26 мая 2022, четверг, 7:36
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Конец белорусской «многовекторности»?

14
Конец белорусской «многовекторности»?
Валерий Карбалевич

В Душанбе Лукашенко отличился антизападной риторикой.

Внимание к нынешней поездке Лукашенко в Душанбе на очередной саммит СНГ было вызвано не собственно самим этим форумом. Ведь Содружество независимых государств давно перестало быть действующей международной организацией, а превратилось в клуб президентов, площадкой для встреч и кулуарных переговоров руководителей постсоветских государств.

Также небольшой интерес вызвало и то, что поездке Лукашенко на саммит СНГ сопутствовал его рабочий визит в Таджикистан, переговоры с тамошним главой Эмомали Рахмоном. Лукашенко был в этой стране в мае. Торговля между Беларусью и Таджикистаном была небольшой, в 2017 году она составила всего $ 43 млн.

Важность поездки Лукашенко в Душанбе была обусловлена прежде всего предполагаемой встречей с Путиным и возможностью решения спорных вопросов в двусторонних отношениях, которые не удалось решить в Сочи. Эти переговоры в таджикской столице были анонсированы самим Лукашенко на совещании 22 сентября.

Он заявил тогда, что тема восстановления денежных субсидий по схеме «перетаможки» и импорта Беларусью российских нефтепродуктов продолжает обсуждаться, «и в Душанбе окончательно согласуем решение этого вопроса». И из заявлений посла России Михаила Бабича в Могилеве о том, что скоро Лукашенко и Путин объявят о результатах договоренностей, можно было предположить, что это как раз будет сделано в Душанбе.

Однако 27 сентября выяснилось, что в программе визита Владимира Путина в Душанбе встречи с Александром Лукашенко не предусмотрено.

Тем не менее, по комментариям Лукашенко российским телеканалам, его встреча с Путиным, все же состоялась. И обсуждали они вопрос безопасности. Можно предположить, что переговоры были короткими, где-то в кулуарах, что даже журналисты их не зафиксировали. О каких-то практических результатах ничего не сообщается.

Однако обращает на себя внимание неожиданная риторика Лукашенко в Душанбе. Она была заметно антизападной. Чего не было уже много лет.

В последние годы, особенно после нормализации отношений с Евросоюзом, переговоров в Минске по урегулированию кризиса вокруг Украины, официальный Минск выделил новый концепт внешней политики. Беларусь провозглашалась донором безопасности, миротворцем, белорусская столица претендовала на роль Хельсинки-2.

Выступая в мае на форуме «Минский диалог» Лукашенко говорил:

«Мы не с Россией против Европы и не с Европой против России. Для нас в принципе неприемлем вопрос, с кем мы ». Белорусские официальные лица постоянно выступали с идеей «интеграции интеграций», имея в виду тесное сотрудничество Евразийского экономического союза с Евросоюзом.

На этом фоне заявления Лукашенко в Душанбе звучали совсем по-другому. Прежде всего, идея «интеграции интеграций» была переформулирована. Лукашенко, выступая на саммите Содружества независимых государств заявил:

«Полагаю, что взаимодействие в формате СНГ должно быть синхронизировано с интеграционными процессами в Большой Евразии, особенно в рамках Шанхайской организации сотрудничества. Следует определить направления для сочетания возможностей наших стран с крупными международными проектами, в первую очередь с Экономическим поясом Шелкового пути».

Видите ли, в качестве партнеров уже предлагаются ШОС, китайский проект Шелкового пути, а не Евросоюз.

Более того, Лукашенко «наехал» на Запад:

«Сегодня мировые рыночные отношения все больше теряют признаки цивилизованного взаимодействия между странами. Мы видим, как с подачи Запада безапелляционно, в одностороннем порядке разрушается создаваемая десятилетиями система международной торговли».

А в уже упомянутом интервью российским телеканалам Лукашенко говорил о военной опасности со стороны Запада:

«Вопрос безопасности - это, можно сказать, центральный вопрос сегодняшнего саммита. Все президенты об этом говорят. Даже мы, казалось бы, спокойная Беларусь, постоянно об этом говорим, учитывая еще и те опасности и вызовы, которые таят в себе действия западных государств и НАТО у наших границ, у границ “союзного государства”».

И то, что именно этот вопрос, по словам Лукашенко, он обсуждал с Путиным, дали основание экспертам говорить, что речь шла о создании российской военной базы на территории Беларуси.

Стоит также вспомнить ряд шагов, которые сделал в последнее время официальный Минск в пику Украине. Лукашенко потребовал усилить белорусско-украинскую границу, так как якобы оттуда в Беларусь проникает оружие. Белорусская делегация в ООН голосует против всех предложений Украины.

Из всего этого можно сделать вывод, что одним из условий российской экономической помощи Беларуси, которые выставила Москва, является большая и активная солидарность с Россией в ее конфликте с Западом и Украиной. И Лукашенко вынужден делать определенные осторожные шаги в этом направлении. Так что, белорусская многовекторность сворачивается?

Думаю, рано делать такие выводы. Лукашенко будет вращаться, его заявления перед различной аудиторией станут все более противоречить друг другу. Но белорусам к этому не привыкать.

Валерий Карбалевич, «Радыё Свабода»