25 марта 2019, понедельник, 17:49
Вызов для каждого
Рубрики

«Жыве Беларусь, маладосці крыніца!»: белорусы на новогодних огоньках 70-х – 90-х

1
Фото: kp.by

Что пели и как выглядели наши известные артисты.

Белорусские артисты постоянно мелькали на новогодних советских экранах.

Журналисты kp.by нашли ролики, в которых можно увидеть антураж советского нового года, где главным блюдом стола вместе с салатом «Оливье», мандаринами и шампанским был телевизор. На советском ЦТ и БТ, оказывается, праздновали по-разному. Если в Минске без елочки в кадре практически не обходилось, то в Москве о новогоднем настроении порой напоминал едва различимый дождик на заднике сцены.

А легендарный диктор БТ Зинаида Бондаренко недавно рассказывала «Комсомолке», что огоньки поначалу записывали одним дублем:

- Пока не пришла эра эфиров в записи, мы наловчились от начала до конца записывать программу без «стопов», ведь иначе приходилось бы все повторять от и до. А живые выходы «Голубых огоньков» на Москву (все их вела я) снимали не только в студии: был, к примеру, эфир на плоту посреди Свислочи напротив здания телецентра на Коммунистической!

1970-е. Большая елка, немного комсомольской лирики и взлет «Вологды»

Редкая «Песня года» обходится без белорусов. В выпуске по итогам 1971 года там дебютировали «Песняры» с бессмертным «Касіў Ясь канюшыну» (ведущий концерта Игорь Кириллов объявляет, словно переводя название для москвичей: «Косил Ясь конюшыну»).

Праздничной атрибутики в кадре – хоть отбавляй. Одна высокая елка чего стоит! Но никаких поздравлений в программе не было – не формат. Но публику, судя по горячим аплодисментам, завел один только зажигательный свист косы, который имитировал вокалист Леонид Борткевич, и крепкие удары по металлическим тарелкам ударника Александр Демешко – их дребезжание перестукивает даже гитары.

В этом же фестивале поучаствовал и классический советский эстрадный певец Виктор Вуячич. Он спел лирическую песню «Верасы», а потом в сопровождении женского хора «Комсомольскую юность» о том, что у героя-комсомольцы «впереди еще много работы». Как говорится, новогоднее настроение в разное время воспринимали по-разному. И порой нужно было между бокалами шампанского подумать о высоком.

И в 1976-м на «Песне года» тоже выступил Вуячич (все-таки Беларусь не поставляла эстрадных звезд особо часто, зато каких!) со своей известной песней «Признание в любви». А там и «Песняры» появились с неистребимой «Вологдой», которая тогда только набирала популярность. Артисты ансамбля приехали на съемку сразу из аэропорта – они только-только прилетели с эпохальных первых американских гастролей.

На «Песне года-76» особенно постарались с новогодней атрибутикой – столько блестящих украшений и такого частого мелькания в кадре елки едва ли упомнишь. А может, все дело в том, что это уже цветная съемка и все цвета кажутся особенно сочными? Тем не менее, в следующем году сцена «Песни года» вообще оказалась без украшений – елочку поставили в сторонке и порой через нее снимали общие планы.

Кстати, записи будут интересны и поклонникам КВН: номера объявляет и молодой диктор ЦТ Александр Масляков.

1980-е. Много дождика, скромная «Малиновка» и зажигательный «Фантазер»

Даже на закате СССР все по-прежнему: одни белорусы продолжают участвовать во всесоюзной «Песне года», а другие смотреть любимую передачу по первой телекнопке. Как и всегда, результаты предыдущего года (в данном случае - 1989-го) показали уже в начале следующего. В случае с «Песней года» многое диктует устоявшийся формат программы: импровизации приветствовались, но в меру, так что вокруг елки никого прыгать не заставляли. Зато в конце 1980-х вполне можно было сбегать в зал и потанцевать с активными зрителями. Так и поступили Анатолий Ярмоленко с «Сябрамі».

Елка на сцене была, натуральная, украшенная почти как дома. Собственно, кроме нее и серебристых деталей оформления сцены о праздничном антураже ничего не напоминает. Конечно, кроме хлопушечных ленточек, которыми украсили солиста ВИА Анатолия Ярмоленко. Ну а выступают наши «Сябры» (все как один в белых сапогах с белорусским онаментом) со своим шлягером «Печки-лавочки».

Тогда же на фестивале выступил от Беларуси певец Ярослав Евдокимов. Пел артист своего «Фантазера». Сейчас это песня переживает вторую волну популярности, а тогда обыграть шлягер на строках «Ты сегодня с другим» Евдокимову помогла ведущая «Песни года» Ангелина Вовк: она присела у рояля, на котором играл композитор Александр Морозов.

А посмотрите, как живо реагируют зрители на выход Ярослава Евдокимова на новогоднюю сцену год спустя!

Но, конечно, если все происходящее сравнить с выступлениями начала 1980-х на тех же итоговых «Песнях года», артистам после горбачевской перестройки дали куда больше свободы. Да и атмосферы праздника прибавилось. Посмотрите хотя бы на записи начала 1982 года (это «Песня-81»), когда «Сябры» победили в телеконкурсе предыдущего года со своей «Олесей». Наш ВИА тут – сама скромность, а о новогодней съемке напоминают разве что скромные ленточки дождика на сцене.

