19 ноября 2017, воскресенье, 20:59

Как Печи сломали жизнь 22-летнего преподавателя из Столина

12
Игорь Тропец до того, как попал в армию

Игорь Тропец служил в той же роте, что и погибший житель Пинска Александр Коржич.

Еврорадио стало известно о еще одной трагедии, которая произошла в той же части №43064 и даже в той же 3-й роте, где служил (и был найден повешенным) пинчанин Александр Коржич. 2 сентября 2016 года 22-летний Игорь Тропец из Столина потерял глаз во время танковых стрельб.

Два месяца парень пролежал в военном госпитале, а потом получил инвалидность. Но дело удалось замять — происшествие представили как несчастный случай, а показания против парня дали не только его командиры, но даже солдат, находившийся с ним в одном танке.

В истории Игоря есть и дедовщина, и трагическое стечение обстоятельств. Но самое главное — командиры, при которых случилось происшествие, остались служить в армии. Погоны сохранили прапорщик Артур Вирбал, командир роты Павел Суковенко и начальник 3-й школы Александр Чернов.

Через год служить в Печи попал 21-летний Александр Коржич. Кто знает, нашли бы его в петле, если бы руководство Министерства обороны своевременно отреагировало на несчастье, произошедшее с Игорем Тропцом, и наказало виновных.

Печи, где "нет" дедовщины

Игорь Троец не собирался служить в армии. Он окончил индустриально-педагогический колледж в Пинске и работал мастером по сварке в профессиональном лицее №9 в Могилeве. Один призыв парень пропустил, так как весил меньше, чем должен был. Но со второго раза, несмотря на то, что недовес сохранился, его всe же призвали в армию.

"Я должен был ехать в часть в Слоним, но почему-то нас направили в учебку в Печи, — рассказывает Игорь Тропец. — Сначала мы проходили курс молодого бойца под руководством офицеров из Слонима. Никаких претензий к ним, служба шла легко, всe нравилось. А после КМБ нас распределили по учебным ротам. Я был в 3-й школе и попал в 3-ю танковую роту".

Именно в эту роту через год, в весенний призыв 2017 года распределили служить пинчанина Александра Коржича.

"О ком вам рассказать первым? Был у нас такой прапорщик — [Артур] Вирбал. Человек вспыльчивый, — говорит парень. — Наодолжал у солдат денег — 2 миллиона рублей старыми. После того, как я вернулся из госпиталя и комиссовался, я связывался со своими товарищами по службе, и узнал, что деньги он им так и не вернул".

Но на Вирбала никто не пожаловался — и никакой ответственности за поступок он не понeс. На момент, когда в части №43064 погиб Саша Коржич, он так и оставался прапорщиком 3-й роты. В июле 2017 года друзья Коржича поймали его на том, что он завладел банковской картой солдата и снимал с неe деньги в окружающих банкоматах. Сейчас Следственный комитет подозревает Артура Вирбала в мошенничестве, прапорщик задержан.

"Были у нас тоже два сержанта. Один — нормальный, а второй — из Минской области, на "гражданке" был трактористом, — продолжает Игорь Тропец. — Любитель забрать себе всe вкусное из продуктов, которые тебе привезли в день для посещений, и ты несeшь в часть, чтобы угостить тех, кто живeт далеко, и к кому не приехали. Никто из начальства внимания на это не обращал".

Он говорит: "Скажешь, что сам подлез"

2 сентября 2016 года Игорь Тропец получил травму, которая изменила всю его жизнь:

"Это были танковые стрельбы. Я сидел "на наводчике". Занятия вeл лейтенант Виктор Санюк. Поступил негласный приказ отстреливать все боеприпасы. Кто все не отстрелял, на вышке получали по голове. Знаете, есть в амуниции подсумок. Туда ложатся солдатские "чулки" из общевойскового оборонительного комплекта. И им по голове пару раз.

Танк стоял в окопе. Мы пользовались тогда вкладным стволом — таким устройством, чтобы стрелять снарядами меньшего калибра. Штука это не очень удачная, клинит после каждого выстрела. Мой товарищ доложил, что мы сделаем ещe один выстрел. А когда я наклонился, чтобы заново взвести пушку, механик начал выезжать из окопа, и весь вес пушки мне пришёлся в область правого глаза. Всё было сломано".

