24 мая 2018, четверг, 9:06
Рубрики

Наталья Радина: Если будет нападение на Киев, оно будет из Беларуси

14

Нельзя забывать о российских войсках в Беларуси.

Поддерживая боевиков и самопровозглашенные «республики» на востоке Украины, президент России Владимир Путин не забывает пресекать любые идеи федерализации и сепаратизма у себя в стране. Причем, подчас выводит эту борьбу с инакомыслием в международный формат. Так, Федеральная служба по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) заблокировала на территории РФ и доступ к сайту «Главком» за публикацию новости о проведении «Марша за федерализацию Сибири». Аналогичные «письма счастья» с требованием немедленно снять материалы о будущем марше получили от Роскомнадзора также российская служба BBC и белорусское издание charter97.org.

Главный редактор сайта Наталья Радина как никто знакома с методами борьбы властей Беларуси с независимыми СМИ, пишет украинское издание «Главком». Она неоднократно подвергалась арестам и избиениям во время освещения акций оппозиции. В день президентских выборов в Беларуси в 2010 году офис charter97.org был разгромлен спецназом. А Радину арестовали и поместили в изолятор КГБ – ей вменили организацию массовых беспорядков. После двух месяцев отсидки журналистка была переведена под домашний арест, но в апреле 2011 года – до суда – ей удалось тайно выехать из Беларуси. В 2011 году она получила политическое убежище в Литве. А в июле этого года – вид на жительство в Польше.

О том, как издание планирует бороться с властями двух стран, о «подпольной жизни» журналистов Беларуси, а также о том, почему украинским политикам нельзя «якшаться» с Лукашенко, Наталья Радина рассказала в интервью.

- Наталья, charter97.org всегда славилась тем, что стояла «поперек» государственным органам власти в Беларуси. У вас проводили обыски, изымали оборудование, арестовывали сотрудников. Теперь издание стало на пути у Кремля. Роскомнадзор заблокировал статью о «Сибирской республике». Какие причины вам были озвучены официально? И есть ли в России доступ к сайту в целом?

- Мы не получали никаких официальных объяснений от Роскомнадзора. Нас уведомил аmazon.com, где у нас находится сервер, о том, что решением Роскомнадзора были заблокированы две страницы сайта, которые касаются акции за Сибирскую народную республику. Только две страницы.

Но через несколько дней стало известно, что провайдер «Ростелеком» заблокировал весь наш сайт. А поскольку некоторые белорусские провайдеры покупают интернет-трафик у «Ростелекома», сайт оказался заблокированным и на территории Беларуси.

- Какие конкретно провайдеры, выходит, заблокировали charter97.org в Беларуси?

Это Velcom, МТС и «Деловая сеть». Мы сразу же обратились к ним за разъяснениями.

Сайт и так заблокирован в Беларуси в государственных учреждениях – согласно «черным спискам», составленным так называемым оперативно-аналитическим центром при администрации Лукашенко. То есть нас уже блокируют в государственных учреждениях, на заводах, в университетах. Но власти не могут нас блокировать на территории всей страны. А из-за этой ситуации с «Ростелекомом» некоторыми провайдерами мы оказались заблокированы именно на территории всей Беларуси.

- Как вы намерены бороться?

- Абсолютно бессмысленно обращаться в какие-либо государственные органы, как в Беларуси, так и в России с жалобами. Это бесполезно. В Беларуси диктатура, в России – очевидный авторитаризм. Тем более, история сайта charter97.org показывает, что власти с нами расправляются самыми разными способами: начиная от попыток заблокировать ресурс законодательно и заканчивая брутальными методами. Вплоть до убийства.

Но мы сейчас ждем. Если эти провайдеры не разблокируют сайт, это будет очередным свидетельством того, что власти уничтожают остатки свободы слова в Беларуси, свободы слова, которой практически уже не осталось.

- Как мало сейчас независимых изданий в Беларуси? И как живется журналистам этих изданий?

- Свободы слова в Беларуси нет. Лукашенко стал уничтожать свободу слова целенаправленно, начиная с 1994 года, когда он пришел к власти. Было монополизировано все телевидение, все радиостанции, постепенно стали закрываться негосударственные печатные издания. В конце концов, накануне президентских выборов 2010 года пошло широкомасштабное наступление на Интернет. Уничтожать свободу слова в Интернете начали как раз с сайта charter97.org. Из-за жесткой критики власти. Все началось с возбуждения уголовных дел по фактам публикаций на сайте. Потом у нас начали проводиться обыски и конфисковываться техника. Во время одного из первых обысков я была избита. Возбуждались новые уголовные дела. В конце концов, в сентябре 2010 года был убит основатель сайта Олег Бебенин. Его нашли повешенным на даче. Было очевидно, что это инсценировка, но власти, естественно, заявили, что это самоубийство. 19 декабря 2010 года я была арестована как главный редактор сайта по статье, по которой арестовывали всех независимых кандидатов в президенты, - «организация массовых беспорядков», и мне грозило до 15 лет лишения свободы. Я сидела в тюрьме в КГБ, потом под домашним арестом и накануне суда была вынуждена бежать из Беларуси.

