8 августа 2022, понедельник, 17:14
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Брюссель, Москва и Европейская Беларусь

Брюссель, Москва и Европейская Беларусь
ГРИГОРИЙ МЕСЕЖНИКОВ
ФОТО: AKTUALITY

Нынешние отношения между Евросоюзом и Беларусью похожи на клубок, смотанный из нитей разного свойства – цвета, прочности и длины.

Попробуем некоторые из них отмотать для того, чтобы лучше понять, как эти отношения развивались и что в них происходит в настоящее время.

ЕС и центральная Европа: первый и второй эшелоны

Евросоюз возник как содружество государств, объединенных общими ценностями (социальными, политическими, культурными, духовными), выработанными Европой в течение своего предшествующего развития. Сегодняшняя Европа остается заветной целью для миллионов людей, живущих в разных уголках земного шара. Евросоюз как организация олицетворяет стремление Европы к единству, есть еще на континенте страны, стремящиеся вступить в это сообщество. Беларусь, страна с европейским культурно-цивилизационным кодом, опирающимся на наследие давней и недавней национальной истории, находится в непосредственном соседстве с Евросоюзом, тяготеет к объединенной Европе и видит свое будущее в семье европейских народов.

В течение десятилетий Евросоюз, проводя политику в отношении соседних стран, видоизменял ее в зависимости от обстоятельств, но старался при этом учитывать основные характеристики своего ценностного багажа.

Соседи Евросоюза, бывшие страны советского блока, начали в начале 90-ых годов громко стучаться в его двери, желая войти в общий европейский дом. Стук этот становился вс е громче и сильнее, его нельзя было не услышать, и Евросоюз после первоначальной неуверенности определился со своей позицией: двери откроются, но с условием, что стучащие выполнят ряд требований. После этого они войдут и останутся в общем европейском доме навсегда. В результате Евросоюз в 2004 – 2014 годах расширился, принял в свои ряды одиннадцать посткоммунистических стран, входивших в первый эшелон – некое ближнеe зарубежьe Евросоюза. После того как центрально-европейские соседи Евросоюза стали его полноправными членами, Беларусь оказалась в самом ближайшем соседстве с объединенной Европой.

Ее статус, однако, был иным нежели статус ассоциированных государств – стран Вышеградской группы и Балтии, Словении, позже Болгарии, Румынии и Хорватии, которые добились полного членства. В то время, когда большинство центрально-европейских стран начало процесс вхождения в Евросоюз, Беларусь, находившаяся во втором эшелоне государств, тем или иным образом взаимодействовавших с Евросоюзом, подпала под Европейскую политику соседства (ЕПС).

Европейская политика соседства и Восточное партнерство: сорванный шанс Беларуси

Хотя сам по себе статус государства, включенного в ЕПС, не давал прямой перспективы членства, он открывал широкие возможности для установления долговременного партнерства. Тесное взаимодействие с Евросоюзом позволяло соседнему государству – и в этом была особенность сотрудничества с этим интеграционным объединением по сравнению с сотрудничеством с другими международными организациями – проводить внутренние преобразования с помощью самого Евросоюза для того, чтобы соседняя страна-участник как можно полнее соответствовала параметрам испытанной модели либерально-демократического режима с развитой рыночной экономикой.

Евросоюз запустил свою ЕПС в 2004 году, причем в 2009 году усилил ее восточное направление посредством специальной программы Восточное партнерство (ВП). Беларусь, однако, из-за своих внутренних проблем, прежде всего в силу несоответствия основных характеристик политического режима нормам и принципам демократии, оказалась исключенной из реализации ЕПС и ВП.

Иными словами, из-за авторитарной государственной власти, систематически нарушающей права и свободы граждан, бросающей в тюрьмы политических оппонентов и подтасовывающей результаты выборов, из-за проведения государственной политики подавления демократии население Беларуси лишилось возможности в полной мере воспользоваться тем, что объединенная Европа предлагала своим соседям-партнерам во многих сферах развития общества, в том числе в области реформ и социальных инноваций, которые могли бы существенно помочь в повышении качества жизни граждан Беларуси и модернизации белорусского общества.

«Европейские» игры Лукашенко и приостановка санкций

В этих условиях белорусский авторитарный лидер Александр Лукашенко начал разыгрывать игры, целью которых было показать Европе более приветливое, «про-европейское», «прозападное» лицо, стараясь создать впечатление, что ему по пути именно с ней, с Европой, а не с Россией. И хотя Евросоюз в течение многих лет не сбрасывал полностью со счетов так называемое российское измерение своих взаимоотношений с Беларусью, которое беспардонно вплетал в свою европейскую политику Александр Лукашенко, ключевое значение для взаимоотношений имело все же то, что на самом деле происходило в Беларуси.

Долгое время Евросоюз в этом вопросе не сходил со своей главной траектории, заданной системой демократических норм и принципов. Он обуславливал улучшение отношений с Беларусью (или возможное снятие санкционных мер, введенных в качестве ответной меры за нарушения в области прав человека) осуществлением позитивных внутренних изменений, отказом от политических репрессий, созданием более благоприятных условий для плюрализма и свободного волеизъявления граждан на выборах.

