24 мая 2022, вторник, 14:48
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Белорусский фронтовик в АТО: Настоящие белорусы воюют на стороне Украины

2

Минские соглашения глазами белорусского фронтовика.

16 февраля 2015 года представители Украины и непризнанных «ДНР» и «ЛНР» подписали в Минске пакет соглашений, которые должны были заморозить войну на Востоке Украины. Согласно этих договоров, украинские военные и сепаратисты обязались отвести на 50 километров от линии фронта тяжелую бронетехнику и артиллерию, а также прекратить огонь. Соглашения предусматривали мониторинг ситуации со стороны ОБСЕ, а также проведение выборов в Донецкой и Луганской областях.

Но соблюдаются ли те соглашения на самом деле? Как происходит международный мониторинг в зоне антитеррористической операции? Что думают в Украине о тех белорусах, которые воюют на стороне самопровозглашенных «ДНР» и «ЛНР»?

Украинский корреспондент Мартин Война пообщался с украинским добровольцем Юнисом Аскеравым, который несколько дней назад вернулся с фронта, сообщает Беларускае Радыё Рацыя.

Поселок поведения Донецкой области, Ясиноватовского района — это как раз близко знаменитого Донецкого аэропорта. На наших позициях стояла 93-я бригада, рядом позиции держали ребята из добровольного батальона «ОУН».

Какая там сейчас ситуация? Стреляют, не стреляют? Используется ли запрещенное минскими соглашениями оружие — тяжелые минометы и крупнокалиберные артиллерия, «Грады», «ураганы»?

Сепаратисты стреляют от рассвета до заката! Минометы - что 82-го калибра, что 120-го. Также и артиллерия. Раз пять или шесть лично я видел, как работают танки. Кстати, те танки почему-то чаще стреляли не по нашим позициям, а именно по Донецку.

Имеете в виду именно танки сепаратистов?

Именно!

А зачем им стрелять по Донецку?

Подозреваю, что именно в те моменты в Донецке находятся наблюдатели ОБСЕ, и сепарам выгодно нас обвинить в нарушении «минского формата».

Приходилось ли вам там видеть людей с ОБСЕ?

Так получилось, что наши позиция были самыми горячими. 300, 500, 600 метров до врага. Так что никакие наблюдатели к нам не попадают: все время идут плотные обстрелы со стороны сепаратистов. А так, по радиоэфире я регулярно слышу — мол, едет машина ОБСЕ, не стреляйте. Дело в том, что когда появляется незнакомая машина и приближается на расстоянии 400 метров, мы должны открывать по ней огонь в целях собственной безопасности.

За то время, что вы были в зоне антитеррористической операции, были ли погибшие и раненые с украинской стороны?

С моей роты — трое «трехсотых», то есть раненых, а на прошлой ротации было один «двухсотый» (убитый — РР) и двое «трехсот». Один был ранен сепарским снайпером, а еще один ранен и убит — минометная мина 120 калибра.

То есть оружие, которое как раз минскими соглашениями и запрещено... На ваш взгляд, какая-то польза от этих минских соглашений есть?

Не думаю. У нас падает моральный дух. Почему? По нам стреляют, а мы теми договорами связаны и не можем ответить сепарам. Это деморализует. Наши ребята все на нервах и едва выдерживают. Но когда на нас идет ожесточенная атака, с танками, когда по нашим позициям стреляют из всех стволов — мы, естественно, отвечаем. Тогда сепаратисты сами выходят в эфир — мол, ребята, перестаньте, давайте придерживаться минских соглашений, мы больше обстреливать ваши позиция не будем. Сепаратисты просто в настоящее время не готовы впредь воевать.

Так что, на мой взгляд, если бы ввели военный состояние и дали бы команду пойти в наступление, мы бы очень быстро ту войну закончили. Чтобы наша армия не сидела в окопах, а активно действовала. Немного деморализованы, подчеркиваю, и мы, и сепаратисты. Но у нас есть за что воевать — за нашу землю. Нас поддерживает народ, и поэтому с нас больше шансов на победу. Что касается «минских соглашений»... Я не хочу говорить слово «измена», потому что просто устал его слышать. Это просто оскорбление интересов украинского народа. Полагаю, что наши государственные руководители имеют здесь какие-то полезные цели. Да политики из Евросоюза, подозреваю, они не хотят согласиться, чтобы Украина предприняла активные боевые действия. Почему? Это станет поводом для активных боевых деяний в других местах на постсоветском пространстве.

Может, вам приходилось видеть среди пленных тех белорусов, которые воюют на стороне «ДНР» и «ЛНР»?

Настоящие белорусы воюют на стороне Украины. Приходилось видеть среди пленников, которые сами назывались белорусами. Но никакие они не белорусы. Это или наркоманы, или алкоголики, или те, кто пошел воевать за какую имперскую идею или за деньги. Я не могу сказать, что это какая-то отдельная нация...

Какая перспективы окончания войны в Донбассе и есть ли они вообще в нынешней ситуации?

Теперь окончание войны почти невозможно. Имеем перед глазами примеры того же Приднестровья, Южной Осетии... Замороженные конфликты, которые в каждый момент можно восстановить. Единственный выход — полномасштабная военная операция, и только так!

А имеет ли нынешняя Украина силы на такую операцию?

В 2014 году, когда началась аннексия Крыма, у нас даже не было, чем и за что к тому полуострова доехать. Сейчас украинская армия и профессиональная, и боеспособная, и технически оснащенная. Так что, думаю, проблем вернуть нашу землю не будет.

В Украине «минский формат» критикуют представители самых разных политических сил. Наиболее спорным пунктом украинские политики видят «проведение выборов в Донецкой и Луганской областях», которые, по их мнению, невозможны, пока сепаратисты и армия Российская Федерации контролирует эти украинские территории.