25 августа 2019, воскресенье, 15:39
Мы в одной лодке
Рубрики

Какие «сюрпризы» для работников готовит новый Трудовой кодекс?

48
Какие «сюрпризы» для работников готовит новый Трудовой кодекс?

При его написании ориентировались на скандальные декреты Лукашенко.

В Беларуси недавно были приняты поправки в Трудовой кодекс: изменения одобрили в обеих «палатках» и отправили на подпись Лукашенко.

Что изменится в трудовых отношениях после вступления нового кодекса в силу? На вопросы Charter97.org отвечает юрист, правовой инспектор профсоюза РЭП по Гомельской области Леонид Судаленко.

- Во время обсуждения нового Трудовой кодекса говорилось о необходимости согласовать его с декретами Лукашенко №29 и №5 (о трудовой дисциплине и о требованиях к руководящим кадрам). Как вы оцениваете эти декреты и то, что при принятии поправок ориентировались на их нормы?

- Являясь специалистом в области трудового права, хочу отметить, что не нормы временных «президентских» декретов нужно встраивать в базовый закон о труде, а наоборот: временные декреты нужно принимать исключительно в рамках и на основании норм Трудового кодекса.

У нас, к сожалению, все происходит с точностью до наоборот.

Отсюда и ситуация, когда практически все экономически активное население страны работает в условиях временной занятости по краткосрочным трудовым контрактам, а напуганный «усилением требований к руководящим кадрам» директорат несет весь груз ответственности даже за те решения, которые он порой не принимает.

Здесь достаточно вспомнить судьбу молодого руководителя Борисовского деревообрабатывающего завода, который пострадал за решения, которые он не принимал.

- В рабочей группе по подготовке нового кодекса был только один юрист. Основную массу «разработчиков» госчиновники без юридического образования. Как вы это прокомментируете?

- Я, собственно, не знаком с персоналом этой рабочей группы и уровнем ее компетенций. Поэтому, как говорится – без комментариев.

Вместе с тем считаю, что любые поправки в базовый закон о труде должны разрабатывать трудовики-специалисты, имеющие в первую очередь и юридическое образование, и практический опыт.

Такими специалистами могли бы являться, например, правовые и технические инспектора различных профсоюзов, обладающие достаточным уровнем теоретических и практически навыков в области трудовых отношений. Если мы говорим о «демократических принципах принятия решений», то почему в рабочую группу не пригласили ни одного представителя независимых профсоюзов? Уверен, им было бы что сказать и что посоветовать.

- Новый Трудовой кодекс дает нанимателям намного больше оснований для увольнения работников, и эти нормы как раз взяты из декретов Лукашенко №29 и №5. Как вы прокомментируете то, что директорам предприятий дали дополнительные возможности для выставления людей на улицу?

- Скажу, что и действующая редакция Трудового кодекса в условиях декрета №29 дает практически безграничные возможности начальникам с директорами выставить того или иного не понравившегося им работника на улицу. Закончился, как говорится контракт и без объяснения причин – на выход.

Мне очень часто приходилось и приходится слушать в судах представителей работодателей, которые на вопрос, кто вам дал им право увольнять добросовестного работника, гордо и в тоже время цинично отвечают: «Декрет Лукашенко мне дал это право!»

Однако и этих полномочий кому-то показалось мало! Предлагается, например, поправка, наделяющая работодателей правом на увольнение работника по своей инициативе в связи с «грубым, однократным нарушением исполнительской либо трудовой дисциплины».

Напомню, действующие нормы Трудового кодекса допускают подобное только в случае систематических нарушений. То есть, сейчас нужно иметь нарушение и допустить его в течение года вновь. А завтра будут увольнять за разовое, пускай даже «грубое», нарушение!

