19 января 2022, среда, 1:09
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Александр Фридман: Новая политика Германии не сулит Лукашенко ничего хорошего

2
Александр Фридман: Новая политика Германии не сулит Лукашенко ничего хорошего

Глава МИД в правительстве Шольца — сторонница жестких мер.

Новый канцлер Германии Олаф Шольц, а также новое правительство, сформированное из представителей трех партий — Социал-демократической партии Германии (СДПГ), либеральной Свободной демократической партии (СвДП) и партии «Союз-90»/«Зеленые», приняли присягу.

Как изменится курс ключевой в Евросоюзе страны? Ждать ли от Берлина ужесточения курса по отношению режима Лукашенко? Об этом в интервью сайту Charter97.org рассказал историк, доктор философии, выпускник Белгосуниверситета и преподаватель университета имени Генриха Гейне ( Дюссельдорф) и Саарландского университета  (Саарбрюккен) Александр Фридман.

— Какие главные отличия от правительства Меркель вы видите в правительстве Шольца?

— Во-первых, важное отличие по составу правительства. Правительство Меркель состояло из двух партий, сейчас же их три. Причем две партии («зеленые» и «либералы») приходят из оппозиции.

Коалиция позиционирует себя как современное правительство, там совершенно пропорциональный состав мужчин и женщин. Они позиционируют себя как правительство модернизации, хотят решать и отвечать на вызовы, которые сейчас есть. Причем как внутриполитические, так и внешнеполитические. Они не называют правительство Меркель плохим, но обозначают, что наметился своего рода застой. Особенно либералы и «зеленые» об этом много говорят. Эти партии считают, что этот застой нужно преодолевать и динамично двигаться вперед.

— Насколько сильно миграционный кризис, созданный режимом Лукашенко на границах ЕС, повлиял на политическую ситуацию в Германии?

— Интересный момент в том, что кризис начался до выборов. Во время предвыборной кампании этой теме серьезного внимания не уделялось. В Германию мигранты пребывали, но их было не так много и серьезного обсуждения не было. В конце сентября эта тема появилась, но особого внимания ей не уделялось, поскольку три ключевые партии, которые боролись за власть (социал-демократы, христианские демократы и «зеленые») избегали ее, так как этот вопрос ведет к поляризации немецкого общества.

«Зеленые» — это партия, которая выступает за прием мигрантов и предоставления убежища. Социал-демократы тоже в принципе за прием людей, смотрят на это весьма спокойно. У христианских демократов более сдержанная политика, но в целом это те партии, которые к миграции относятся положительно. Если взять население Германии, то там есть разные совершенно взгляды.

Есть люди, которые очень положительно воспринимают миграцию и предоставление убежища, есть и скептики, и критики. Поэтому эта не та тема, которую хотелось поднимать.

Потом началось формирование коалиционного правительства, а в это время миграционный кризис разгорался. Тогда политики вынуждены были реагировать и вопрос был неприятный. Потому что люди, которые находятся на границе ЕС, хотят именно в Германию.

Соответственно Германия и должна реагировать. И вот вопрос: Берлин этих людей принимает или не принимает? Если не принимает — то как же с гуманитарными ценностями, с правом на убежище. Если принимает — то это своего рода удар по отношениям с Польшей с одной стороны и потакание шантажу официального Минска, а с другой — если сегодня примешь 2 тысячи мигрантов, то завтра придется принимать 20-30 тысяч. Поэтому к теме приема они до сих пор пытаются очень аккуратно подходить, надеясь, что люди в большинстве своем все-таки вернутся на родину.

— Канцлер Олаф Шольц несколько раз очень жестко высказывался о Лукашенко и его режиме. Стоит ли ожидать, что позиция сохраниться? Ведь одно дело — предвыборные лозунги, другое — реальные действия на посту главы правительства.

— Критиковать он будет и будет поддерживать меры против Лукашенко. Он высказывался и о необходимости санкций, он и встречался с Тихановской. Поэтому эта поддержка определенно будет. Другой вопрос, более интересный, в отношении Шольца не в том, что он как-то изменит свое отношение к Лукашенко. Отношение к белорусскому диктатору стабильно плохое и Шольц совершенно не стесняется в выражениях. Он говорит даже жестче, чем говорила Меркель.

Вопрос скорее в том, как он собирается заниматься белорусским вопросом, насколько Москва должна быть вовлечена в это. Потому что позиция Меркель заключалась в том, что все белорусские вопросы мы пытаемся решать с Москвой. И даже когда она позвонила Лукашенко, она позвонила от безысходности, потому что решить эту проблему хотела с Москвой. Во время разговоров с Путиным ей, наверное, дали понять, что без разговора с Лукашенко там вообще ничего не сдвинется. Поэтому она в итоге решила сделать эти звонки, которые были ей совершенно неприятны и вызвали тоже неоднозначную реакцию.

Что касается Шольца — это вопрос открытый. Будет ли он пытаться говорить на белорусскую тему с Москвой или же московский фактор будет играть меньшую роль. Непосредственно Шольц острые углы обходит.

Например, сейчас один из таких вопросов — это проект «Северного потока-2». Он на эту тему сейчас пытается не высказываться, обходит стороной. Если взять тему Украины, например, Шольц выражают поддержку Киеву, но непосредственно на обострение сам канцлер не идет.

Однако мы имеем дело с коалиционным правительством. И в этом плане партия «зеленых» хочет взять под контроль внешнюю политику страны. Они говорят открыто, что это наша область, мы будем заниматься внешней политикой. А вот курс «зеленых» принципиально отличается во всем от курса Меркель, потому что они считают, что фактор Москвы преувеличен. Поэтому решать эти вопросы с Россией или полностью полагаться на Кремль — это неверный путь. Они сторонники жестких мер.

