вряд ли для американских спецслужб остаются тайной номера секретных счетов российских чиновников и точные данные об их собственности. Нашлись аргументы и для Эквадора, чьи власти вдруг заговорили о том, что никаких транзитных документов Сноудену не выдавали и вообще решение его вопроса займет долгие месяцы. Нельзя не согласиться с Путиным, когда он описал ситуацию как стрижку поросенка — «визгу много, толку мало». И попытался перекинуть ответственность на руководителей ФБР и ФСБ.

Следует констатировать, Москва оказалась в скверном положении. Не выдать Сноудена — столкнуться с американскими санкциями, которые могут нанести серьезный ущерб. Выдать — потерять лицо. Можно предположить, что сначала беглый агент проведет недели две в Шереметьево, а потом отправится в некую страну, где его аккуратно передадут американцам…

В связи с этой историей сегодня вспоминают Даниэля Эллсберга, который в разгар войны во Вьетнаме передал в прессу секретный пентагоновский доклад, который демонстрировал, что американское правительство скрывает правду от народа. Только сделал он это в Вашингтоне, а не в Пекине и не в Москве. Так или иначе, Сноуден в своей борьбе за гражданские права прибег к помощи правительств двух авторитарных государств. Китайцы вовремя увидели опасность и ловко соскочили. Теперь стричь поросенка придется Москве…

Александр Гольц, «Ежедневный журнал»