21 октября 2017, суббота, 6:21

«Отписала квартиру соцработнице после пяти месяцев ухода»

88
Внуки Юлия и Юрий

Внуки пытаются оспорить завещание бабушки.

Надежда Захарова умерла 12 марта 2017 года. Ей было 85 лет. На похоронах родные бабушки узнали, что свою «однушку» пенсионерка переписала на соцработника, которая ухаживала за ней чуть больше пяти месяцев. В милиции, изучив ситуацию, возбуждать уголовное дело отказались и сообщили: в данном случае усматриваются гражданско-правовые отношения. Сейчас внуки Надежды Михайловны хотят обжаловать завещание в суде, пишет tut.by.

Юлия и Юрий Захаровы — внуки покойной. К журналистам они пришли с внушительной стопкой документов — переписка с милицией, прокуратурой. Пять месяцев брат и сестра пытаются понять, почему их бабушка решила подарить квартиру чужому человеку.

— Надежда Михайловна жила одна с 2010 года, — рассказывает Юрий. — Тогда они с отцом разъехались: он — в Логойск, она осталась в Минске. Мы с Юлей ее навещали, но все равно периодически бабушка обращалась за помощью к соцработникам. В январе 2016-го к ней приходила женщина по имени Паулина. Насколько я помню, бабушку она обслуживала года два.

13 января 2016 года Паулина позвонила Юрию, сказала, что бабушке сообщили о смерти ее сына, их с Юлей отца. Спустя какое-то время квартиру в Логойске Надежда Михайловна продала. Все деньги, как у владелицы квартиры, говорит внук, были у бабушки.

— Покойный дед у нас был полковник авиации, — продолжает Юрий. — Где-то 1979-м его направили служить в Беларусь. Тут они с женой и осели, хотя сами родом из России. Там же остались и все родственники, поэтому в Беларуси из близких у бабушки только я и Юля.

Внуки не скрывают, бабушку они навещали не каждый день, а как получалось.

— Мы живем в разных частях Минска, — говорит Юрий. — У меня работа, маленький ребенок, не наездишься. Сестра тоже работает. Для таких случаев ведь и создана социальная служба. Мы знали: три раза в неделю бабушке помогает соцработник. При этом бабушке мы постоянно звонили, спрашивали, как здоровье, какие нужны продукты.

«Часов в шесть вечера соцработник перезвонила, сказала: встречаться незачем»

К концу 2016-го, продолжают внуки, настроение у Надежды Михайловны стало сильно меняться. Она начала конфликтовать, обижаться.

— Все чаще повторяла: «Осталась одна, бедная, несчастная», — вспоминает собеседник. — У бабушки была онкология, она принимала сильнодействующие препараты, поэтому перепады настроения мы списывали на таблетки и недавнюю смерть сына — моего отца.

— А потом она стала все реже подходить к телефону, — слово за Юлией. — Это был февраль, набрала ее после работы, не снимает. Я испугалась, поехала к ней через весь город, стучу — не открывает. Поговорила с соседями, сказали, что пару дней ее уже не видели. Стала стучать еще сильнее. Она подошла к двери, начала ругаться: сейчас, мол, вызову милицию. Видимо, не узнала. Ладно, подумала я, главное, жива, и уехала домой.

12 марта история повторилась. Вечером Юлия звонила, бабушка не сняла.

— Но я решила не ехать, лишний раз ее не пугать, набрала в скорую, — продолжает сестра. — Они сказали, что вызовов на фамилию Захарова не поступало. А назавтра нам сообщили: бабушка умерла.

— Юля набрала меня, я — морг, — вспоминает Юрий. — Там предупредили, чтобы забрать тело, нужен бабушкин паспорт. У меня его не было. Да у меня не было даже ключей от ее квартиры. Я поехал в территориальный центр Первомайского района, где бабушка обслуживалась. Там сказали, решайте все с ее соцработником, и дали ее телефон. Только это была уже не Паулина, а некая Светлана. Позже мы узнали: бабушку она смотрела с 3 октября 2016-го.

По словам Юрия, на его звонок, Светлана ответила, что очень занята, и попросила перенабрать через час. Потом еще через час, и еще через час, а позже и вовсе перестала снимать трубку. Тогда внук поехал в Первомайское РУВД. В заявлении он указал, что в доме Надежды Михайловны может быть крупная сумма денег от продажи логойской квартиры.

— Часов в шесть вечера Светлана мне перезвонила, сказала: встречаться незачем, — продолжает Юрий. — Мол, нам с сестрой ничего не завещано, похороны она организует сама, там все и объяснит.

«Проверка показала, бабушка отдавала отчет своим действиям»

После погребения, по словам Юрия, Светлана передала Юрию копию завещания. По документу все имущество Надежды Захаровой отписывалось ей.

— Я опешил от этой ситуации, но не скандалил, все-таки бабушку хоронили, — вспоминает тот день Юрий. — Назавтра Юля сходила в территориальный центр. Директор личное дело бабушки не дала.

— Я написала заявление, мне прислали ответ, — Юлия открывает документ и зачитывает. — «…информация о частной жизни физического лица и персональные данные относятся к информации, распространение или предоставление которой ограничено». Но ведь это наша бабушка! Почему мы не можем этого знать?!

В итоге Юрий написал заявление в прокуратуру Первомайского района. Просил проверить законность завещания. Из прокуратуры заявление перенаправили в Первомайское РУВД, а отсюда — в Советский: по месту нотариальной конторы, в которой и был заключен документ.