После президентских выборов в 2010 году и последовавших за ними жестоких репрессий против представителей оппозиции и протестовавших граждан отношения между Евросоюзом и Беларусью достигли точки замерзания. Евросоюз ввел санкции против конкретных лиц и ограничения в сфере взаимной торговли. В таком подмороженном состоянии отношения, по сути дела, пребывали до начала 2016 года.

В феврале 2016 Евросоюз решил временно приостановить бóльшую часть введенных санкций. В качестве шага в правильном направлении со стороны режима Александра Лукашенко Евросоюз воспринял его решение выпустить в августе 2015 года на свободу представителей оппозиции, содержавшихся до той поры в заключении (некоторые из них находились в тюрьмах с 2010 года). Это обнадеживающее, казалось бы, событие, не было, однако, подкреплено последующими переменами к лучшему, несмотря на то, что такие возможности режиму предоставились, в частности, во время выборов главы государства в октябре 2015 года. Выборы эти были альтернативными и соревновательными лишь на бумаге, сам избирательный процесс не соответствовал критериям честных и свободных выборов, что и зафиксировали наблюдатели ОБСЕ. Выпущенные на свободу деятели оппозиции не были реабилитированы, они по-прежнему поражены в правах, причем некоторые из них вынуждены скрываться от преследования за рубежом.

Решение Евросоюза приостановить санкции в отношении Беларуси вызвало смешанную реакцию. Официальный Минск его, понятное дело, приветствовал. Деятели оппозиции и демократические активисты выразили глубокое разочарование, не согласившись с его обоснованием. И действительно, недоумение вызывает прежде всего подход Брюсселя (точнее, его ревизия) к самой постановке вопроса о введении и отмене санкций. Как известно, смыслом введения санкций было стремление добиться улучшения ситуации в Беларуси с правами человека. В случае отмены или приостановки санкций основанием для такого решения должно было стать конкретное свидетельство об улучшении ситуации, причем свидетельство, опирающееся на факты. Такого свидетельства представлено не было, и каждый, кто мало-мальски знаком с ситуацией в Беларуси понимает, что оно просто не могло быть представлено.

На горизонте опять замаячил Кремль?

В то же время, в европейской дискуссии зазвучали соображения о необходимости сохранить существующий уровень региональной стабильности, о желательности предотвратить окончательное сползание Минска в объятия Москвы. И хотя эти соображения сами по себе, взятые по отдельности, звучат вполне разумно, в нынешнем контексте они неадекватны и просто непригодны. Озвучивание этих соображений свидетельствует о том, что на принятие важного решения Евросоюза повлиял фактор, не имеющий практически ничего общего с сутью отношений между Брюсселем и Минском.

В этой связи возникает вопрос. Предположим, что в Беларуси в результате положительных сдвигов во внутреннем развитии страны в ближайшее время произойдут существенные изменения к лучшему, будет восстановлена демократия, все политические силы получат равные возможности для своей деятельности, права человека станут неукоснительно соблюдаться. Вследствие этого возникнут условия для активного подключения страны к программе ВП, с возможностью подписания Договора об ассоциации и перспективой постепенного вхождения Беларуси в Евросоюз. Понятно, что Брюсселем такое развитие событий будет только приветствоваться. Где, однако, будет установлена та линия, которая воспрепятствует тому, чтобы соображения, связанные с отношениями Евросоюза и Беларуси с иным государством (в данном случае с Россией), стали фактором, влияющим на принятие решений, касающихся исключительно Беларуси?

При нынешнем руководстве Россия делает все возможное, чтобы затормозить, а по возможности вообще воспрепятствовать движению бывших советских республик в Европу, на Запад. Война против Украины (а до этого – против Грузии), открытое давление на Молдову, выкручивание рук Армении – наглядное тому подтверждение. Нет оснований предполагать, что российская позиция изменится в случае, если речь зайдет о Беларуси. Скорее, наоборот – если нынешнее руководство Кремля по-прежнему будет находится у власти, возможен даже более жесткий подход с его стороны.

Будущее Беларуси должна определять Беларусь

Многие европейские политики неоднократно заявляли, что Россия не вправе определять, в какие международные структуры могут вступать независимые государства. Это исключительное право народов самих этих государств и никого другого. Евросоюз не должен (да и просто не имеет морального права) отступать от этого принципа ни на пядь Но точно так же Евросоюз не может позволить себе быть вовлеченным в игры, разыгрываемые авторитарным белорусским лидером, стремящимся добиться изменения отношения Европы к его режиму. К сожалению, приостановление Евросоюзом санкций без видимых изменений в Беларуси на фоне высказываемых опасений о предполагаемом укреплении связей между Минском и Москвой в случае оставления санкций в силе, свидетельствует об обратном.

Судьба демократии в Беларуси, а тем самым и е е европейское будущее находится в руках граждан этой страны. Задача Евросоюза – сделать все от него зависящее, чтобы это будущее наступило как можно скорее, чтобы демократии и европейскому пути не препятствовали ни их внутренние, ни внешние враги, которые сегодня, со всей очевидностью, действуют в одной связке.

Григорий Месежников, Институт общественных проблем (Словакия), специально для charter97.org