21 сентября 2017, четверг, 9:53

Разнарядка

124
Ирина Халип

Власти впали в глубокий маразм и думают, что на дворе Советский Союз.

Учительница на родительском собрании начала издалека: «Вот вы, уважаемые родители, помните свое детство? Помните, как заявления писали, в комсомол вступали? В общем, в класс пришла разнарядка: десять человек из нашего второго «А» нужно принять в октябрята. У меня образцы заявлений. И еще нужно сдать деньги на значок».

Самое удивительное, что не пришлось ни тянуть жребий, ни разыгрывать «камень, ножницы, бумага», ни верещать «а почему я? пусть он!». Добровольцы-родители нашлись сами. И быстро. Мама одного из Данькиных одноклассников, обращаясь будто бы в пространство, проговорила: «А что делать? У меня выбора нет: я на госслужбе. Если сын не вступит в октябрята, у меня будут проблемы с карьерой. Я сама в БРСМ вступала – хорошо, что уже вышла из этого возраста».

Бабушка другого одноклассника, сидящая рядом, аккуратно взяла заявление. «Вы что, всерьез? – спросила я. - Или так, для чтения?» Бабушка ответила: «А я домой возьму, дочке покажу, пусть она сама решает, что делать». Другие родители сами брали заявления. Вот что там было написано: «Председателю совета дружины «Звездочки». Прошу принять меня в ряды октябрят Белорусской республиканской пионерской организации, так как я хочу своей учебой, дружбой и хорошими делами оправдать доверие старших, помогать тем, кому необходима поддержка, участвовать в интересных делах, заслужить право стать пионером».

Все ясно, право стать пионером нужно заслужить. Жить, учиться и бороться, как завещал великий Ленин. «Кстати, а на значках по-прежнему дедушка Ленин?» - спрашиваю ту госслужащую, которой для карьеры нужен сын-октябренок. «Нет, Ленина на значках уже нет. Там пионерский костер». Взвейтесь кострами к едрене фене.

Сын, конечно, не сплоховал. После слов «надеюсь, ты в октябрята не собираешься?» Даня сказал: «Ты мне еще предложи пойти в КГБ работать». А потом я начала расспрашивать знакомых, чьи дети уже прошли младший школьный возраст. Хотелось знать: эта разнарядка - у всех или только у нас? И как они, другие родители, реагировали на предложение принять их детей в октябрята?

В одной школе, как выяснилось, повели детей будто бы на экскурсию в музей Великой Отечественной войны и там всем классом приняли в октябрята. В другой несогласного отца вызвали к учителю и внушали, что он сам ставит своего ребенка в скверное положение и что школа тут ни при чем – разнарядки поступают из роно. В третьей родители решили вступить всем классом, чтобы учительницу не лишили премии. В четвертой на стадии пионерства детей начали делить на активистов и изгоев: к участию в школьных мероприятиях допускали только пионеров. Звучит, как Оруэлл, - и тем не менее происходит в двадцать первом веке в центре Европы.

Порадовала, правда, детская писательница Мария Бершадская. Она рассказала: «Дочка пришла из школы и объявила: им сказали, что есть такие люди, которые всем помогают, а еще у них есть красивый значок, и эти люди, кажется, называются «космонольцы». Я объяснила, почему в «это» не надо вступать. Дочка загрустила, и выяснилось, что ей очень хотелось… значок. Я пообещала, что мы пойдем в магазин, где она сама выберет себе значок. Любой, какой захочет. Так мы стали счастливыми обладателями значка с надписью «Конь педальный» и удачно избежали вступления в октябрята».

По официальным данным, в Беларуси 626 тысяч пионеров и октябрят (и еще сверх того – 460 тысяч членов БРСМ). Это в стране, где девять с половиной миллионов граждан. Из них октябрят, радостно рапортуют траченные молью пионерские начальники, - 232 тысячи, то есть 88 процентов от всего населения Беларуси в возрасте 7-9 лет. Выходит, у нас в школе еще сплошной гуманизм: 10 октябрят по разнарядке на класс в 25 человек – это все-таки не 88 процентов. Поблагодарить, что ли, кого-нибудь за детство счастливое наше?

Невозможно представить себе какого-нибудь чешского профессора, которому не дают заведовать кафедрой из-за того, что его сын не вступил в организацию «Соколы Земана». Польского офицера, которого не повышают в звании из-за того, что его дочь не вступила в «Польский республиканский союз молодежи». Литовского министерского служащего, с которым не продлевают контракт из-за отказа вступать в партию «Единая Литва». Впрочем, даже на наших постсоветских евразийских просторах, где диктатура на диктатуре сидит, я октябрят с их значками и пионеров с их галстуками нигде, кроме России, не нашла. Аналоги БРСМ – да, пожалуйста, от «Молодой гвардии» в России до молодежной организации имени Махтумкули в Туркмении. Но чтобы младшие школьники ходили с собачьими жетончиками – только у нас и в Северной Корее. Да еще пионеры в России. И все. Так что, ребята, это уже не Евразийский союз. Это ось Беларусь-Россия-Северная Корея. Классные союзнички, не правда ли? С этими мы можем таких дел наворотить, что весь мир будет дрожать от страха. Если выживет.

Ничего не изменилось в белорусском государстве за двадцать пять лет независимости. Оно, государство, впало в глубокий маразм и думает, что на дворе Советский Союз. Все так же, как было полвека назад, только теперь с Интернетом и гаджетами. Первое сентября. Второй съезд РСДРП. Третий Интернационал. Четвертый блиндаж. Пятый пункт. Шестая статья Конституции. Ленин жив.

Ирина Халип, специально для charter97.org