4 февраля 2023, суббота, 7:54
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Бен Ходжес: Крым станет западней для оккупантов

9
Бен Ходжес: Крым станет западней для оккупантов
Бен Ходжес

Американский генерал дал эксклюзивное интервью сайту Charter97.org. 

Бывший командующий войсками США в Европе, генерал в отставке Бен Ходжес считает, что российская армия будет побеждена на поле боя в Украине. Такое мнение американский военный выразил в интервью сайту Charter97.org.

— Вы помогали в обучении украинских солдат в 2014–2017 годах. Наблюдая за событиями последних 10 месяцев, чувствовали ли вы гордость за принятые решения и предпринятые усилия?

— Я горжусь тем, что сделали наши солдаты, а также США в помощи с обучением украинских солдат, в помощи с обеспечением. К примеру — контрбатарейными радарами, «Джавелинами», медицинским оборудованием.

Я бы также сказал, что мы многому научились у ВСУ. Мы изменили нашу подготовку в Графенвере и Хоэнфельсе благодаря тому, чему мы научились у украинских солдат. Они помогли нам перейти от борьбы с терроризмом к отработке боя с подобным нам противником.

Я также очень горжусь тем, что командование армии США в Европе сделало для улучшения и увеличения нашего присутствия на всем восточном фланге НАТО, но особенно — в Румынии. Румыния стала центром притяжения для всего, что мы делали в Черноморском регионе. Там проделано много работы, чтобы улучшить наше присутствие и наши возможности.

— Когда вы наблюдаете за новостями о том, как российские солдаты грабят, насилуют и пытают мирных жителей, какие чувства это вызывает у вас, профессионального военного? Почему этос важен на поле боя?

— Тошнотворно видеть солдат, которым государство дает оружие и полномочия применять смертоносную силу, злоупотреблять этой силой против невинных людей. Очевидно, что это незаконно.

Война — страшная вещь, солдаты испытывают огромное давление, когда их товарищей убивают, люди видят много ужасных вещей. Мы знаем это из тысяч лет истории. Вы должны привить такую культуру своим вооруженным силам и каждому подразделению, чтобы быть уверенным в том, что люди знают закон, знают что приемлемо, а что нет.

Когда я вижу сообщения о преступлениях российских военных, это идет с самого верха. Владимир Путин несет ответственность за разрешение или даже за поощрение этих военных преступлений: обстрелов мирных жителей ракетами, беспилотниками, снарядами. Он наградил командира части, ответственной за убийства в Буче. Это большой сигнал для всех, что «все окей», что этого от них и ждут.

К счастью, думаю, мир сейчас всё видит. К России нет доверия. Такое гниение, которое происходит внутри страны и внутри подразделений, в конечном итоге приводит к ее моральному краху. Вот почему Российская Федерация во главе с Кремлем катится по наклонной.

— Могут ли люди, которые совершают подобные преступления, воевать эффективно?

— Да, могут. Во время Второй мировой войны некоторые из самых эффективных частей Вермахта также несли ответственность за злодеяния, то же самое с японскими и советскими частями.

Нет автоматического разделения по боевым навыкам, но есть моральное гниение внутри подразделения, в котором есть преступники. Доверие не может сохраняться на прежнем уровне. Если вы готовы убивать невинных людей, то вы также готовы убить своих сослуживцев, убить своего командира, если он вам не нравится или применять насилие другими способами. Со временем такие подразделения перестают быть боеспособными.

— Российские силы в Украине имеют очень своеобразную структуру: есть регулярные войска, срочники, новомобилизованные из всех слоев общества, зеки, кадыровцы. Как генерал армии США в отставке, какую оценку вы бы дали такой структуре российских сил в Украине?

— Пока, судя по тому, что я видел, они не очень эффективны. Все мы полагаемся на сочетание регулярных войск, элитного спецназа, резервистов. Половина армии Соединенных Штатов — регулярная, другая половина — резерв Национальной гвардии, мы зависим от этого.

В большинства стран есть компонент резерва, но это не то, что я вижу в России. В РФ я вижу реагирование Кремля на проблему, которую они создали сами. Они думали, что смогут войти в Украину теми силами, которые у них были. И вот, почти год спустя, каждый день они теряют сотни убитыми, поэтому России приходится проводить массовую мобилизацию. Население явно не хочет там находиться. Ни один русский солдат не хочет там находиться, ни один.

В итоге получается эдакая смесь разных типов солдат, которые не обучены и не являются сплоченными формированиями. Еще более вредоносным является отсутствие слаженного управления и субординации. Мне кажется, Рамзан Кадыров делает то, что ему заблагорассудится. Он не подчиняется приказам Генерального штаба. Мы видим очень мало сообщений об убитых или брошенных в мясорубку чеченцах. Есть Евгений Пригожин, который поставил свою личную репутацию на одно место — Бахмут. Они терпят неудачу, поэтому он должен продолжать подбрасывать пушечное мясо. Есть регулярная армия, которая полностью обескровлена. Лучшие части русской армии — это ВДВ, а большинство их командиров и опытных бойцов убиты или ранены.

