22 июня 2024, суббота, 3:33
Поддержите
сайт
Сим сим,
Хартия 97!
Рубрики

Предвыборный маскарад

4
Предвыборный маскарад

Власти маскируют преследование правозащитников в Беларуси.

Несмотря на наличие явных политзеков, даже не Бог весть какой давности, власти заметно маскируют преследование правозащитников в случае Елены Тонкачевой. Почему-то им очень не хочется, чтобы ее случай предстал во всей своей явности как политически мотивированное давление на гражданское общество. Нужно сказать, что им удалось даже несколько преуспеть в этом. Люди, не сведущие в праве и слабо разбирающиеся в ситуации, уже удивляются в комментариях под публикациями в СМИ: «Почему Тонкачева не хочет отвечать за нарушения ПДД? Всех можно лишать вида на жительство за административные правонарушения, а Тонкачеву нельзя?» и возмущаются: «правозащитница, а скорость не соблюдает!». Это и есть успех властей – превращение дела политически заказного, вопиющего своим цинизмом, в некий процесс, где пытаются что-то говорить о какой-то законности.

Вы же женщина!

Вчера в зале суда прозвучал вопрос – почему же, госпожа Тонкачева, Вы не хотите признать себя виновной в нарушении скоростного режима? Судья (та самая, которая выносила приговоры по другим громким политическим делам) спросила: что Вы вообще оспариваете? Им казалось, что Тонкачева желает оспорить необходимость следования ПДД. Ответ был четким: «решение о лишении вида на жительство и решение о принудительной высылке».

Затем, видимо в отсутствие аргументов, прозвучало искреннее удивление тому, как женщина может нарушить скоростной режим столько раз! Вменялось сначала 8 нарушений, затем – 5 в течение года. Удивительно, что в этот момент сотрудники РУВД заметили, что Тонкачева – женщина. Но как-то не логично, что это было вовсе упущено из виду во время принятия решения о принудительной высылке! То есть, возвращая вопрос к сотрудникам, принявшим такое решение, можно сказать: «Вы заметили, наконец, что Тонкачева – женщина. Как же вы можете зимой выкинуть женщину из своего дома и отправить в Россию, где она никогда не жила во взрослом возрасте и где у нее ничего и никого нет, кроме пенсионеров-родителей, уже подготовивших переезд в Минск к дочери? Вы же женщины!».

Ей можно, а другим нельзя?

Вернемся же к вопросу о том, что нарушила Тонкачева, и какая ей за это должна быть кара. Первое и самое любопытное, что информация о тех случаях, на основании которых были приняты решения о лишении вида на жительство и высылке Тонкачевой, так и не была предоставлена. Вчера на суде прозвучало очень лаконичное словесное описание: «восемь случаев превышения скорости, зафиксированных камерами», затем количество случаев было уменьшено до пяти.

Нужно сказать, Елена Борисовна исправно обивала пороги соответствующих учреждений, чтобы получить эту информацию и отправляла письменные запросы, чтобы узнать, какие именно нарушения были причиной лишения вида на жительство. В случаях, политически не заказных, виновному предоставляют такую информацию с легкостью и в соответствии с законодательством. Почему же сейчас ее не дают? Информацию о нарушениях следует предоставить Тонкачевой и доказать, что во всех случаях за рулем была именно она. Казалось бы, ничего процессуально сложного. Но информацию не предоставляют. Она вообще есть?

Елена говорит о том, что платила какие-то штрафы в течение года за незначительные превышения скорости, которые были зафиксированы камерами, там где нужно было ехать 60, она ехала около семидесяти. Со стороны ГАИ к ней претензий нет. Оплатив штраф она уже понесла административную ответственность и была наказана. То есть, никакого уклонения от ответственности нет, в том числе, за нарушения, которые делали другие люди за рулем ее машины.

Вчера в коридоре, перед залом суда, я встретила свою коллегу, Ирину Сухий. Она держала в руке какую-то бумагу с печатью. «Что это?» – спросила я. «Доверенность на машину Тонкачевой» – Ирина протянула мне потертый документ. «Зачем она тебе? Ведь ты могла ездить на ее машине без доверенности?» - спросила я. «Видишь ли, мы ехали за границу с внучкой летом, а в моей машине нет кондиционера, ну Лена и дала мне свою машину», - ответила она. – «Я заплатила штраф за какое-то небольшое нарушение на этой машине».

Позднее суд выслушал свидетельские показания Сухий. Но замечу, что они были оформлены только потому, что Ирина ехала за границу и четко помнила даты, в которые использовала автомобиль Тонкачевой, поскольку у нее были штампы в паспорте и доверенность. Чтобы ехать на чужой машине по территории Беларуси, не нужна доверенность, поэтому в других случаях, даже если кто-то другой использовал эту машину, невозможно ничего выяснить, ведь власти держат информацию об этих нарушениях – как хронологию, так и данные фотофиксации - в секрете!

В последние несколько лет я не превышаю скоростного режима, а стараюсь ехать иногда на пять километров в час меньше, чем это разрешено. Мне ездить крайне непросто, поскольку основной поток машин превышает скорость на 10 км/ч. Если мы говорим о загородной трассе, то превышения тотальны и уже не на 10 км/ч, а на гораздо большие цифры. Ну что ж, я научилась уступать и пропускать, терпеть возмущение пассажиров, сидящих рядом. Особенно, если речь идет об участках дорог, где нет знака отмены скоростных ограничений и приходится ехать до ближайшего перекрестка километров 10. Вопрос, связанный с превышением скорости довольно тонок, фактически каждый водитель хотя бы раз это делал, именно поэтому эта статья неплохо пополняет государственный бюджет. Я не хочу пропагандировать превышение скорости, я за то – чтобы ехать аккуратно и спокойно. Но мне почему-то кажется, что выбрав именно эту статью как повод для политически мотивированного преследования, власти вряд ли добьются того, что люди поймут необходимость соблюдения скоростного режима на дорогах.

Где здесь политика?

Надо сказать, что это не первый случай, когда из Беларуси высылают граждан России. Так, в июле 2012 года из-за административного ареста по ложному обвинению в матерной брани в публичном месте, на 10 лет был выслан из Беларуси Андрей Ожаровский, эксперт в области атомной энергетики, помогавший нам готовить информацию о нарушениях, допущенных при реализации проекта Белорусской АЭС.

Если бы дело Тонкачевой не было бы политически мотивированным, ее могли бы лишить вида на жительство. Такова у нас практика и таково у нас законодательство. Но только высылать из страны с запретом въезда на 3 года ее никто не стал бы. Она могла бы находиться легально в стране на протяжении определенного времени, выезжать, затем снова въезжать. Если бы не было политики, у Тонкачевой, которая живет в Беларуси 30 лет, окончила здесь университет, работала все это время и имеет постоянное место жительства, дочь - студентку и гражданку Беларуси, не возникло бы проблем и с гражданством, ей бы его дали, как только она за ним обратилась бы.

Политическая подоплека здесь в том, что власти таким образом готовятся к выборам, убирая профессиональных наблюдателей, способных четко обозначить и квалифицировать те или иные нарушения прав человека. И это происходит в практике впервые. До сего времени мишенью была часть общества, имеющая политические амбиции, у правозащитников же их нет. Сейчас, после зачистки наблюдателей, можно планировать самые радикальные формы борьбы с несогласием. Однако этому аспекту почему-то ни гражданское общество, ни обыватели Беларуси не придают существенного значения.

Татьяна Новикова, специально для charter97.org

Написать комментарий 4

Также следите за аккаунтами Charter97.org в социальных сетях