Игоря перебинтовали и отвезли в медроту в Печах, но доктор, который пришёл его осмотреть, сказал, что ничего сделать не сможет. Парень все время был в сознании.

"Пришёл Суковенко [Павел Суковенко, командир 3-й роты, на тот момент — старший лейтенант], спросил, как я. Я говорю: "Нормально". Он говорит: "Скажешь, что сам подлез". Я кивнул, но потом не стал говорить, что виноват сам, так как получил травму, когда выполнял приказ. Меня перевезли в Военный госпиталь в Минске, на три дня положили в реанимацию. Потом перевели в офтальмологию. Всего в больнице я пролежал ровно два месяца".

Павел Суковенко после этого случая на стрельбах не просто продолжил служить в Печах, но и менее чем через год получил капитанские погоны. После смерти Александра Коржича капитан Суковенко был задержан. Его подозревают в совершении преступления по ч.3 ст. 455 — "Бездействие власти, повлекшее тяжкие последствия". Однажды, когда Игорь ещe был в больнице, к нему пришли уже знакомый нам лейтенант Санюк и майор Вадим Даниленко, заместитель начальника 3-й школы по идеологической работе. Они попросили парня написать объяснительную.

Вадим Даниленко

"Я дал объяснения, но наши с Санюком версии разошлись. Тогда они сказали мне, что парень, который был со мной в одном танке, тоже написал объяснительную, и в ней обвинил во всём меня", — продолжает Игорь Тропец.

Пока парень лежал в больнице, его мать написала на имя министра обороны письмо о том, что танк, на котором произошёл несчастный случай, был неисправен: "Товарищи по службе рассказали мне, что в часть приезжала проверка. Но в танк никто даже не заглядывал, то вкладной ствол никто не смотрел. Проверяющий просто спросил у прапорщика, как такое могло произойти. Тот ему рассказал. Вот и вся экспертиза".

"Как живу? На пенсию по инвалидности"

В результате парень потерял зрение на правый глаз. Из армии его комиссовали. В январе 2017 года мать Игоря снова написала министру обороны. Ей пришeл ответ: дело закрыто, вся вина за произошедшее возложена на солдата.

"В результате я получил инвалидность. Выплаты — никакой. То, что я учился четыре года — по специальности работать не могу. Как живу? На пенсию. Хотел из мастеров переквалифицироваться в преподаватели, преподавать теорию, но сказали, тоже нельзя. А у нас здесь работы нет. Тем более, что тяжёлая работа мне запрещена. Могу работать сидя: что-то писать, заполнять. Но тут такой работы нет".

До армии Игорь встречался с девушкой. Он говорит, что она дождалась его возвращения. Но вскоре они всё же разошлись.

"Мама пыталась добиться правды. Снова писала министру — получала отписки. Обращалась в Комитет солдатских матерей — безрезультатно. Насколько я знаю, в части никто не был серьёзно наказан. Лейтенанта Санюка перевели в другую роту и несколько месяцев удерживали деньги. Но не в мою пользу — я от них не получил ничего", — подытоживает Игорь.

Парень собирается обратиться в Следственный комитет, чтобы обстоятельства его дела были изучены заново, и те, кого он считает виновными в своeм увечье, были наказаны.

...На шестой день после того, как 21-летнего рядового Александра Коржича нашли повешенным в подвале здания медицинской роты, Министерство обороны нашло в себе силы прокомментировать его загадочную гибель. Руководитель пресс-службы ведомства Владимир Макаров тогда особо подчеркнул, что "это первый случай самоубийства в Печах в этом году".

Оставим в стороне то, что Макаров не имел права утверждать, что Коржич покончил жизнь самоубийством, так как следователи до сих пор не выяснили все обстоятельства происшествия, и даже теперь ещё разрабатывают три версии смерти солдата. Важно другое: утверждая о "первом случае", Макаров якобы уверяет нас, что то, что произошло, — исключение. Но другие несчастные случаи, которые произошли в Печах, свидетельствуют об обратном.