19 октября 2019, суббота, 14:00
Мы в одной лодке
Рубрики

Что не так с официальной версией о гибели инспектора ГАИ: пять нестыковок

Что не так с официальной версией о гибели инспектора ГАИ: пять нестыковок
Фото: «Радыё Свабода»

Непонятные моменты громкого дела.

В первой половине дня 20 мая, примерно через 80 часов после того, как под Могилевом нашли тело 22-летнего сотрудника ГАИ Евгения Потапович, Следственный комитет провел срочный брифинг. На мероприятии, которое не предусматривало вопросов со стороны журналистов и куда пригласили только небольшой круг государственных СМИ, начальник главного следственного управления СК Евгений Архиреев сообщил, что главная версия смерти офицера – суицид.

По словам следователей, к такому выводу они пришли после изучения всех обстоятельств смерти милиционера, его личной переписки и обнаруженных на месте происшествия следов. Тем не менее к версии, озвученной официальными представителями СК, также остаются вопросы, сообщает «Радыё Свабода».

Информацию об убийстве распространил сам СК

Первым о похищении офицера ГАИ в Могилеве около 20 часов 16 мая сообщил телеграмм-канал NEXTA.

«Чрезвычайное происшествие в Могилевской области! - говорилось там. - Весь личный состав областного УВД поднят по тревоге, а в регионе введен план «сирена». Похищен сотрудник органов внутренних дел - офицер дорожно-патрульной службы ГАИ».

Неофициальные сообщения о том, что тело сотрудника ГАИ нашли в лесу под Могилевом, появились через несколько часов. Первое официальное сообщение о смерти Евгения Потаповича пришло от СК в тот же вечер четверга. В телеграмм-канале Следственного комитета сообщили, что возбуждено уголовное дело по статье 362 ( «Убийство сотрудника органов внутренних дел в связи с исполнением им обязанностей по охране общественного порядка») и что дело находится «на личном контроле» председателя СК Ивана Носкевича. О «гибели во время исполнения служебных обязанностей» сообщило и МВД.

Почему следователи сначала уверенно называли смерть Евгения Потаповича убийством, а потом пришли к выводу о суициде, остается неясным.

На официальном сайте СК (по состоянию на 14.00 20 мая) говорится о расследовании именно убийство, хотя уголовное дело заводят и просто по факту смерти человека. Как, например, было в случае смерти Александра Коржича.

Наручники на руках

То, что руки погибшего были в милицейских наручниках, можно было увидеть на опубликованном фото с места смерти Евгения Потаповича. Непонятно, можно ли вообще самому заковать себя в наручники. А также - зачем это было делать. Вопросов добавляет и информация того же телеграм-канала NEXTA, согласно которой наручники на руках покойного были застегнуты ладонями наружу. При таком способе намного сложнее выполнять какие-то действия.

Черная «Волга»

По сообщениям Следственного комитета, первоначальная информация о черной «Волге» с российскими номерами и пассажирами неславянской наружности, которая могла увезти офицера ГАИ в неизвестном направлении, оказалось ложной. Она происходила от самого погибшего, который таким образом якобы «хотел сообщить о своем местонахождении».

Непонятно, каким образом Евгений Потапович мог так рассказать о месте своего предполагаемого самоубийства. Также остается загадкой, как он вообще добрался до места, где позже был найден труп. По версии СК, сотрудник ГАИ мог доехать туда на неустановленном пока попутном автомобиле. Следователи сейчас выясняют личность водителя, который отвез Евгения Потаповича в лес.

Причины самоубийства

Об этом тоже пока ничего неизвестно. Как следует из брифинге Следственного комитета, Евгений Потапович уже пытался покончить жизнь самоубийством, это случилось в апреле 2019 года. Однако остается неясным, почему, несмотря на попытку суицида, Потапович оставался служить в ГАИ и даже имел доступ к табельному оружию.

Также, по версии СК, с помощью личного ноутбука погибшего оперативники получили доступ к сообщениям, которые Потапович присылал знакомым. Те сообщения, по информации следствия, также содержали информацию о возможном суициде.

При этом друзья и знакомые Потаповича, с которыми общались журналисты вскоре после его смерти, однозначно характеризуют его как позитивного молодого человека, который имел планы на будущее и был доволен условиями службы в ГАИ.

Признаки насильственной смерти

Одной из самых шокирующих деталей истории со смертью офицера ГАИ под Могилевом стал снимок тела, опубликованный в телеграм-каналах. Его подлинность в СК не отрицают, следователи даже сами опубликовали еще одно фото, сделанное на месте происшествия. На обоих снимках видно, что труп милиционера обнажен ниже пояса, в паховой области видны следы крови.

По официальной версии, погибший сам разделся перед смертью и даже сжег свои форменные брюки с помощью заранее подготовленной горючей жидкости. Зачем это было делать и не может ли уничтожение одежды милиционера свидетельствовать о желании уничтожить следы преступления, в СК не объясняют. Не объясняют и того, почему Потапович перед смертью приобретал в магазине дрова и лопату (видео с камер наблюдения также показывали на брифинге в СК).

К тому же в понедельник 20 мая СК сообщил, что на теле у погибшего офицера не выявлено никаких повреждений, кроме выстрела в голову из табельного оружия. Но всего за три дня до того, 17 мая, на сайте СК появилась другое сообщение. В нем говорилось, что вечером 16 мая под Могилевом было обнаружено «тело 22-летнего лейтенанта милиции с признаками насильственной смерти».

Торжественное погребение Евгения Потаповича прошло утром 18 мая, менее чем через двое суток после смерти. Пока неизвестно, будет ли переквалифицировано заведенное после его гибели уголовное дело. Родители тоже пока никак не комментируют смерть сына.