13 декабря 2019, пятница, 10:58
Осталось совсем немного
Рубрики

Новый закон о призыве в армию: что-то пошло не так?

55
Новый закон о призыве в армию: что-то пошло не так?

В скандальном законе «об отсрочках» бросается в глаза ряд несуразиц.

28 июня 2019 г. «депутаты» «палаты представителей» приняли во втором чтении закон «Об изменении законов эффективного функционирования военной организации государства». Конечно, как справедливо отмечается во множестве появившихся комментариях, на данном законе «клейма некуда ставить», пишет аналитик Николай Буров в статье для сайта «Наше мнение».

В данном комментарии хотелось бы остановиться только на одной предлагаемой норме, а именно – граждане, признанные не прошедшими военную службу по призыву, не имея на то законных оснований, не смогут быть приняты на службу в МВД (ст. 3 законопроекта), МЧС (ст. 5 законопроекта), Государственном комитете судебных экспертиз (ст. 8 законопроекта), в органах финансовых расследований КГК (ст. 4 законопроекта), Следственный комитет (с. 7 законопроекта), а также поступать на госслужбу (ст.2 законопроекта).

Конечно, бросается в глаза ряд несуразиц. Во-первых, странный список силовых структур, куда хотят ограничить доступ уклонистам. На первом месте в этом списке само собой напрашивается Министерство обороны, но его там почему-то нет – о «нужных» людях военные позаботились. Понятно, хотя и несколько парадоксально, отсутствие КГБ, ОАЦ, Службы безопасности Лукашенко, других структур КГК, Государственного таможенного комитета, Государственного пограничного комитета. По-видимому, авторы законопроекта хотели подчеркнуть невозможность принятия на службу, но сохранение возможности для принятия на работу в качестве гражданского персонала. К сожалению, формулировка относительно этих органов не позволяет однозначно оценить, разрешено ли уклонисту устроиться на работу в эти органы.

Интересным является ограничение на поступление на госслужбу. Хотя в Беларуси не так уж много исследований, посвященных государственной службе в стране, те, что имеются, фиксируют достаточно умеренный престиж государственной службы. Параллельно и государство проводит значительные сокращения числа госслужащих в стране – почти на 40% с 2011 г. Из оставшихся около 37 тыс. человек – почти 70% (более 25 тыс.) женщины, которых, само собой разумеется, нормы закона не касаются.

Среди госслужащих молодежь в возрасте до 29 лет составляет около 13%, в то время как доля следующей возрастной категории (от 30 до 39 лет) – около 30% а в возрасте 40-49 – около 32%. Очевидно «проседание» за счет категории молодежи, вызванное, как представляется невысоким престижем госслужбы среди поколения, родившегося в 1990-е гг. Очевидный поколенческий разрыв должен, по идее, подталкивать власти к принятию мер по привлечению молодых людей в государственный аппарат. По крайней мере, на декларативном уровне этим занимается администрация Лукашенко. Разработанный закон, таким образом, прямо противоречит этой политике.

Станет ли такой запрет стимулом для юношей не уклоняться до призыва, дабы не лишать себя в будущем возможности для поступления на госслужбу? Учитывая характеристики поколений Y и Z, такое предположение представляется крайне сомнительным. Скорее, закрытие этой возможности усилит отток молодежи в IT-сектор и за рубеж, а государство – пусть и в слабой степени – усложнит для себя процесс поиска молодых кадров для госслужбы.

Немаловажным является и то обстоятельство, что в настоящее время власти работают над изменениями Закона «О государственной службе». Одним из новшеств, инициированных Лукашенко, является объединение в одном нормативном акте военной и государственной службы. Соответственно, люди, которые сознательно уклонялись от призыва на военную службу, вряд ли даже по своим склонностям будут стремиться стать государственными служащими.

Можно резюмировать следующее: даже в вопросе о государственной службе законопроект является странным и, очевидно, плохо проработанным, имеет откровенную провоцирующую коррупцию составляющую, и будет, хоть и в слабой степени, способствовать дальнейшей стагнации госслужбы в Беларуси.