5 декабря 2019, четверг, 19:07
Осталось совсем немного
Рубрики

Новые переговоры с Путиным о старом

8
Новые переговоры с Путиным о старом

Лидеры европейских стран, Франции и Германии, на днях встретились с Путиным, не где-нибудь, а в Кремле, в атмосфере полной секретности, в формате тет-а-тет.

Встреча произошла 6 февраля, в пятницу. И только через день в СМИ начала появляться какая-то информация по этому поводу. О чем поехали договариваться европейские лидеры в Кремль, на территорию агрессора? Что значит этот шаг и чего стоит ожидать в дальнейшем от Путина?

Риторика европейских лидеров проста и детерминирована избирательными предпочтениями граждан этих стран и ЕС в целом. «Мир», «дипломатические решения», «диалог» являются в этой риторике ключевыми словами. К этому еще можно было бы добавить необходимость экономической безопасности и глубокую убежденность в том, что развязать кровавый узел, завязанный Россией в Донецкой и Луганской областях возможно, не меняя тактики, методов, не меняя вообще ничего, исключительно путем дипломатических уговоров и прощения.

Сложилась довольно странная ситуация в смысле международного права и основ дипломатии. Существует ли международное право вообще, как минимум, с того момента, как Путин захватил Крым? Можно ли абстрагируясь от международных многосторонних договоров, начинать пытаться решать проблемы, зашедшие в дипломатический тупик и могущие привести, по мнению тех же Олланда и Меркель к большой войне? Есть вещи, которым должны быть даны оценки в терминологии международного права, есть действия которые должны быть незамедлительно квалифицированы. Такие, например, как агрессия, как действие одной страны против другой.

Если это не делается вовремя, если действиям агрессора не дается адекватная оценка – жди большой беды. Почему же этого не происходит? Во имя чего сегодня идет какой-то странный разговор с Путиным о его условиях? Почему делая одни и те же вещи, а именно, ведя переговоры о заключении мирного соглашения в отсутствие стратегии, плана, с позиций заведомо проигрышных, сбрасывая со счетов прежнее (Крым, сбитый авиалайнер, массовый террор в Донецкой и Луганской областях) переговорщики в лице европейских лидеров надеются на какой-то другой результат, кроме того, который уже имели раньше? Думают ли Олланд и Меркель, что Путин всегда себя так ведет: отхватив кусок чужой территории после кровопролитной войны, потом непременно успокаивается? Расчет идет именно на это – на успокоение Путина после того, как он начнет легализацию того, что уже де-факто взял: Донецкой и Луганской областей. И это не считая Крыма.

Не ясно, что дает основания для подобных надежд, если Крым не успокоил Путина, если Минские соглашения оказались всего лишь удобным поводом для того, чтобы отхватить еще немного украинской территории.

В отсутствие логики множатся всякого рода «минские договоренности» «нормандские форматы», которые вряд ли приведут к долгожданному миру, хотя бы по той причине, что предыдущие попытки такого же рода не были успешными.

Стокгольмский синдром, как симпатия к террористу, агрессору, налицо. Иначе, кроме как наличием подобного явления, сложно объяснить бесконечное потакание агрессору, наличие в Европе разного рода пятых пророссийских колонн, отсутствие даже намерений квалифицировать в терминологии международного права российскую оккупацию, агрессию, преступления против человечности и терроризм, повторение одних и тех же действий, ведущих никак не к деэскалации, а к прямо противоположному эффекту.

Со времени заключения минских соглашений, которые Россия не соблюдала и не собиралась соблюдать. Ей удалось отторгнуть в пользу террористических образований ДНР и ЛНР как минимум еще 10% украинской территории и это, помимо гибели людей, в том числе, мирных жителей, - один из итогов прошлогоднего минского соглашения.

Татьяна Новикова, специально для charter97.org