19 июля 2019, пятница, 3:27
Мы в одной лодке
Рубрики

Крик души пинской учительницы: «Мы превратились в обслугу»

139

В Пинске продолжают активно обсуждать инцидент, произошедший в сентябре прошлого года в СШ №18.

Напомним, 11 сентября на крыльце Пинской школы №18 ученики соседней школы №10 катались на скейте и самокате и «троллили» взрослых. Те обратились за помощью к директору Фёдору Радиону, он попытался задержать 5- и 9-классника до прихода их родителей и социального педагога.

В школу пришла мама одного из учеников и увела детей. Позже было озвучено, что детей избили, и соответствующее заявление было направлено в Пинский ГОВД.

Кроме того, в соцсетях появилось видео из кабинета директора школы с описанием того, как он «зверствовал» (сейчас доступ к видео ограничен) и видео, которое сделали сами парни, где зафиксировано то, как они катаются на крыльце школы и демонстративно не реагируют на замечания взрослых.

В декабре минувшего года Фёдор Радион был признан виновным в совершении административного правонарушения по ч. 1 ст. 91 КоАП РБ «Умышленное причинение телесного повреждения, не повлекшего за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты трудоспособности» и оштрафован на 15 базовых величин.

Сайт media-polesye.by предлагает вниманию читателей письмо Лилии Мокиевец, учителя ГУО «Средняя школа №18 города Пинска» (публикуется без сокращения)

Чего изволите?

Когда-то в детстве, засыпая под мамины сказки, я время от времени невольно улетала в свои детские фантазии, мечтая о будущем, о профессии, о семье и детях, представляла, кем я стану, когда вырасту, кем будет мой супруг. И тогда ещё, лет 20-30 назад, у меня, как, наверное, у большинства детей того времени, была мечта (и я ни дня не сомневалась) – стать учителем.

Я с нетерпением ждала начала учебного года, аккуратно складывая тетрадки по стопкам, а спустя некоторое время снова перекладывала (как будто они сами поменялись местами), трепетно и с любовью надевала обложки на книги, предвкушая и как будто приближая тем самым эту долгожданную дату, – 1 сентября.

А когда пришло время определяться с профессией, я не смела изменить мечте детства, ведь в каждом учителе я видела кумира, а собирательный образ учителя, созданный в моём воображении, служил мне ориентиром и по сей день является путеводной звездой по жизни.

Да, все они разные – строгие и не очень, требовательные и снисходительные, веселые и серьёзные. Как и все мы, они – обычные люди, но одна вещь, которую не приобретешь с опытом и не научишься с годами, объединяла их – любовь. Безграничная любовь к детям.

Каждый из них, возможно, выражал её по-разному, ведь и методика преподавания, и стиль поведения у каждого был свой.

А мы, дети, в свою очередь, уважали и свято чтили каждого, потому что в глубине души знали: всё, чему нас учат и воспитывают, всё, что делают, это для нас и во имя нас. Конечно, тогда мы, дети, ещё не могли в полной мере оценить весь тот колоссальный труд, который ежедневно проделывает учитель. Но одна вещь объединяла и нас, детей, – уважение. Глубокое, искренне уважение к учителю, к старшим, ко всем работникам школы без исключения. Нас учили этому не только в школе, но и дома, в первую очередь. Нам прививали чувство коллективизма, сопереживания, долга, совести.

Я помню, как в классе втором-третьем учительница принесла в класс букет пионов, сорванный у себя в огороде, и сообщила, что сегодня День рождения у уборщицы, которая работала на нашем этаже. На уроке труда мы быстро смастерили открытки и поздравили её всем классом. На следующий день она отблагодарила нас большим кульком карамелек, завёрнутых в бумажный свёрток (тогда все конфеты заворачивали в бумагу). Не знаю даже, кто тогда испытал большую радость: мы – от полученных сладостей или «наша уборщица», никак, видимо, не ожидавшая такого внимания. Это теперь я знаю о её непростой судьбе и понимаю, к чему нас побуждала учительница, почему призывала видеть душу, а не облик.

Я могу бесконечно вспоминать такие «уроки жизни», преподнесённые мне учителями и школой в целом. Школа и до сих пор для меня особое место, ведь именно в наши руки вручены души и сердца будущих поколений. И оттого ещё больней и горестней наблюдать за тем, что происходит с ней сейчас.

«Нет, учителя не стали учить плохому, они также не призывают к хамству и невежеству, нет. Учителя всё те же альтруисты: они находят время, способы и причины не обделить вниманием того, кто в этом нуждается; находят силы и желание не остаться равнодушными к чужому горю и поучаствовать в помощи: находят, участвуют, помогают, подсказывают».

Учителя всё те же. Пока. Общество другое. Отношение к школе, к учителю, к старшему – вот что другое. И нет уже смысла ностальгировать по поводу статуса учителя, который увы, безвозвратно утрачен. Давно уже канули в лету времена, когда замечание, сделанное учителем, не поддавалось никаким сомнениям.

Да и не об этом, собственно, горюем. Выбирая данную профессию по зову сердца (а иначе нельзя, ведь все знают об уровне зарплат в образовании), каждый учитель самоотверженно отдаёт себя, надеясь завтра увидеть результат своего труда в своём ученике. Да, со временем многое изменилось в системе образования, и, увы, не к лучшему: на школу взвалили ряд прямых обязанностей родителей.