Сегодня наш сайт работает из Польши. Совершенно очевидно, что работать свободно, без цензуры внутри страны невозможно. Люди, которые сегодня продолжают там работать (я сейчас о немногочисленных независимых СМИ говорю), безусловно, герои. Но всем понятно: если ты хочешь критиковать действия власти, редакция должна быть вынесена из страны. А сеть корреспондентов должна работать подпольно. Это единственная возможная модель. И корреспонденты charter97.org так и работают. Если кто-то узнает, о том, что журналист работает на независимое СМИ, тут же последуют уголовные дела.

- Вы вспомнили о президентских выборах в Беларуси в 2010 году и арестах оппозиционеров, и журналистов по статье «организация массовых беспорядков». В день голосования на акцию протеста против фальсификации выборов вышло по разным данным от 10 до 60 тысяч человек. За последние несколько лет протестное настроение в стране, кажется, поугасло. С украинским Майданом в Беларуси ничего не изменилось?

- Безусловно, героический пример украинцев вдохновляет и белорусов и россиян. И сегодня совершенно очевидно, что невозможны перемены в наших странах через какие-либо другие механизмы. Не будет перемен через выборы, потому что диктаторы не отдают власть на выборах, они фальсифицируют эти выборы. И других вариантов, кроме как перемены через площадь, через выход людей на улицы, в наших странах – Беларуси, России, Украине – нет.

Другое дело, что есть некоторое разочарование украинскими властями. Белорусы же приезжали на Майдан (и во время Оранжевой революции, кстати, тоже). Более того, белорусы гибли на этом Майдане. И сегодня вызывает настороженность и разочарование тот факт, что новые украинские власти продолжают иметь тесные отношения с Александром Лукашенко. Не за это гибли белорусы. Мы надеялись, что все-таки новые украинские власти не будут себя марать такими связями с диктатурой, что они будут поддерживать демократические силы Беларуси. Сегодня это их единственный надежный партнер.

- Свой Майдан, который принесет перемены, в Беларуси возможен? Когда? Получив в июле вид на жительство в Польше на три года, вы написали, что надеетесь через это время вернуться в свободную европейскую Беларусь. Считаете, трех лет достаточно?

- Я уверена, что вернусь в свободную европейскую Беларусь, и это будет гораздо скорее, чем считают некоторые. За три года – это возможно. Нужно понимать, что на сегодня есть одна угроза – это режим Путина. Пока у власти режим Путина, очень сложно добиться реальных перемен в Беларуси или в Украине.

Но, с другой стороны, чтобы бороться с режимом Путина как раз и нужно убирать режим Лукашенко и освобождать Беларусь. Потому что это очень сильно пошатнет позиции российского президента в нашем регионе.

- В чем главное отличие между режимом Путина и режимом Лукашенко?

- Режим Путина все время идет по стопам режима Лукашенко. Беларусь была плацдармом, испытательным полигоном для репрессий. Путин, во-первых, наблюдал за тем, как можно подавлять инакомыслие в одной маленькой стране, постепенно убивая лидеров оппозиции, закрывая независимые медиа, разгоняя мирные акции протестов, фальсифицируя выборы. А также оценивал реакцию Запада. Он наблюдал за тем, каким именно образом Запад на это все реагирует. И увидел, что Запад, в принципе, беспомощен. Что, кроме каких-то символических акций против режима Лукашенко, больше ничего не было предпринято.

Это все и развязало руки режиму Путину. Все карательные законы, которые сегодня принимаются в России, уже давным-давно были приняты в Беларуси. Все репрессивные меры, которые сегодня идут против оппозиции в России, уже пережила оппозиция Беларуси.

Так что, в принципе, режимы Путина и Лукашенко одинаковые. Вопрос только в масштабах страны, которой они управляют.

- Последняя волна санкций со стороны Запада не переубедила Владимира Путина? По-вашему, что может остановить президента России в его не объявленной войне Украине?

- Есть надежда, что санкции будут увеличиваться. Необходимо их расширять для того, чтобы и верхушка Путина, и те апологеты режима Путина, которые сегодня поддерживают его агрессивную политику в отношении Украины, поняли, что это не останется безнаказанным. Сегодня необходимо вводить именно секторальные экономические санкции. И понимать, что Путин уже не может быть союзником Запада. Он слишком далеко зашел. Он показал всю свою агрессивную сущность, и абсолютно понятно, что он не отступится.