В конечном итоге получается смесь людей, а не обученных и сплоченных подразделений, которые были бы эффективными в ужасных условиях. Обычно командиров убиваю чаще: командиров рот и взводов, командиров батальонов, тех, у кого может быть больше опыта, потому что они больше задействованы — их убивают. Теперь есть новые солдаты без старых командиров.

— Есть мнение, что Запад и Украина в какой-то момент должны пойти на соглашение с Путиным только из-за того, что у него есть ядерное оружие. Каков ваш ответ на такую точку зрения?

— Именно на это и надеется Кремль: что угроза ядерного оружия заставит Запад прийти к какому-то решению путем переговоров. Но я не думаю, что есть высокая вероятность того, что Россия может это сделать [применить ядерное оружие]. Конечно, необходимо серьезно относиться к российской угрозе, потому что у них есть тысячи единиц ядерного оружия. Очевидно, что им все равно, сколько ни в чем не повинных людей погибнет, даже своих собственных. Однако применение ядерного оружия не даст России никаких преимуществ на поле боя.

Думаю, российский Генеральный Штаб верит угрозе президента Байдена, что будут катастрофические последствия [в случае применения ядерного оружия]. Люди, способные мыслить профессионально, думаю, помешают Путину или отговорят его от применения ядерного оружия.

На Западе следует осознать и принять идею о том, что Россия будет в традиционном понимании этого слова побеждена на поле боя. Они будут вынуждены уйти из Крыма. Они не смогут это остановить. Нет никаких способов, какими бы Россия могла бы обратить вспять эту динамику.

С каждым днем Украина становится чуточку лучше в плане логистики. У них есть 2 миллиона человек, ожидающих вступления в армию. В России существует серьезная кадровая проблема. Их логистика ухудшается, санкции усугубляют ситуацию с каждым днем. Думаю, мы увидим, что к концу августа Украина освободит Крым.

— Но у России есть бесконечный запас боеприпасов (очень старых), у Китая, Северной Кореи тоже. А как насчет Запада? Достаточно ли у него боеприпасов или мощностей для их производства, чтобы продолжать оказывать помощь Украине?

— Во-первых, позвольте мне оспорить ваше предположение о том, что у России бесконечное количество боеприпасов, а также намек на то, что Китай и Северная Корея предоставят еще больше. Я сомневаюсь в том, что Китай будет поставлять боеприпасы России. Думаю, глава КНР Си понимает, что Россия проигрывает, а Китай не хочет быть прикованным наручниками к трупу. Думаю, что даже Лукашенко понимает, что Россия — это труп, а когда-нибудь война закончится. Думаю, другие лидеры начинают задумываться, насколько близко они хотят ассоциироваться с тем, что происходит в России.

Обнаружилось, что у США, у других союзников и партнеров нет в достаточном количестве боеприпасов — это проблема. Наша промышленность работает, думаю, на увеличение производства, но это действует не так, как выключатель света. Нужно время, чтобы изменить производственную базу, цепочку поставок, необходимых для всех компонентов, будь то обычная артиллерия или высокоточное оружие. У нас, безусловно, есть потенциал и возможность сделать намного больше. Просто на данный момент под рукой у нас не так много.

Однако Чехия поставляет 24 самоходные 152-миллиметровые гаубицы DANA. Для этого присылают боеприпасы, а Украина уже производит боеприпасы для 152-миллиметровых гаубиц, как и другие страны Восточной Европы.

— Какие виды западного вооружения, которых пока нет в Украине, больше всего необходимы для наступления?

— В первую очередь — высокоточное оружие большой дальности. Примером может служить ATACMS: дальность — 300 километров, приземляются в квадрат размером примерно в один метр. Они дали бы Украине возможность прямо сейчас прекратить использование Крыма в качестве убежища. Они могли бы сегодня наносить удары по Севастополю. ВСУ могли бы наносить удары по каждой российской авиабазе и складу боеприпасов в Крыму, если бы у них были ATACMS или если бы у них были боевые беспилотники Grey Eagle и Reaper.

Так как мы несколько ограничили потенциал возможностей, которые мы поставляем в Украину, по сути, мы предоставляем России зону безопасности: им просто нужно отойти за пределы дальности HIMARS GMLRS, а затем они просто безнаказанно стреляют по гражданским целям на территории Украины.

Очевидно, украинцы не сидят сложа руки. Они разрабатывают свои собственные технологии, поэтому время от времени мы видим удары беспилотников по базе в Крыму или по авиабазе в глубине России, но наша политика предоставляет безопасное убежище России. Мы должны это изменить.

