30 июня 2022, четверг, 0:57
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

«Беларусь в союзе с Украиной, Польшей и странами Балтии — это мощнейший региональный блок»

50
«Беларусь в союзе с Украиной, Польшей и странами Балтии — это мощнейший региональный блок»

Победа ВСУ будет означать и победу белорусских демократических сил.

Эксперт по вопросам внешней политики и политики безопасности фонда «Майдан иностранных дел», экс-советник посольства Украины в Канаде и Кении Олег Белоколос рассказал сайту Charter97.org о главных победах Киева на международном дипломатическом фронте и о том, как победа над Россией может поменять архитектуру безопасности в Европе.

— Украина уже почти три месяца отстаивает свою свободу и независимость. Как менялась реакция и помощь Киеву за это время со стороны Запада?

— Ситуация менялась буквально каждую неделю, это мы все видели. Скажем так, перед вторжением были поставки вооружения, потом они прекратились. После начала вторжения была некая пауза. Откровенно говоря, было видно, что некоторые страны не уверены в исходе, не уверены, что Украина выстоит. И только когда Украина выстояла, начали ее спасать. Вы помните, сначала простое вооружение, потом тяжелое вооружение. С каждым днем, с каждой неделей ситуация менялась.

Сегодня сложно назвать какую-нибудь страну в Европе, которая не поставляла бы Украине вооружение. Причем даже те страны, которые традиционно, скажем так, более лояльно относились к интересам России. И сегодня мы получаем оружие практически из всех стран Европы.

— Какие главные победы Украины на международном фронте вы бы назвали?

— Важным этапным событием я бы назвал встречу в Рамштайне, где было принято такое консенсусное решение, что Украину надо вооружать. Причем делать это на стратегической основе. То есть после того, как будут использованы какие-то типы вооружения еще советских образцов, будет перевооружение уже системное на основе вооружения натовского стандарта, если будет долгосрочная программа.

— Швеция и Финляндия, скорее всего, в ближайшее время присоединятся к НАТО. Как это меняет расклад сил на континенте?

— Во-первых это мощнейшее поражение сегодняшней России. Про это пишут и говорят сегодня все. Если Советскому Союзу удавалось добиваться лояльности со стороны Финляндии и, скажем так, нейтрального статуса Швеции, то сегодня война поменяла все. В Финляндии и Швеции поняли, что нейтралитет не спасает, увидели, чем чревато нападение Российской Федерации. Поэтому пошли в Альянс.

А это две мощные страны. У Финляндии очень мотивированные, профессиональные, с хорошей подготовкой и оснащением вооруженные силы. У Швеции же очень мощная промышленность оборонная. И это все — вклад в потенциал НАТО, в том числе и геополитический. Это и Арктика, подход к жизненно важным центрам России, НАТО будет доминировать в Балтийском море. Это существенно меняет ситуацию не только на севере Европы, а вообще по Европе в целом.

— У Украины долгое время не было стратегического подхода к режиму Лукашенко, что привело к атаке российских войск с территории Беларуси. Как Киев должен выстраивать отношения с Минском сегодня?

— К сожалению, была какая-то невнятная, я бы так выразился, политика в отношении этого режима. Режим Лукашенко после войны воспринимается здесь как враждебный, действующий заодно с агрессором, и относиться к нему надо соответственно. В то же время мы знаем, что белорусы, которые несогласны с режимом, они понимают, что победа Украины будет означать и победу демократических сил Беларуси. Поэтому воюют сегодня и, к сожалению, погибают на украинской земле, отстаивая независимость Украины и свободу Беларуси.

— А как сейчас выглядят экономические отношения Украины и режима Лукашенко?

— Честно говоря, детально не готов ответить на этот вопрос. Знаю, что произошли значительные сокращения в плане экономического сотрудничества. Но тут надо покопаться в материале, посмотреть статистику. Но по информации, которую я отслеживал на данный момент, сложно сказать, что какое-то общение в экономическом плане происходит между Украиной и Республикой Беларусь.

— В исторической перспективе, как поменяется архитектура безопасности в Европе и мире после победы над РФ?

— Я верю в победу, но не говорю, что она у нас уже в кармане и гарантирована нам. Существует определенная тенденция недооценки возможностей агрессора, у него еще много сил, он коварен. Кремль будет стараться использовать любые возможности в плане ослабления какого-то международного санкционного давления. Да, я верю в победу, как и все мы. Но здесь надо избавляться от излишнего шапкозакидательства и готовиться к серьезному и жесткому сопротивлению, противостоянию, которое еще развивается. Мы видим карты, есть как и наши победы, так и территории, которые удерживаются врагом. Это первый вопрос.

Второй — сегодня сложно сказать, какой будет архитектура безопасности. Несомненно, что мировое сообщество будет расслаиваться на такие, скажем так, союзы, которые будут отстаивать общие цели. Не обязательно это будет европейская архитектура. Думаю, что это будет какая-то глобальная архитектура. Мы сегодня видим союзнические отношения, например — Британии, Австралии, Японии, Канады. Эта система, скорее всего, будет встроена в какую-то глобальную систему группировок, которые будут иметь такой ситуативный характер и определяться отстаиванием каких-то общих основополагающих ценностей, на которых основано общество. Если мы говорим о условной демократической группировке, скажем так, то это могут быть Соединенные Штаты, какие-то европейские страны, Канада, Австралия, Япония, возможно — Южная Корея, возможно — Тайвань, также какие-то страны Латинской Америки.

В то же время будут страны, которые будут придерживаться другой точки зрения, тоже обладающие ресурсами: Россия, Китай, Иран, возможно, еще кто-нибудь. Я бы не говорил, что это будет исключительно европейская система, поскольку глобализация сегодня идет и в разных аспектах проявляется. Мы видим, как ситуация в Украине существенно влияет на ситуацию в той же Африке, причем непосредственно. Все взаимосвязанно и пока это можно условно увидеть. Будем наблюдать и увидим эту ситуацию уже ближе к развязке нашей войны. Но еще раз хочу подчеркнуть, что, к сожалению, развязка пока еще не просматривается. И это надо четко понимать, потому что недооценка чревата ошибками.

— Какой потенциал развития отношений есть у наших стран, когда Беларусь станет свободной?

— Это просто могучий потенциал. Мы в союзе с Польшей, странами Балтии и Беларусью можем просто составить такой мощнейший региональный блок, который по своим политическим, экономическим и военным возможностям будет иметь право на голос даже в глобальном каком-то масштабе. Хотелось бы, чтобы это все быстрее произошло.

В Евразии будет очень много проблем. И поэтому, конечно же, тесная взаимосвязь с соседом очень важна. С соседями надо стоять плечом к плечу и вместе встречать всякие вызовы. Чем быстрее это случится, тем лучше будет для всех, особенно в регионе. И я думаю, это был бы один из самых процветающих регионов Европы, а, может, даже и в мире, поскольку нам будут доступны великолепные природные возможности, интеллектуальный потенциал, экономическая свобода. Я думаю, мы сделаем просто чудо.

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».