И вот парадокс: если ребёнок достигает определённых успехов, едва ли кто-то обмолвится лестным словом в адрес школы и учителей, но вот если вдруг чего не так, тут тебе и школу вспомнят, и всех учителей, которые не так учили, не так воспитывали, неправильно мотивировали. (О! Тема мотивации вообще стала любимейшей среди родителей с появлением Интернета).

Нет, я пока ещё не окончательно разочарована в выборе профессии, потому что действительно считаю её самой благородной, но в последнее время, что парадоксально, совершенно не уважаемой. Теплится во мне ещё надежда на восторжествование здравого смысла над абсурдом. А именно абсурд и происходит сейчас во многих школах (недавний случай в Могилеве, Пинске, многочисленные прецеденты в России).

Да, как видите, масштабы родительских полномочий, коими теперь наделены законные представители, поражают всё больше. Права родителей и детей как будто растут в геометрической прогрессии, а обязанности с такой же скоростью улетучиваются, тем самым перекладываясь на школу, классного руководителя, директора, завуча. В общем, на всех, кто хоть каким-то образом причастен к образовательному процессу.

И даже тогда, когда всё тот же классный руководитель, придя домой, проверив гору тетрадей на завтра, написав поурочные планы на послезавтра (потому что на завтра написала на выходных), ответив на бесконечные звонки возбуждённых родителей, обеспокоенных поведением своего Вадика, который порисовал книжку Тане, порвал тетрадку Ване, испачкал брюки, сломал игрушку.

Даже тогда, обнимая своих детей, он всё ещё мыслями с Вадиком, предвкушает встречу с его родителями, потому что, хоть и после уроков, но Вадик всё же подрался с Петей и выбил ему зуб. Кто виноват? Риторический вопрос. Снова он – этот вездесущий учитель!

Ведь даже если инцидент произошел не на территории школы, то нет, всё равно виновен! Почему, спросите вы? Потому что не научил, не проконтролировал, не предусмотрел, не предвидел. Но ведь он же знал, что Вадюша такой вот особенный. Мог бы уже и домой провести. А что, трудно что ли?

«Очевидно, современную школу превратили в учреждение, оказывающее услуги, прежде всего не детям, а их родителям. Качество оказанной услуги выражается в отметке. Плохая отметка – плохо оказанная услуга. А раз услуга оказана некачественно – надо жаловаться».

Жаловаться срочно! Пошли – погрозили, потребовали, а напоследок ещё и поучили, как нужно учить – глядишь, и получили желаемую отметку! (Кому ж теперь проблемы нужны).

Дальше – больше. Если так легко можно манипулировать учителем, – подумали предприимчивые родители, – то почему бы нам не расширить границы своих полномочий? И на примере Пинской СШ №18 реализовали свой амбициозный план. Нелепо, скажете вы? Да, именно так, на первый взгляд. А та лёгкость, с которой у них всё так ловко получается, поражает и шокирует: безответсвенные родители, невоспитанный подросток, враньё и искажение действительности со стороны данной семьи, – всё это не помешало в один день перечеркнуть всё, для чего жил и трудился Фёдор Викторович Радион.

«Заслуженный и уважаемый учитель, добросовестный и чуткий человек, Федор Викторович в сентябре прошлого года стал мишенью парочки малолетних хамов, которым он имел неосторожность сделать замечание по поводу их поведения и места, выбранного ими в целях развлечения».

«Лучше бы он прошел мимо», – подумаете вы. Быть может. Но он защищал учащихся своей школы, так как малолетние хулиганы учатся в соседней школе. А если бы пострадали малыши, которые большим потоком выходят на крыльцо школы? Так вот, виноват был бы снова учитель, в данном случае директор, который не предотвратил опасную ситуацию. Правда, иметь дело пришлось бы уже, видимо с другими родителями.

Сейчас Фёдор Радион находится в крайне шатком положении, на грани увольнения. Весь коллектив школы, а также неравнодушные родители всеми силами пытаются отстоять не только нашего руководителя, но и всю школу, учителей, воспитателей, всех тех, кто хоть как-то связан с преподаванием, с детьми, а, значит, с родителями. В противном случае, данный нонсенс можно смело расценивать как плевок в лицо всему учительству!

«Нам, учителям, придется осознать своё бессилие, уязвимость и незащищённость. И завтра со мной и с Вами может возникнуть подобная ситуация. Давайте не дадим развязать руки хамству и наглости! Отстоим себя! Ведь если сегодня мы не сделаем это, в нас завтра убьют последние искры энтузиазма, азарта и альтруизма, которыми наполнены учительские сердца!»

Сегодня Фёдор Викторович прошёл мимо ребенка, не сделал замечание на его дурное поведение. А завтра пройду и я, потому что не хочу оказаться на его месте, стать виноватой. Пройдут мимо и мои коллеги, потому что видели, чего стоит «борьба за справедливость».

А что, если обижать будут Вашего ребёнка? Вы, конечно, захотите разобраться, почему мы проигнорировали данную ситуацию. Возможно, накажете штрафом, затем, уволите, затем… Чего ещё изволите? Мы к Вашим услугам, уважаемые родители!