Как мне представляется, рабочего человека хотят поставить в такую ситуацию, что бы он и рта не открыл, не требовал улучшения, например, условий своего труда, повышения зарплаты и т.д. Начнешь искать правду – окажешься на улице один на один со своими кредитами и статусом «трудоспособный, не занятый в экономике».

Напомню, с 1 октября по декрету Лукашенко №3 для лиц, потерявших работу, кроме горячей воды дорожает в 5,5 раза газ и отопление.

- Трудовой кодекс закрепляет созданную в Беларуси при Лукашенко контрактную систему: ей посвящена отдельная глава. Как вы оцениваете то, что Беларусь – единственная страна в Европе и СНГ, где с любым работником можно заключить краткосрочный контракт?

- Оцениваю отрицательно. Мне стыдно, что в моей стране, как я сказал выше, все экономически активное население страны работает в условиях временной занятости.

Это не приводит к стабильности трудовых отношений, рабочий человек лишен возможности долгосрочно планировать свою жизнь, в том числе и при решении таких жизненно важных вопросов, как строительство жилья в кредит, рождение и учеба детей, участие в политической и иной жизни страны, повышение своих, в конце концов, компетенций.

Человек наемного труда не уверен в завтрашнем дне, что не может не сказываться на результатах и эффективности его работы. Вот о чем надо думать государственным «мудрецам», если они себя таковыми считают, а не о сиюминутной политической выгоде, зажимая декретами человека труда в тиски.

Во всем мире общим правилом является стандартная, постоянная занятость, срочные трудовые контракты заключаются как исключение, для определения бонусов – например, спортсмену за результаты его игры. Срочные контракты применяются там, где невозможно установить постоянную занятость.

Никто никогда меня не убедит в справедливости заключения срочного контракта, например, с уборщицей. Об этом говорят, в том числе и конвенции МОТ, участницей которых является и наша страна.

- Что можно сказать о реальном отношении к трудящимся в Беларуси? Соблюдаются ли их права хотя бы в том объеме, который предусмотрен кодексом и законами? На чью строну становятся госорганы и официальные профсоюзы в спорных ситуациях?

- Вы меня вынуждаете привести свой конкретный пример.

До 2006 года я работал юристом в гомельском управлении «Белтрансгаз» (ныне «Газпром»). Тогда я согласился работать в команде альтернативного кандидата в президенты. Мой начальник стал вдруг уговаривать меня уволится с работы. А когда он получил категорическое «нет» – дождались окончания трудового контракта и уволили.

В результате я с тремя несовершеннолетними сыновьями оказался на улице без средств к существованию. Моя семья в год увольнения потеряла также и квартиру, которую строила работникам организация с выдачей корпоративного льготного кредита.

Будучи юристом, я не смог защитить свое право на труд даже в Верховном суде. Везде мне кивали: «Вы же понимаете, декрет Лукашенко».

А что официальный профсоюз, в котором я состоял? Помог? Их «помощи» хватило только на то, что бы сфальсифицировать заседание профкома, на котором принималось решение о согласии на мое увольнение. Этот документ появился уже после того, как его затребовал суд.

С тех пор я работаю инспектором труда в независимом профсоюзе и могу привести тысячи историй, когда люди наемного труда становились жертвами контрактной системы найма на работу. Отмечаю: везде официальные профсоюзы становятся на сторону нанимателей.

Вспоминаю случай, когда в одном из сельскохозяйственном предприятии женщины потребовали досрочного прекращения трудовых контрактов в связи с грубыми нарушениями со стороны нанимателя условий труда. И что вы думаете? Нанимателя по доверенности «профсоюзной организации» в суд явился защищать «профсоюзный» юрист…

И последнее. В прошлом месяце все профсоюзы мира внесли нашу страну в так называемый черный список. Международная конфедерация посчитала, что в Беларуси трудящимся не гарантируется соблюдение их прав, а власти продолжают репрессировать независимые профсоюзы, преследуя и приговаривая профсоюзных лидеров по сфабрикованным обвинениям.