Если говорить о министре иностранных дел Бербок, то она сформулировала свою политику отношений с диктаторским режимами и она состоит из двух пунктов. Первый пункт — мы готовы к принципиальному диалогу. То есть диалог возможен, но если будет о чем говорить. Вопрос о чем говорить с Лукашенко еще открытый.

А второй пункт — это жесткость. Мы должны вести себя жестко, с точки зрения Бербок, а также отстаивать свои ценности.

По ее мнению не должно быть «Северного потока-2», по ее мнению Германия может бойкотировать Олимпийские игры в Китае, а в вопросах с Лукашенко необходимо проявлять жесткость.

Вопрос внешней политики будет еще прорабатываться. Возможно, будут какие-то внутренние конфликты, но Бербок настроена очень решительно, она хочет сама проводить внешнюю политику и не думаю, что она потерпит открытое вмешательство со стороны Шольца (если такое вообще будет). По крайней мере создает впечатление, что будущее внешней политики Германии будет базироваться на демократических ценностях. Ну и если это будет действительно так, то это Лукашенко, Путину и Си Цзиньпину ничего хорошего не сулит.

Еще отмечу, что в белорусских публикациях видел фиксацию на фигуре Шольца. Она представляется мне излишней. По той простой причине, что Шольц (как и вся его политическая карьера) говорит о том, что это человек, ориентированный прежде всего на внутриполитическую повестку.

Меркель была канцлером с внешнеполитическими целями, взглядами и так далее. Шольц в этом плане гораздо более заточен на внутреннюю политику, внешняя политика его никогда особо не интересовала. У них сейчас во время коалиционных переговоров «зеленые» были фактически единственной партией, которая хотела возглавить министерство иностранных дел. Внешнеполитических амбиций у Шольца серьезных нет (по крайней мере он их не демонстрирует). Поэтому у «зеленых» есть исторический шанс полностью взять на себя внешнюю политику Германии и переформатировать ее.

Фактор фиксации на личности Шольца мне кажется излишним, но никаким сторонником и поклонником Лукашенко он не является и являться не может. Просто Шольц очень спокойный человек. У него вообще эмоций мало. Он говорит о Лукашенко спокойно монотонно, но резко.

Вот если взять «зеленых» и ту же министра иностранных дел Бербок, то там гораздо больше эмоций, там больше экспрессии. И я думаю, что если когда-нибудь состоится разговор между ней и Лукашенко, то диктатору будет, мягко говоря, не очень приятно. Он многое о себе услышит.

— Еще один показательный момент — расследование, проведенное правозащитной организацией Libereco. Как оказалось, некоторые немецкие компании покупают рекламу на белорусских госканалах. Henkel заявил, что прекращает сотрудничество. Насколько сегодня в Германии подобное сотрудничество с белорусским режимом является токсичным?

— Оно является чрезвычайно токсичным. У этого доклада есть одна особенность, на которую, как я думаю, само Libereco не рассчитывало. Дело в том, что когда был опубликован доклад, он по времени был опубликован очень удобно. Как раз таки в тот момент, когда миграционный кризис еще есть и когда режим Лукашенко показал все свое лицо, а сущность этого режима дошла до еще большего количества европейцев.

То, что в этот момент крупные западные концерны размещают рекламу на канала Лукашенко, вызвало, мягко говоря, удивление. Для рекламодателей, которые вошли в десятку Libereco, это имиджевые потери.

Пример с Henkel очень красноречивый. Они не просто отказались покупать новую рекламу. Им очень важно было сделать дополнительное заявление, что они отказались от покупки рекламных сообщений не сейчас, не под влиянием доклада Libereco, а еще летом, до миграционного кризиса. Они очень не хотят, чтобы кто-то подумал, что они с этим режимом были связаны в период миграционного кризиса.

Думаю, что и другие фирмы, которые там представлены, последуют примеру Henkel. Однако особенность заключается в том, что когда был опубликован доклад, многие задали себе вопрос: что из себя представляет сегодняшняя белорусская пропаганда. И, например, обратили внимание на выходки того же Азаренка, Гигина и всех остальных.

Разумеется, эту пропаганду мало кто в Беларуси всерьез не воспринимает, еще меньше следят за этим за границей. Но когда, например, стало понятно, что реклама идет на канале СТВ, который пускает передачи Азаренка, который призывал недавно Урсулу фон дер Ляйен изнасиловать и другие вещи, возникает вопрос: что вообще с вами происходит, если вы размещаете там рекламу. Тем самым вы финансируете такие выходки.

Или Гигина, который сравнил фон дер Ляйен с Гиммлером в эфире «Беларусь 1». Задаются вопросы и теперь немецкие журналисты обратили внимание на эту пропаганду. Об этом будут писать, я думаю, более активно.

И этой пропаганде все это не сулит, опять же, ничего хорошего. Потому что если западная публика узнает, что пускают белорусские каналы и что там говорят, многие, я думаю, действительно ужаснутся. Так что западной рекламы, считаю, станет меньше.

Какие из этого будут последствия? Я думаю, что пропагандистские программы не прекратятся. Они же главным образом делаются для одного человека, для одного единственного зрителя. Но поскольку доходов от рекламы будет меньше — это скажется на качестве остальных программ. В итоге будет меньше сериалов, меньше фильмов, меньше спортивных трансляций. Так что со стороны Liberco это очень удачный тактический шаг опубликовать этот доклад именно сейчас. Об этом пишут, об этом много говорят.

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».