21 августа 2018, вторник, 13:07
Рубрики

Битва при «Хартии»: ИТ против спецслужб

21
Юрий Дракохруст
Фото: Радыё Свабода

Важно не что говорят, а кто говорит.

Заявление, которое опубликовал предприниматель Виктор Прокопеня в своем фейсбуке по поводу блокирования «Хартии-97» - показатель интересных процессов, которые происходят в белорусской власти. Говорю - во власти, так как Прокопеня - не «диванный» активист, не штатный обозреватель независимого СМИ, не известный блогер и даже не просто очень богатый бизнесмен.

Блокировка информационных сайтов портит реноме белорусской власти на Западе, эта мера - удар по перспективах ИТ-страны, она распугает инвесторов, которых хотят привлечь - все это общие места, банальности, которые после атаки на «Хартию» не высказывал, наверное, только ленивый.

Парк высоких технологии в Минске

В случае с демаршем Прокопени интересно и важно не то, что говорится, а кто говорит. При этом неважно даже, прав бизнесмен во всех своих оценках последствий блокирования «Хартии». Полагаю, что не во всем. Разумеется, обойти блокировку - не очень сложная задача. Но опыт показывает, что далеко не все способны и склонны пользоваться этими обходами.

Ситуация не аналогичная, но в чем-то похожая - заблокированные в Украине «ВКонтакте» и «Одноклассники» тамошние любители этих социальных сетей также научились легко обходить. Но в итоге аудитория Вконтакте в Украине после блокировки уменьшилась на 60%.

Не до нуля, средства обхода и правда довольно эффективны, но и блокировка дает ощутимый эффект. Боюсь, что и в отношении «Хартии» определенный эффект она будет иметь.

Виктор Прокопеня

Идеалы и интересы

Однако, судя по всему, Прокопеню наиболее обеспокоило в решении Мининформа его последствия не внутри страны напрямую, а влияние на бизнес, на зарубежных партнеров.

О чуствительности предпринимателя к международному резонансу свидетельствует печально известный «Прокопенягейт», когда он и его соратники добивались, чтобы СМИ удалили сообщения о его прежнем содержании за решеткой. Те сообщения напрямую затрагивали его интересы. Сообщения о блокировке «Хартии» не удалишь, нынешние и потенциальные партнеры Прокопени и ИТ-отрасли Беларуси их прочитают. И это тоже, и в гораздо большей степени, затрагивает интересы предпринимателя и его коллег.

А за свои интересы люди иногда способны бороться, что Прокопеня и сделал своим заявлением. Самый интересный момент в его демарше - прямое обвинение в адрес неназванного ведомства, которое, по его словам, было организатором и вдохновителем блокировки информационных сайтов.

Кстати, можно увидеть определенную симметрию ситуаций. В прошлом году Прокопеня со своими единомышленниками, соратниками и партнерами, в том числе и во власти, пролоббировали ИТ-декрет. Сейчас люди из того самого неназванного ведомства сделали то же, пролоббировав блокировки «Белорусского партизана» и «Хартии».

Необязательно в ответ на ИТ-декрет, хотя и это не исключено, по крайней мере, косвенно. Напрямую ИТ-декрет не очень затрагивает интересы силовиков. Но место вокруг «тела» ограничено. Когда его начинают занимать яйцеголовые рыцари продуктового программирования и майнинга, то люди в погонах наносят ответный удар, чтобы восстановить status quo.

Разумеется, обе стороны апеллируют к интересам общества и страны, как они их понимают: блокировщики «Хартии» - к стабильности, Прокопеня и его единомышленники - к экономическому росту. И это необязательно только риторика, субъективно они скорее всего и вправду считают, что своими действиями заботятся о Родине. Но просто надо иметь в виду, что за этими различными видениями - реальные практические интересы.

Главный редактор «Хартии-97» Наталья Радина на форуме правозащитников в Литве

Кто выбирал кардинала Ришелье?

Иногда в Беларуси ведутся глубокомысленные обсуждения, есть ли в стране политика. Какая политика, когда выборов нет? Но политика значительно старше демократии. Скажем, во времена, описанные Дюма в «Трех мушкетерах», народ не избирал ни кардинала Ришелье, ни королеву Анну. Однако сказать, что политики тогда во Франции не было, как-то не приходится - именно она и описана в знаменитом романе.

Ну так вот и в современной Беларуси она примерно такого же рода, властные и околовластные элиты борются за свои интересы, за влияния, за место возле «престола». Разумеется, это борьба не между чистыми принципами. А если и между принципами, то воплощена в интересах соответствующих групп.

Прокопеня - не самоотверженный борец за свободу слова. Тот же «Прокопенягейт» свидетельствует, что предприниматель находился с этим святым и чистым принципом в сложных отношениях. Да и положения ИТ-декрета совсем неочевидно ведут напрямую к сплошному счастью всего белорусского народа.

Но в данном случае конкуренты в погонах замахнулись не только на принципы, а на кровные интересы тех, кого представляет Прокопеня. Которые в данном случае совпали с принципами.

В заявлении Прокопени противоречия между группами возле «трона» вырвались на поверхность.

Вся жизнь — театр?

Можно, разумеется, предложить и конспирологическую версию появления демарша Прокопени, мол, все это срежиссированно, согласованно. КГБ проводит свою работу по верховному приказу, а бизнесмен отбеливает эту самую верховную власть, сваливая вину на людей в погонах. Теоретически это возможно, хотя не следует преувеличивать способность системы к многоходовкам. А самое главное, почему такая конспирология представляется неуместной - потому что никакого отбеливания не происходит.

Западным инвесторам абсолютно безразлично, нарушают правила в какой-то далекой экзотической стране по приказу верховной власти или это самодеятельность влиятельных околовластная кланов. Правила нарушаются, значит, надо по крайней мере лишний раз подумать, стоит ли туда вкладывать деньги. Изменить эту логику не в состоянии никакие действия Виктора Прокопени.

Поэтому представляется все же более правдоподобным, что нет никаких многоходовок и имитаций, а есть банальная вещь, свойственная людям со времен, когда они слезли с деревьев - политика, борьба за интересы, ресурсы и влияние.

Каким будет результат этого раунда борьбы, сказать сложно. Это не столкновение гражданского общества и властного «бетона», это конфликт, причем конфликт, который стал публичным, внутри «бетона», который, как выясняется, не такой уж и монолитный.

Полагаю, что ответ мы узнаем в ближайшее время. Политика имеет свои законы. И поэтому самым маловероятным представляется, что ситуация как-то сама рассосется. В этом конфликте кто выиграет, а кто-то, соответственно, проигрывает, кто-то укрепит свое место возле «престола», а кого-то отодвинут.

И это не последний раунд борьбы, просто на этот раз она чуть ли не впервые стала достоянием гласности. Однако кажется, что изменения в Беларуси, если они состоятся, станут результатом не каких-либо Майданов или одного только Майдана, а именно такой борьбы сильных людей системы между собой.

Юрий Дракохруст, «Радыё Свабода»