19 мая 2019, воскресенье, 16:49
За нашу и вашу свободу!
Рубрики

Тренер «Ислочи» откровенно рассказал подробности скандала из-за договорных матчей

3
Виталий Жуковский
Фото: fcisloch.by

Если и существует способ выйти из ситуации, в которой оказалась «Ислочь», главный тренер избрал именно его.

Тренер "Ислочи" Виталий Жуковский откладывал все разговоры с журналистами до встречи с "Крумкачамi" в пятницу, однако новость об участии "Ислочи" в договорном матче вызвала такой резонанс, что пришлось давать пресс-конференцию, пишет "Прессбол".

- То, что случилось, — правда. В принципе, об этом говорили уже в начале июня, но тогда не было подтвержденной информации, не хотелось в это верить. Но появились доказательства, и все вылезло наружу. Теперь могу ответить на все ваши вопросы, - сказал тренер.

- Когда и при каких обстоятельствах узнали о случившемся?

- Во вторник пришел на тренировку — нет Тишкевича, Лебедева и Владимира Маковского. У всех отключены телефоны. Оказалось, были в РУВД. Когда они вышли, Маковский набрал, сказал: ничего страшного. Посмеялись. Хотя в РУВД, как мне кажется, должно быть не до смеха. Потом Тишкевич признался в содеянном. Пришел вечером домой — было тяжело. А с утра жена показала запись вчерашней "Зоны Х". С этого все и началось.

- Ваша реакция?

- С утра позвонил Сафарьян... Здесь вот в чем дело: еще до задержания Андрея Жукова меня приглашали в федерацию. Я даже приоделся: думал, предложат национальную сборную какую-нибудь, хоть женскую (смеется). В общем, прихожу, сидят люди. Оказалось, работники милиции. Намекнули, не называя фамилий, что у меня "работают" футболисты. Удивился. Потом намекнули, что и я к этому причастен. Очень сильно вспылил, перешел на мат. Сейчас лично приношу извинения и представителям органов, и Сергею Вагаршаковичу. Состояние тогда было невменяемое: ком в горле, в глазах слезы. Не поверил до конца. После этого сразу позвонил Маковский: почему тебя вызывали? Говорю: да так, плохо себя веду. Прошла неделька-другая. Вызвал Михалыча, рассказал: это ж у тебя друзья в первой лиге. Он поклялся: да чтобы на свою команду ставки делать — да ни в жизни! Поверил. А сегодня потерял друга.

- Во время матча у вас не возникло подозрений?

- Помните, я тогда говорил: наварили варенья. Те же защитники плохо сыграли, Ясюкевич, например. А оказалось, все делалось так, чтобы человек не успевал в зону, куда шли передачи. Получается, молодого футболиста просто подставляли. Жалею, что отдал много сил. В перерыве раздевалка просто летала, я там сломал что-то даже. Пульс разогнал, наверное, до 180-ти. Думал, положительно повлиял на команду. Оказалось, что в ней есть предатели. А знаете, что хорошо? Благодарен федерации и РУВД: когда началось расследование, все залегли на дно. Иначе никто бы ничего не доказал. А они бы сдавали дальше, они стали уже ручные, "на игле", и заднюю передачу не включили бы. И второй момент: после разговора с Сафарьяном собрал людей в офисе, сказал: признайтесь. Ситуация могла по-другому развернуться: ушли бы тихонько после первого круга, не было бы этого резонанса. Промолчали. Сейчас запятнана репутация клуба, все, ради чего отдали много сил. Не знаю, как федерация, а клуб пойдет до конца. Задействуем юристов, все необходимое. Люди будут возвращать деньги, которые заработали у нас, еще и больше. Чтобы никому не повадно было в дальнейшем.

- В пресс-релизе МВД сказано, что к тем, кто признался в содеянном, не была применена мера пресечения. Выходит, кто-то признался?

- Тишкевич. Кто участвовал еще? Алумона и Будаков, они уже играют в России. Порываев тоже уехал. Лебедев играет у нас. Уже "играл". Сегодня было небольшое собрание. Я попросил, чтобы эти люди больше не появлялись на тренировках. С сегодняшнего дня они в "Ислочи" не работают. Будут выгнаны, как говорится, с позором. И тренер Владимир Михайлович Маковский, легенда белорусского футбола, у нас больше тоже не работает.

- Отъезд Алумоны и Будакова связан с этим делом?

- Нет. Их не подозревал. Я такого не ожидал. Тот же Будаков, коммуникабельный парень, оставляет хорошее впечатление. Надеюсь, с ними следственный комитет тоже будет разбираться. Хотя не хочется гадить им карьеры и жизни...

- Это серьезный удар по имиджу клуба…

- Конечно, тяжелая ситуация. Но я и в ней хочу найти позитив. Большинство футболистов не участвовали в этом. Всегда, например, замешан капитан. А он не участвовал, потому что человек предан клубу. Или к тому же Шагойко, которому уже, по идее, на все должно быть наплевать, человеку много лет, никто не подошел, потому что Саша дорожит своим именем. Знают, что не возьмет. Надеюсь, мы станем только сильнее после этого. Не должны все отвечать за кучку ублюдков. Самое обидное, что в клуб их приглашало не руководство, а я. Выходит, мне и отвечать. Поэтому тяжело. Но надо идти дальше. Те же Тишкевич, Лебедев — в глубине души уже думал о том, на каких ролях они будут работать в клубе. Но видите, как получается…

- Какие санкции ждут этих людей?