Во-вторых, продолжать искать варианты помощи в нивелировании атак на гражданские объекты, как крылатыми ракета так и беспилотниками. Украинцы очень хорошо сбивают беспилотники (некоторые, все же, прорываются), но на подходе еще сотни. Не стоит применять против них Patriot, можно было бы использовать «Стингеры» или другое кинетическое решение, сохранив Patriot и С-300 для крылатых ракет.

Третье, что им нужно, это наша бронетехника. Она будет полезна, когда динамическая фаза этой кампании возобновится, что, я думаю, может произойти скорее раньше, чем позже. Думаю, администрация Байдена вот-вот объявит, что собирается предоставить боевые машины Bradley (объявление состоялось после записи интервью — прим. ред.). Франция объявила, что собирается предоставить AMX-10 — все это имеет хороший потенциал.

Хотелось бы видеть, как США, Германия и другие страны начинают обучать украинских солдат использованию «Абрамсов» и «Леопардов», пока они все еще пытаются принять политическое решение о том, предоставлять их или нет. Не надо ждать политического решения для того, чтобы начать обучение.

— Вы предполагаете, что в ближайшее время в Украине произойдут более динамичные события и серьезные изменения?

— Не хотелось бы говорить о больших изменениях. Я думаю, украинский Генштаб очень хорошо и основательно отрабатывает по российской логистике, транспорту, штабам. Почти каждый день есть новости об ударе по складу боеприпасов или мосту. Это правильные цели. Это часть подготовки для того, чтобы снова начать продвижение.

Очевидно, погода — часть этого, но гусеничные машины могут продвигаться и по грязи, так что, думаю, погода не играет определяющей роли. Думаю, главным фактором является желание Генерального штаба ВСУ убедиться, что они сделали все возможное, чтобы дать своим солдатам наилучшие возможности для достижения успеха.

Очевидно, что Крым — местность, имеющая решающее значение, именно он. Думаю, Генеральный Штаб будет следить и за Беларусью, и за Белгородом — за этими сообщениями о возможном новом российском наступлении. Они будут к этому готовы. Думаю, ВСУ позаботятся о том, чтобы у них было достаточно потенциала в районе Бахмута, чтобы продолжать останавливать российские усилия там. Но по-настоящему главное место приложения усилий — это Юг, а конечная цель — изоляция Крыма.

В Крым ведут только две дороги: Керченский мост и сухопутный мост. По Керченскому мосту удар уже наносился. Уверен, визиты туда будут повторяться и повторяться. Сухопутный мост, который проходит через Мариуполь и Мелитополь, уже подвергается ударам. Я уверен, что удары будут продолжаться.

С течением времени Крым начнет выглядеть западней, он станет непригодным к использованию для Черноморского флота, ВВС и других российских сил.

— Если Путин и Лукашенко примут решение о вторжении сухопутных войск с севера, каков вероятный сценарий развития событий на поле боя?

— Думаю, Кремль хотел бы, чтобы Украина и все мы переживали из-за этого, чтобы отвлечь наше внимание от тех мест, где идут настоящие боевые действия, чтобы Киев был вынужден направить туда свои силы против возможной угрозы. Но я не вижу там современной, хорошо обученной и мощной силы. Уверен, что в какой-то момент что-то там появится, но если мы с вами знаем об этом, то наверняка и разведки США, Великобритании, Украины тоже об этом знают и наблюдают за этим. Думаю, что на этом направлении не должно быть сюрпризов.

Не уверен, что руководство в Минске хочет участвовать в этом. Как я уже отмечал ранее, полагаю, они видят, что Россия проигрывает и что российские вооруженные силы не такие, как мы все думали. Я также думаю, что Лукашенко знает, что если 10 (или около 10) батальонных тактических групп белорусской армии будут пущены в бой, то они будут уничтожены почти сразу. Они не на том уровне готовности, чтобы быть способными воевать эффективно. Не знаю, захочет ли Лукашенко потерять свою маленькую армию.

Также не уверен в том, что люди в Беларуси, даже военные, хотели бы быть частью этого. Не думаю, что между Беларусью и Украиной существует такая неприязнь, как между Россией и Украиной.

Думаю, есть много факторов, которые свидетельствуют против того, чтобы Беларусь играла важную роль, помимо предоставления России разрешения на транзит, что является нарушением суверенитета страны.

Надеюсь, что белорусы сделают то, что они сделали во время Второй мировой войны, превратив жизнь для тыла оккупантов в ад, как они сделали для Вермахта, где партизаны постоянно атаковали немецкие конвои и железные дороги. Надеюсь, что эта традиция вернется, когда белорусы, защищая суверенитет своей страны, будут пытаться останавливать, прерывать российские коммуникации, движение конвоев и поездов.

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».