2 октября 2020, пятница, 0:38
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

И это все не сказка

2
И это все не сказка
Иван Яковина

Путину понравилось полагаться на российского тотемного зверя.

Якутский шаман Александр Габышев уже в третий раз вышел в свой поход на Москву. Там он собирается изгнать в ад Владимира Путина, которого считает демоном.

Когда Габышев вышел в свой поход в первый раз, популярность Владимира Путина резко пошла вниз, а в центре Москвы начались массовые митинги оппозиции.

Когда он отправился в поход во второй раз, в центре Москвы началась стрельба. Один обезумевший любитель Путина с самодельным автоматом целый час держал в страхе ФСБ, МВД, убивая их сотрудников.

Тогда Габышева поймали и вернули домой почти сразу. Ну а сейчас, после начала третьего его похода, сам Путин объявил о кардинальной перестройке системы власти. Фактически она в России полностью изменится.

Поэтому всем скептикам хочу сказать: якутский шаман — это, наверное, единственный в России политический институт, который действительно работает. Во всяком случае, он намного живее, чем оппозиция, политические партии и профсоюзы, и свободнее, чем профсоюзы и судебная система.

Более того, его религиозно-потустороннее влияние уже круче, чем у православной церкви, которая окончательно превратилась в бизнес-корпорацию.

Я уже сейчас жду кинематографического столкновения между шаманом Габышевым и второй субъектной силой России — Владимиром Путиным. Хотя российский президент всеми силами пытается избежать встречи со своей судьбой, ему все же придется, так или иначе, сразиться с якутским шаманом на Красной площади.

Почти не сомневаюсь, что именно таким и будет финал путинского правления. Для моей передачи это было бы идеально. И подготовка к этому финалу уже началась.

Почему Путин меняет конституцию

Владимир Путин понимает, что срок его пребывания во власти заканчивается. Участвовать в очередных выборах президента он по закону не может. А если бы мог, то не победил бы в них из-за малого рейтинга — сейчас он примерно 30%. Проще говоря, он не может остаться во власти законным способом. Поскольку без власти его либо посадят, либо повесят, ему обязательно нужно найти другой способ.

И сейчас он думает, что нашел. Путин предложил поменять конституцию России. В новой конституции уже не президент, а парламент будет играть ключевую роль в назначении и отставке правительства, главных судей, а также всех руководителей силовых ведомств — вплоть до уровня областного начальника.

Но парламентской республикой Россия не станет. Дело в том, что президента и парламент будет контролировать новый орган — Государственный совет. Руководить им будет именно Владимир Путин. По сути дела, он станет царем, который стоит выше судебной, исполнительной и законодательной власти. Причем эта его роль будет закреплена в конституции.

Поэтому фактически Россия станет абсолютной феодальной монархией с декоративными элементами парламентаризма. Эта система больше всего похожа на Саудовскую Аравию или африканское королевство Лесото.

Поэтому, если поверить шаману, то его задача усложнится. Габышеву надо будет изгонять в ад не демона-чиновника, а демона царской крови. Это, я думаю, будет еще интереснее. Вы, кстати, можете смеяться, но сам Путин во все это верит.

Он дико религиозный и суеверный, постоянно молится, крестится, поклоняется мощам, общается со старцами, ходит в паломничества и так далее. Но главное — он очень боится самого шамана и даже отправляет на борьбу с ним прокуратуру, МВД и ФСБ.

Тотемная фамилия президента России

Есть у Путина и еще одна странная черта — он верит в значение имен и фамилий. Например, он не позволил своим дочерям носить его фамилию. У Марии фамилия Воронцова, а Катерина — Тихонова. При этом он до сих пор не признает их своими детьми, а только — «эти женщины».

Кроме того, из-за магического мышления Путин никогда не произносит фамилию Алексея Навального, и как можно реже упоминает Владимира Зеленского. В обоих политиках он чувствует смутную угрозу своей власти.

Интересные фамилии окружают Путина и в правительстве. Фамилия министра обороны, язычника Сергея Шойгу, с языка коми переводится как «яма, наполненная трупами». С его тезкой Лавровым все более или менее понятно.

А премьер-министр Медведев — это прямая отсылка к российскому тотемному зверю. Он не предал хозяина, когда тот уступил ему место президента в 2008 году, поэтому сейчас Путин решил сделать его своим заместителем и надсмотрщиком над силовиками. Для Медведева специально сделали должность заместителя главы Совета Безопасности — это такое российское политбюро, решающее все главные вопросы в стране.

Таким образом, там официально появилась должность заместителя Путина, который и возглавляет Совет безопасности. Путин надеется, что когда он окончательно станет царем, верный Медведев останется в СБ следить за тем, чтобы новый президент не поднял бунт.

Ну а самим этим президентом, вероятнее всего, будет еще один «человек-медведь». Его зовут Михаил Мишустин. Сейчас его назначили премьер-министром, а в 2024 году, если покажет себя молодцом, отправят на выборы президента. Видимо, Путину понравилось полагаться на российского тотемного зверя.

Правда, в этом случае выбор оказался немного странным. Если Медведев был постоянно спящим, мокрым и много пьющим, то его преемник оказался массовиком-затейником. По информации газеты «Ведомости» Мишустин пишет музыку для песен Григория Лепса, а также сочиняет частушки, эпиграммы и сатирические куплеты.

По словам источников издания, для подчиненных Мишустин постоянно устраивает разные концерты, а сами сотрудники исполняют частушки и поют на капустниках.

Как видите, ситуация сейчас в России складывается очень необычно. Суеверный узурпатор Владимир Путин сам собирается объявить себя царем. Главным своим защитником он сделает злого и сонного медведя-шатуна — Медведева. Главным по хозяйству будет веселый медведь с балалайкой и Лепсом — Мишустин.

Причем помешать этому всему планирует только якутский шаман Габышев, который считает Путина демоном, и собирается биться с ним на Красной площади, чтобы отправить его в ад. И это все не сказка, а почти дословное описание современной российской политики.

Иван Яковина, «Новое время»