Годом ранее немного больше повезло «Верасам» - к их статичному выступлению добавили балет. Правда, чтобы догадаться о новогодней принадлежности выпуска надо хорошенько приглядеться. Где-то у верхних кулис занавеса можно рассмотреть грозди дождика. А вот елки не было!

Но это все Москва. То ли дело Белорусское телевидение. Тут на сцене и елки, пусть и миниатюрные, серебристые, и музыкантов не запрещалось украсить пушистыми гирляндами. Как «Песняроў» на новогоднем огоньке 1982 года. Да и песня в тему – «Каляда».

1990-е. Натуральные елки, деревянные стулья и новогоднее «Жыве Беларусь!»

В начале 1990-х новогодние программы на Белорусском телевидении не смогли сделать шаг вперед. В республике только-только пережившей крах Советского Союза, лица на экране были те же лица, не поменялась и материальная база. Да и показывали в новогоднюю ночь на 1993 год, видимо, спецвыпуск выходившей на стыке десятилетий программы «Ночное рандеву». Об этом свидетельствует надпись, мелькающая в кадре.

Судя по картинке, съемки проходили в студии-шестисотке (площадью 600 м2) на Макаёнка, 9 или прямо в фойе телецентра, где по случаю соорудили небольшой помост. Из украшений – натуральная елка, по-простому украшенная дождиком и шариками. Никаких современных экранов – только отдельные световые гирлянды в очень скромном количестве.

Перед артистами из ансамбля «Песняры», судя по всему, поставили задачу взаимодействовать с аудиторией, потому фронтмены Владимир Мулявин и Игорь Пеня ненадолго выходят к сидящей за столиками публике поближе. Причем загвоздкой, судя по перемещениям музыкантов, стало то, что часть зрителей оказалась позади группы. Потому-то Мулявина и Пеню практически не застать в кадре в одно время – они работают на разные камеры (перебежки операторов с тяжелыми махинами хорошо заметны в кадре).

Выложенная в Сеть фондом Белтелерадиокомпании запись позволяет рассмотреть, что все происходило без особых изысков. Публику усадили на обыкновенные деревянные стулья, столы покрыты розовыми и белыми скатертями, а на них есть кое-что из новогоднего антуража. Например, заметно, что народ что-то разливает и поднимает бокалы. Но сколько тут бутафории и есть ли на столах шампанское, не ясно.

Любопытно, что тогда же «Песняры» с той же песней «Лявоніха» снялись и в московском новогоднем огоньке – трехчасовом концерте, который готовили в Останкино. Тогда еще сказывалась советская инерция – собирали хотя бы из некоторых республик бывшего СССР по одному-два артиста.

В Москве для номера белорусского ансамбля придумали сюжет: вокалист Игорь Пеня правил санями, а остальные участники ансамбля словно пытались зацепиться за них. Потом музыканты греются у бочки с огнем во дворе исторического здания и заигрывают с московскими барынями-сударынями.

Любопытно, что в один из моментов ролика музыка становится тише, а в кадре пробегает исполнявший главную роль в связующих огонек репризах Леонид Куравлев с криком: «Давайте достигнем консенсуса!» А что, юмор вполне в духе еще не забытой тогда перестройки.

Ну а завершить этот обзор можно Новым годом-1995. Тогда на БТ, вдохновившись успехом российских телепроектов, решили снова снять свой полноценный огонек. Руководил процессом Анатолий Ярмоленко. Специально для проекта композитор Владимир Сорокин на стихи Эди Огнецвет написал песню «Для згоды людской». К ней сняли клип со всеми участниками телешоу – получился белорусский аналог We Are The World или «Замыкая круг».

Поскольку в запись вошло немало неформальных кадров, ролик и сегодня смотрится живо. В звукозаписывающей студии мы видим самого Алесю, артистов «Сябров», Владимира Мулявина, Виктора Вуячича, Александра Тихановича и Ядвигу Поплавскую, Ларису Грибалеву. Есть в компании артистов совсем молодые Алексей Хлестов и его брат Андрей, элегантная Лика Ялинская – теперь более известная как Анжелика Агурбаш. С ней, пока произносят свой тост ведущие Зинаида Бондаренко и Егор Хрусталев, обменивается праздничным поцелуем Анатолий Ярмоленко.

Со всей мощью спела свои строки Ирина Дорофеева, тогда подающая большие надежды певица. А в шляпе со значком радиации показывает рокерскую «козу» лидер «Крамы» Игорь Ворошкевич. За актерский цех поздравил белорусов великолепный Ростислав Янковский.

Валерий Дайнеко и Инна Афанасьева поют дуэтные фрагменты, после одного из которых Валерий закружил Инну в вальсе. Сольно артистка подняла бокал шампанского в шикарной шубе, а Дайнеко спел фразу «Жыве Беларусь маладосці крыніца!» - пожалуй, это был последний Новый год, встреченный на госТВ под такие красивые слова.