— Участковый устроил нам с соцработником встречу, — рассказывает Юрий. — Светлана не скрывала: когда бабушка умирала, она находилась у нее. Гладила сорочку, услышала, как Надежда Михайловна захрипела. Соцработник позвонила в хоспис, а потом в скорую. Пока скорая приехала, бабушка умерла. Уверяла, что о завещании на момент смерти ничего не знала.

22 июня 2017-го Юрий получил постановление Советского РУВД, в котором ему отказали в возбуждении уголовного дела в отношении Светланы.

— Проверка показала, оформляя завещание, бабушка отдавала отчет своим действиям, — сообщает Екатерина Вершицкая, официальный представитель ГУВД Мингорисполкома. — Факт мошенничества, а также сговора между нотариусом и соцработником не установлен.

В ходе следствия милиция также допросила нотариуса, которая заверила написанное Надеждой Михайловной завещание.

При опросе нотариус также пояснила, что в тот день Надежда Михайловна «была вменяема и отдавала отчет своим действиям».

«Соцработник работала у нас около года, нареканий со стороны подопечных на нее не было»

Во время опроса нотариус также рассказала, что в марте 2016-го Надежда Захарова к ней уже обращалась и просила отменить доверенность, которую она выписала на Юрия. Мол, она очень недовольна, что он снял и не вернул деньги. Что за деньги и откуда он их снял, она не объяснила.

— Я не понимаю, что она имела в виду, — поясняет Юрий. — В последнее время бабушке постоянно казалось, что все хотят ее обмануть. Конфликт у нас с ней был всего один — из-за квартиры, в которой жил отец. Цены на рынке в тот момент сильно упали, и я не хотел ничего продавать, сам платил коммунальные. Бабушка настаивала на продаже и готова была отдать квартиру за 12−15 тысяч долларов. Я сказал, что искать покупателей не буду. В итоге сделка прошла через агентство, даже не знаю, какой была цена. А обида, видимо, осталась.

На основании заявления на имя начальника Советского РУВД в милиции Юрий ознакомился с материалами проверки по случаю с его бабушкой. Там он наткнулся на документ с результатами служебного расследования. Здесь написано: Светлана не отрицала, что в ее трудовом контракте есть пункт, который запрещает ей совершать гражданско-правовые сделки с подопечными.

Кроме того, в расследовании указано, что в то время, когда составлялась доверенность, соцработник должна была предоставлять услуги другим подопечным. Документально поездка к нотариусу не оформлялась, договор на оплату бабушкой данной услуги не составлялся.

В Советском РУВД Юрию посоветовали обратиться в суд. «В данном случае, — написано в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела, — усматриваются гражданско-правовые отношения».

Сейчас внук готовит документы в суд.

«Нареканий со стороны подопечных на нее не было»

В пятницу, 28 июля, журналисты дозвонились до Светланы. Она сказала, что готова рассказать свою версию произошедшего. Журналисты договорились созвониться в понедельник, 31 июля, и определиться с датой и местом встречи. В понедельник Светлана трубку не взяла, во вторник, среду и четверг — тоже.

В территориальном центре социального обслуживания населения Первомайского района Минска она больше не работает. Написала заявление об уходе.

За то, что соцработник ходила с бабушкой к нотариусу в то время, когда должна была предоставлять услуги другим подопечным, ее привлекли к дисциплинарной ответственности.

— Светлана Николаевна работала у нас около года, — говорит директор центра Елена Филимонова. — Нареканий со стороны подопечных на нее не было.

Фото: uznayvse.ru

По словам Елены Филимоновой, Надежду Захарову в их территориальном центре знали лет пять. Она периодически обращалась за помощью, а в прошлом октябре перешла на постоянное обслуживание.

— Женщина обратилась к нам сама, значит, у нее были на это основания.

— Внук говорит, что Надежда Михайловна принимала серьезные лекарства и соцработник это контролировала.

— Контролировать прием лекарств может только медработник, — поясняет директор. — Все, что может соцработник, — получить по рецепту лекарства в аптеке и принести подопечному.

— Запрещены ли соцработникам гражданско-правовые сделки с подопечными?

— В трудовом контракте соцработников есть запрет на совершение двухсторонних гражданско-правовых сделок. Сюда относятся договор купли-продажи, рента, дарение, — говорит Елена Филимонова. — Принятие наследства по завещанию является односторонней гражданско-правовой сделкой. В данном случае таким было волеизъявление бабушки.

«Мы виноваты, что нечасто навещали бабушку, но мы делали, что могли»

Квартира Надежды Михайловны пока пустует. По словам Юрия, вступить в наследство соцработник сможет только в сентябре. О деньгах за логойскую квартиру внукам ничего не известно.

— Я не раз прокручивал в голове эту ситуацию, — рассуждает Юрий. — Конечно, мы виноваты, что нечасто навещали бабушку, но мы делали, что могли. Она была женщина своенравная, с ней приходилось непросто. Честно, если бы она переписала квартиру на соцработника, который за ней ухаживал годы, у меня бы и вопросов не возникло.

К тому же, говорит собеседник, пару лет назад после инсульта Надежда Михайловна уже составляла договор ренты на квартиру со своей подругой. К счастью, здоровье бабушки тогда поправилось, и она оспорила этот документ в суде.