Россия сегодня стала «империей зла», она не дает возможности освободиться таким странам, как Беларусь и Украина. И, в том числе, есть угроза странам Прибалтики – есть угроза для Литвы, Латвии, Эстонии. Его агрессивная политика может распространяться дальше.

Предполагаете, что в Литве, Латвии и Эстонии вскоре тоже могут появиться «сепаратистские движения» и независимые народные республики с боевиками во главе?

Думаю, что здесь – на территории той же Латвии или Литвы – может просто дойти до введения войск.

- Украине введения войск стоит опасаться в ближайшем будущем?

- Введение российских войск в Украину вполне реально.

- Со стороны Беларуси?

- Если будет нападение на Киев, оно будет из Беларуси. Если посмотреть на карту, видно, что нападение из Беларуси, с севера – самый удобный вариант.

Это еще один звоночек для украинских властей по поводу того, что они не должны брать Лукашенко к себе в союзники. Лукашенко – очень опасный союзник. Он является полной марионеткой Кремля.

Не надо забывать, что на территории Беларуси находятся российские войска, что в Гомель уже стянута тяжелая артиллерия. Об этом мы писали еще три года назад: российские войска на территории Беларуси. Это было скрыто организованно, они служили в белорусской форме. Уже тогда было очевидно, что идет подготовка к такому сценарию. Сегодня они на территории Беларуси находятся абсолютно открыто, в своей форме. Не могу назвать точное количество. Но оно исчисляется тысячами.

- Как сегодня государственные белорусские СМИ освещают события в Донбассе?

- Точно так же, как и российские. Большой разницы между российской и белорусской пропагандой нет. В России, может, только пропагандисты с более изощренной фантазией, чем в Беларуси. Но, по сути, идет антиукраинская риторика на всех официальных белорусских каналах.

- Украина проигрывает информационную войну не только в России и Беларуси, но и непосредственно в Донбассе. Видите, как можно это исправить?

- Ну, сейчас там ситуация немного улучшилась. Нужно рассказывать людям, что происходит на самом деле. И, возможно, избегать необходимости – как принято в западной журналистике – давать две точки зрения. Если мы видим массированную пропаганду с одной стороны, это значит, что мы можем не представлять вот эту самую вторую сторону – сепаратистов, диктатуру. В их руках огромный инструмент для пропаганды. У них огромное количество ресурсов. Поэтому нужно давать слово тем, у кого нет такой возможности – демократически настроенным, адекватным патриотам, которые сегодня сражаются за свою страну. И не играть в эти игры псевдонезависимой журналистики, потому что играть в таком случае все равно придется на поле российской, белорусской пропаганды.

- Если говорить об отношении к конфликту в Донбассе общественности. Что думают о войне на востоке Украины простые белорусы? Насколько сильно на их мнение влияет государственная информационная политика?

- Демократически настроенные люди в Беларуси, естественно, поддерживают Майдан, они всей душей с украинцами, готовы приезжать в Украину, поддерживать. Независимые медиа в Беларуси уделяют много внимания Украине.

Но что касается большинства населения, то все не так радостно. Нужно понимать, что белорусы находятся между Сциллой и Харибдой – между Путиным и Лукашенко. С одной стороны идет массированная белорусская пропаганда со всех телеканалов, радиостанций и большого количества официальных газет. С другой стороны на территории Беларуси свободно вещают российские телеканалы. Идет двойная доза пропаганды, по оболваниванию населения. Людям надо объяснять, что Путин и Лукашенко – это два диктатора, при которых не может быть нормального будущего у наших стран.

- В Польше, где вы получили вид на жительство, люди эту ситуацию воспринимают иначе? Как там относятся к российской власти и россиянам? Вам, наверняка, приходится говорить и на русском языке тоже. Как это воспринимается?

- Я была вынуждена в варшавском метро ответить по телефону по-русски, и потом ловила на себе такие взгляды, что хотелось громко сказать: «Я из Беларуси! И самолет не сбивала». Сейчас нахожусь в Литве – здесь такая же ситуация. В целом, в Варшаве я стараюсь говорить по-польски или по-белорусски. В Литве – поскольку здесь белорусский не понимают – сразу предупреждаю, что я из Беларуси. И отношение гораздо лучше.

- К россиянам, значит, относятся хуже? В чем это выражается, кроме «косых взглядов»?

- Я не видела ярко выраженной агрессии. Но был показательный случай с моими знакомыми белорусами здесь. Они остановились в Клайпеде (третий по величине город Литвы – «Главком») в гостинице на одну ночь, а потом решили остаться еще на одну. Позвонили по телефону в эту же гостиницу и на русском языке сказали о своем желании. Им ответили, что номеров нет. А когда выяснилось, что они белорусы, а не россияне, номер нашелся.

Фото: belapan.com