- Не знаю. Общался с Сафарьяном. В том числе по поводу Тишкевича. Подтвердил: Саша — не конченый человек. Не знаю, почему так произошло. Может, тяжелое финансовое положение, может, еще что-нибудь. Так ладно бы они денег срубили. А так по тысяче взяли, а теперь из-за этого огребут. Сергей Вагаршакович мне говорил: ты, может, не горячись? Но я же говорил на пресс-конференции: надо резать по-живому. Сказал — значит, надо. Хочется быть честным.

- Какие у вас вообще были эмоции?

- Честно: хотелось заскочить в раздевалку и... ну, ударить. Одного, второго. Но потом понял: женщин не бьют.

- На ваше желание остаться в клубе ситуация может повлиять?

- Может. Есть отрицательный фон. Через какое-то время это, конечно, забудется, но все будут знать: "Ислочь" организовала нечистый матч, и я был тогда главным тренером. Впрочем, знаю, что я честен перед людьми, болельщиками, и это главное. Надеюсь, на будущее это не повлияет.

- Вы собирались дать пресс-конференцию в пятницу. Почему передумали?

- Думал, пусть немного уляжется. Но когда выходишь в интернет — а там это главная новость, понимаешь: люди должны узнать. Там ведь говорилось: представитель тренерского штаба. А это и два Маковских, и Плют, и Жуковский. Считаю, рассказать обо всем в такой ситуации — наш долг. Знаете, что еще страшно? За несколько дней до этого матча умер один из основателей клуба Владимир Свирид. И люди, которые участвовали в этом, вышли на матч в черных повязках. Это же ужас!

- В федерацию поступал сигнал якобы о нечистом характере матча "Ислочи" с "Минском". У вас тогда не было подозрений?

- Вообще не думал об этом. Однако, понимаете, когда говорят, матч может быть нечистым, все ложатся на дно. И начинают биться на поле. А потом: смотрите тренер, нас обвиняют, а мы сражаемся… Когда мне сказали в федерации: у тебя больше всего людей "работает", я чуть с ума не сошел…

Сегодня еще позвонил Маковский, попросил не называть имен. Подумал: может, раз ты легенда и тебя все любят, еще сказать, что это я все затеял?! Это наглость, считаю. Позвонил Саша Тишкевич — у него паника. Все, жизнь закончилась. Если бы мог не называть имен, так бы и сделал, наверное. Не хочется им гадить. Живи своей жизнью, расти детей, двигайся дальше. Но не могу. Мне надо рассказать людям, что произошло. Попал — значит, попал. Я ведь тоже попал. Сижу здесь. А должен был с ребенком сидеть.

- Что будете делать, если "Ислочь" понизят в классе?

- Ну, тогда мне, наверное, прямая дорогая на рынок. Пойду, видимо, туда. Больше некуда. С футболом точно завяжу.

- Эта ситуация связана с "делом Жукова", может быть?

- Это разные вещи. Эти ребята сделали свои дела, но теперь сидят дома. А человек сидит в тюрьме. По костям идти не хочу. Хотя у меня есть свое мнение: помните, мне давали 18 миллионов штрафа, затевали "беспредельчик". Все связано. Но не хочу. Пусть человек выйдет и вернется к своей семье.

- Замешанным в этом деле грозят реальные сроки?

- Думаю, нет. Насколько понял, основная задача — осудить других людей, те, которые принесли в Беларусь эти грязные деньги. Не желаю Маковскому, Тишкевичу и другим сесть в тюрьму — не дай бог...

Ладно бы в "Ислочи" мало платили. Был один момент — задолжали по премиальным за выход в высшую лигу. Ну, так подставляйте тогда Жуковского, Пинчука, Курило — но делайте это все вместе. Не морально, но по-мужски я вас хоть как-то пойму. А здесь другое — банальная жажда наживы. Просто взять на карман...

- Почему после разговора в федерации продолжали ставить этих людей в состав?

-Так мне ведь фамилий никто не называл. Подозревал? Да, но у меня тоже спрашивали: и ты там был? Когда я изорвался весь… Не было доказательств тогда, потом уже начал доходить до сути.

- Как эта ситуация может повлиять на подготовку к матчу с "Крумкачамi" и в целом на продолжение сезона?

- После матча будет ясно. "Крумкачы" — такой соперник, к которому нужно основательно готовиться, моделировать разные ситуации, проводить индивидуальные беседы. А когда думаешь совсем о другом, это сложно.

- А какова сейчас атмосфера в команде?

- Знаете, такая ситуация, когда вместо слез начинаешь смеяться. Это уже истерика. Вот сидит Мисюк, человеку 35 лет — и начинаются разговоры: "Мися, а как это ты не в доле?!" — "Да сам в шоке! Кинули!" Уже начинается просто истерика.

- Не сломается коллектив психологически?

- Если тренер сядет "на стакан" — будет сложнее. Посмотрим. Проиграем — скажут, ситуация повлияла. Выиграем — скажут, что нет. А если ничья...